За что бежавшему в США пастору Максиму Максимову дали 5 лет тюрьмы?

В редакцию «Славянского Сакраменто» попала копия приговора по делу казахского пастора, основателя протестантского телеканала CNL Максима Максимова. Согласно материалам суда, пастор Максимов, его супруга Лариса Максимова и другие сотрудники церкви не только мошенническим образом присваивали богатства попавших в церковь прихожан, но и совершали тяжкие преступления в отношении несовершеннолетних. Бежавший от уголовного преследования в США пастор отрицает все выдвинутые против него обвинения, в свою очередь упрекая власти Казахстана в преследованиях по отношении к церкви.

Дело Максимова слушалось в Специализированном межрайонном суде по делам несовершеннолетних города Алматы на протяжении года.

Согласно обвинениям городского суда, бежавший в Америку проповедник занимался противоправными действиями, а именно совершил ряд тяжких уголовных преступлений «против личности, против собственности и против порядка управления». В деле приводится десяток случаев, когда подсудимые с помощью религиозного гипноза отбирали имущество у верующих.

«В 1991 году у Максимова возник преступный умысел, направленный на создание и руководство религиозным объединением, деятельность которого сопряжена с причинением вреда здоровью граждан, в отношении двух или более лиц, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, путем применения техники психологического и психотерапевтического воздействия с целью причинения психологического вреда здоровью и хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, в крупном размере, с использованием информационных технологий и методов введения потерпевших в состояние измененного сознания (транса)», – говорится в деле суда.

Напомним, что известный протестантский пастор и телепроповедник в начале 90-х организовал Библейский центр «Новая жизнь» и Церковь христиан веры евангельской «Новая жизнь» в городе Алматы. Также он являлся основателем и президентом первого русскоязычного христианского телеканала CNL, вещавшего из Казахстана.

«Подсудимый исполнял наиболее активную преступную роль в качестве главного руководителя религиозного объединения. В ходе осуществления деятельности религиозного объединения «Новая жизнь» в середине 2001 года подсудимый Максимов вступил в предварительный сговор с Заикиным и своей супругой Максимовой, распределив им преступные роли в качестве заместителя пастыря и пастыря женского служения», – сообщает прокуратура Алматы.

Давая оценку деятельности пастора, судебные эксперты пишут:

«Осуществляя свой преступный умысел, учредитель Максимов и активные участники религиозного объединения Максимова и Заикин под видом благотворительной, религиозной, миссионерской деятельности проводили на территории города Алматы регулярные мнимые богослужения, в ходе которых с целью осуществления корыстного умысла применяли методы, способы и элементы психологического и психотерапевтического воздействия, путем применения внушения, телесно-ориентированной и когнитивно-поведенческой психотерапии, приемов нейролингвистического программирования в виде “крика, необычных слов, шепотной речи, рукоположения”, рефрейминга (словесного переформулирования чего-то, в результате чего оно приобретает иной смысл и содержание)…».

Далее в деле указываются имена граждан Казахстана, к которым, по версии следствия, Максимов с соучастниками «применили запрещенные методы».

«Подсудимые умышленно причинили потерпевшим Горбачевой, Харламовой, Харламову, Атабековой, Туткибаевой, Коноваловой, подсудимый Максимов причинил Мырзалиевой, несовершеннолетней Жанибек тяжкий вред здоровью с развившимся последствием в форме психического заболевания. Воспользовавшись психическим состоянием потерпевших, при этом продолжая использовать методы, способы и элементы психотерапевтического и психологического воздействия, направленные на формирование у потерпевших на подсознательном уровне установки о необходимости и обязательности материальных пожертвований в пользу церкви “Новая жизнь”, осуществляя свой преступный умысел, направленный на совершение мошенничества, действуя в группе лиц по предварительному сговору Максимов, Максимова и Заикин обманным путем якобы в качестве пожертвований похищали имущество потерпевших», – говорится в постановлении суда.

Как удалось узнать корреспонденту «Славянского Сакраменто» в суде города Алматы, потерпевшие Харламов и Харламова стали прихожанами церкви в 1996 г. и с этого времени находились под влиянием подсудимых. В качестве пожертвования на празднование Пасхи в 1997 г. они передали церкви принадлежащую Харламовой автомашину марки «Жигули» стоимостью 452 400 тенге ($1 200).«Одним из дорогих пожертвований была автомашина марки “ВАЗ-21093” 1993 года выпуска, которую они передали с ключами и техническим паспортом церкви в качестве Пасхального пожертвования, так как им внушили, что существует закон сеяния и жатвы, и для того, чтобы пожинать урожай, сначала нужно засеять, а дальнейшие пожертвования являются “удобрением и поливом почвы”. Во время посещения церкви для организации точки питания на территории церкви они по предложению служителей церкви взяли в долг 10 000 долларов США, которые вложили в развитие кафе. Впоследствии данное кафе забрал Максимов, а долг в сумме 10 000 долларов США ими был возвращен после продажи 5-комнатной квартиры в мкр. Орбита-3 за 45 000 долларов США. После того, как их материальное положение значительно ухудшилось и они остались без жилья, без работы, без средств на проживание, пастор церкви Максимов и другие служители церкви стали пренебрегать ими. Тогда (Харламов) стал осознавать, что действия служителей церкви являются обманом, направлены на получение имущества, пытался убедить в этом супругу. Но она продолжала посещать церковь, была убеждена в правильности церковных учений. Осознав противоправность действий пасторов, (Харламов) обратился с заявлением в правоохранительные органы. Просит суд взыскать моральный вред в сумме 70 000 000 тенге и строго наказать подсудимых», – говорится в мотивировочной части дела.

«Далее, продолжая использовать методы, способы и элементы психотерапевтического и психологического воздействия на потерпевших Харламова и Харламову, сформировав у них на подсознательном уровне установку о необходимости и обязательности материальных пожертвований в пользу церкви “Новая жизнь”, подсудимый Максимов, а с 2001 года подсудимые Заикин и Максимова в группе лиц по предварительному сговору ежегодно на Пасхальный Праздник неоднократно похищали у них якобы в качестве пожертвований денежные средства».

Более того, по версии прокуратуры, пасторы установили «необходимость обязательной передачи десятины, то есть 10% от всех видов дохода, а также еженедельных пожертвований».

Таким образом, подсудимые обманным путем завладели денежными средствами только одной семьи Харламовых на общую сумму в $14 тыс.

В деле приводится также ряд других случаев, когда подсудимые «по предварительному сговору и распределив роли» с помощью псевдохристианских установок занимались мошенничеством среди своих прихожан.

В деле Максимова перечисляются десятки эпизодов присвоения чужого имущества путем псевдо-духовного и психологического воздействия. Находясь под влиянием удачливого пастора, многие прихожане отдавали свои квартиры, машины и заработанные честным трудом деньги. В деле даже указывается случай, когда один из верующих отдал часть средств, вырученных за продажу комнаты в общежитии.

Следует также отметить, что, пользуясь духовным саном, пасторы вымогали финансы для стороннего бизнеса, к примеру, транспортного и продовольственного.

Другая потерпевшая по фамилии Горбачева дала показания о том, что они с матерью поступили в приходскую библейскую школу и постоянно отдавали десятину в казну церкви, а также в итоге потеряли все свое имущество.

Потерпевшая Атабекова на досудебном расследовании показала, что являлась членом церкви «Новая Жизнь» на протяжении нескольких лет и имела успешный бизнес — салон красоты «Этуаль».

«Все учения церкви были основаны на теории процветания: кто больше даст, тот больше получит, на проповедях приводились фразы из Библии: да не оскудеет рука дающего, просите, да дано будет Вам, стучите, да отворят Вам. Высшие духовные ценности сводились к “богу-банкиру”, который отвечает на все материальные требования и нужды. Все сопровождалось музыкальными ритмами, громкими фразами, внушением страха и сводилось к тому, что если ты не дашь, то жди от жизни только плохого. Такие слова Иисуса как “если хочешь быть совершенным, иди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи и следуй за Мной” расценивались как предложение выгодной финансовой сделки. Основным мотивом и целью этой организации было привлечение денег любыми способами», – свидетельствует Атабекова.

По словам потерпевшей, с обеспеченными прихожанами церкви Максимов «лично проводил бизнес-семинары, тренинги, создавались ячейки для бизнесменов, целью которых являлось привлечение денег с применением различных методик, имеющих психологическое воздействие на сознание человека».

В таком состоянии потерпевшие почитали за честь отдавать все, что они имели, в дар церкви и ее лидерам, «испытывая при этом радость и блаженство». Прихожан вовлекали в различные проекты, убеждая их делать вложения в готовые предприятия, не выдавая при этом никаких подтверждающих документов.

Атабекова приняла участие в компании по прокату лимузинов, куда вложила 12 000 долларов США, которые передала лично Максимову. Она безгранично доверяла служителям церкви и всегда посещала учения, торжества, банкеты, часто брала на себя расходы по организации и проведению мероприятий, выездных конференций, проводимых церковью «Новая жизнь», поступила на обучение в платный «Библейский колледж» при церкви. Не отдавая отчет своим действиям, ради учебы в колледже она уволилась с престижной работы в НАК «Казатомпром».

В колледже прихожан обучали не только цитатам из Библии, но и методикам привлечения людей, различным манипуляциям, психологическим приемам и «хитростям» для работы с новообращенными. Также они получали задания ходить по различным компаниям и организациям, посещать многолюдные места в городе для раздачи всевозможных буклетов, распространять различные призывы и приглашения, а по ночам расклеивать объявления в подъездах домов. Находясь в состоянии полной отдачи церкви, Атабекова оставила своих детей без внимания и заботы, вовлекла их в учение церкви, все свободное время они проводили в служениях с молодежью и были предоставлены сами себе. Она полностью жила жизнью церкви, была вовлечена во всевозможные молитвы, с раннего утра и до позднего вечера пребывала в окружении верующих. Атабекова была в числе так называемых «бизнес-даятелей» и спонсировала все церковные мероприятия за счет дохода от своего салона красоты.

Крупные «даятели» церкви освещались в телепрограммах CNL, их фотографии вывешивались в личном кабинете Максимова, что вызывало безграничное доверие к лидерам церкви. Помимо обязательного внесения десятины и целевых пасхальных взносов, на каждом служении прихожан обносили ведрами для пожертвований. Кроме того, существовали особые разовые пожертвования на развитие спутникового телевидения, приобретение здания, строительство, решение различных проблем как церкви, так и отдельных ее членов, а также на особые прошения по конкретным вопросам.

Примерно в 2005 году Максимов познакомил Атабекову с неким Галушкиным, который на тот момент вел активную проповедническую деятельность. Галушкин часто сопровождал Максимова в его поездках. В период общения с Галушкиным и Максимовым под влиянием учений о процветании и вложении денег в успешных людей и их предприятия Атабекова отдала практически все свои сбережения и имущество.

«Психологическое воздействие и давление было до тех пор, пока она не потеряла все: деньги, работу, бизнес, квартиру, которую заложила в банк, получила кредит и передала все деньги церкви. После случившегося она обратилась к Максимову за помощью, на что Максимов отказался, и к ней резко пропал интерес со стороны лидеров. Ее сына отстранили от служения, ее полностью стали игнорировать, при этом избавлялись от всех доказательств причастности (Максимова) к ней и Галушкину, убрали все фотографии лидеров, в том числе ее, из кабинета Максимова. Были вывезены документы, компрометирующие их деятельность, уничтожены видеокассеты, записи о поездке в Израиль, проповеди и рекламные буклеты Галушкина, закрыта продажа книжного отдела и отдела видеокассет, распространение рекламных буклетов, вывезена из церкви вся теневая бухгалтерская документация. В один момент с ней перестали общаться практически все, кого она считала друзьями по вере. В поисках выхода из этого состояния Атабекова обратилась в Центр психиатрии, так как у нее была депрессия, начались очень сильные головные боли, сердечные приступы», – узнаем мы из дела суда.

Только у прихожанки Атабековой «служителям Христовым» удалось выманить свыше $100 тыс., говорится в окончательном приговоре.

«В период посещении церкви в 2005 г. она передала Максимову 12 000 долларов США на развитие лимузинного бизнеса. После в церкви ей навязали идею о расширении границ бизнеса, в связи с чем она продала свою пятикомнатную квартиру за $400 000, из которых она передала в качестве “десятины” 10 000 долларов США в церковь, а оставшиеся $390 000 отдала Галушкину на хранение. Из этой суммы $55 000 остались у Галушкина. За 8,5 лет пребывания в церкви в общей сложности она отдала десятинами Максимову примерно $10 000. Кроме того, еженедельно, каждое воскресенье вносила разовые пожертвования от 5 000 до 15 000 тенге, что за 8 лет составляет в среднем 960 000 тенге. Передавала ежегодные пасхальные пожертвования по 1500-2000 долларов США, что за 7 лет составляет 14 000 долларов США. Помимо этого, она являлась партнером телеканала CNL и сдавала на подписку по 1000 долларов США на протяжении полутора лет, что в общей сложности составляет 18 000 долларов США. Также в начале 2006 г. продала бизнес–помещение салона красоты “Этуаль” за 450 000 долларов, из которых 20 000 долларов США передала церкви в виде десятины. Имеется заочное решение о взыскании в гражданском порядке с Галушкина суммы долга в размере 6 849 529 тенге и 18 150 000 тенге, но Галушкин от нее скрывается».

Уточним, что некий Галушкин является сотрудником Максимова по «церковному бизнесу».

Каким образом происходило мошенничество

Служители церкви Максимов, Максимова и Заикин настоятельно убеждали обязательно вносить пожертвования. Прихожанам говорили, что, что отдавая что-то, они получат в несколько раз больше, а в случае отказа от пожертвований обещали отлучение от веры, изгнание из церкви, различные несчастья.

Потерпевшая Харламова показала, что в период с 1989 по 1996 годы часто болела различными заболеваниями, врачи не могли установить диагноз. Тогда в апреле 1996 года по предложению подруги она посетила с супругом и дочерью церковь «Новая жизнь», где пастор вел проповедь, после которой собирались пожертвования. С того момента она регулярно посещала с дочерью все собрания церкви «Новая жизнь» и выполняла все требования церковных служителей о пожертвованиях.

Скачать приговор суда в отношение пастора Максима Максимова полностью

«Ее практически зомбировали, программировали на то, чтобы все больше и больше пожертвований несла в церковь, призывала людей идти в “Новую жизнь”. Дети росли без родительского внимания, в церкви заверяли, что Бог позаботится о ее детях, если она будет заботиться о церкви и творить “Божьи дела”. За все время посещения церкви она ежемесячно сдавала десятину, то есть десятую часть всех доходов. Если у прихожан не было денег, то им рекомендовали писать обещание о сдаче определенной суммы денег и помещать его в ведро для пожертвований, после чего их терзало чувство долга, они находили деньги и “возвращали долг Богу”. Также были программы по сбору пожертвований: Пасхальное пожертвование, миссионерское служение, кормление голодных, тюремное служение; милосердие и т. д.», – говорится в деле пастора Максимова.

Когда умер отец Харламовой, на похоронах присутствовал церковный служитель Шмидт из США, которому она передала для церкви свое кольцо с бриллиантом, чтобы ее отцу «открылись врата рая».

«Потерпевшая Харламова в результате своего доверчивого отношения к мошенникам потеряла все свое состояние и просит суд взыскать причиненный материальный ущерб в размере $30 тыс. и моральный вред в сумме $260 тыс., и строго наказать подсудимых», – говорится в материалах дела.

Другая потерпевшая по фамилии Мырзалиева показала, что она и ее семья пришли в церковь «Новая жизнь», членами которой они состояли несколько лет, жертвовали на развитие телеканала CNL, слушали проповеди Максимова, а затем столкнулись с проблемами семейного характера; одна из дочерей даже попала в психдиспансер с диагнозом «шизофрения».

«Когда они в первый раз пришли в церковь, их радушно встретили, взяли их анкетные данные, завели в зал, где было многолюдно, со сцены велись проповеди, люди танцевали, были в приподнятом настроении, на взводе, выкрикивали “Аллилуйя”, “Аминь”, играла громкая ритмичная музыка. После этого по залу пустили красное ведро, куда люди опускали конверты с деньгами. Далее их с матерью завели в другую комнату, где напоили чаем со сладостями и провели разъяснительную работу, рассказали о роли Иисуса Христа. После проведения разъяснительных работ их разделили по “домашним ячейкам”, она была определена в “подростковую ячейку”, ее младшая сестра Жанибек Жулдыз попала в “детское служение”, а мать была определена во “взрослую домашнюю ячейку”. С этого момента она против своей воли по требованию матери в будние дни посещала церковь, а по воскресеньям они все вместе посещали церковь, где ее мать опускала в ведро конверт с деньгами. Ее мать находилась под влиянием церковных служителей, где ей внушали выдержки из Библии: “…оставь отца и мать и иди за мной…”, “…нет пророка в родном отечестве…”, “…не оставляй своего собрания…”. В связи с этим, будучи под влиянием церкви, мать не ухаживала за своей больной матерью, не пришла на ее похороны, выселила своего отца из дома через суд. При богослужениях люди под воздействием музыки и проповедей зачастую падали в обморок, плакали, смеялись и вели себя неадекватно. После открыли телевизионный канал CNL, куда ее мать отдала последние деньги. Их отец постоянно им отправлял деньги на проживание и питание, но мать все деньги относила в церковь. Мать запрещала им общаться со всеми, кто не ходит в церковь, – говорится в материалах суда. – Когда ее младшая сестра Жанибек Жулдыз училась в 1 классе, учителя ее хвалили, она была любознательной, способной девочкой. Но из-за посещения церкви и прослушивания проповедей Максимова ее сестра Жулдыз стала замкнутой, в ее поведении стали замечать отклонения. Жулдыз постоянно слушала записи проповедей Максимова, мать заставляла их читать Библию, слушать христианскую музыку. В 2012 г. из-за резкого ухудшения состояния Жулдыз они обратились в психиатрический диспансер, где ей поставили диагноз “Шизофрения” и поставили на учет. Она еженедельно вносила пожертвования по 500 тенге, что за 9 лет составляет 234 000 тенге», – рассказывают документы следствия.

Согласно материалам обвинения, Максимов действовал вместе со своей супругой Ларисой, «призывая прихожан церкви не поступать в учебные заведения, не идти в армию, не работать на светской работе, но — служить Богу».

Кроме того, в деле упоминается платный колледж «Новая Жизнь», который действовал под крышей церкви. По версии прокуратуры, фигуранты дела использовали его как еще одну фиктивную организацию для выуживания денег у доверчивых людей.

Бывшие прихожане 1500-тысячной церкви описывают богослужения «наигранными и подстроенными». По их мнению, все было поставлено так, чтобы «отбирать у прихожан деньги и никак им не помогать». В результате деятельности четы Максимовых многие из верующих остались без средств к существованию.

Каким образом Максимов «обрабатывал» своих прихожан

Опрошенные судом эксперты на основе обширной коллекции материалов (видео, проповеди, буклеты, телепрограммы, свидетельства потерпевших и т. п.) установили, что пастор Максим Максимов, его супруга Лариса Максимова и другие сотрудники церкви применяли запрещенные техники психотерапевтического воздействия и откровенно манипулировали чувствами прихожан. По законам Казахстана, данные техники могут использоваться только официально сертифицированными специалистами и только для устранения психических и поведенческих расстройств и психологических проблем.

«Причиненный потерпевшим вред здоровью квалифицирован как тяжкий… У адептов, практически здоровых психически, но имеющих склонность к невротическим формам реагирования, легко внушаемых и незрелых, возможно возникновение психических и поведенческих расстройств при применении пасторами методов психологического и психотерапевтического воздействия. Подэкспертные могут давать показания, при проведении исследования было установлено, что мышление и память не нарушены, заболевание носит волнообразный характер. Примененные подсудимыми методы суггестии, когнитивно- поведенческой, телесно-ориентированной психотерапии, нейролингвистического программирования, техники Эриксоновского гипноза привели потерпевших к психическому расстройству. При этом подсудимые, не имея соответствующего сертификата, применяли вышеуказанные методы, что запрещается. Для применения вышеуказанных методов требуется лицензирование, участие врача-психотерапевта, психиатра или медицинского психолога, имеющих соответствующие сертификаты специалистов является обязательным, данные лица должны определить противопоказания применяемых методов к определенным лицам. Зависимость, в том числе от алкоголизма, наркомании, которая могла иметь место в подэкспертных до посещения церкви, впоследствии при посещении церкви и применении запрещенных методов могла перейти в другую зависимость и осложниться», – говорится в экспертизе суда.

В суде описали схему по отъему денег у доверчивых граждан: вначале идет прославление и песнопения, потом на сцену выходит один из служителей церкви, которым может быть любой из приближенных Максимова. Сами Максимов, Максимова и Заикин призывали прихожан к пожертвованиям, а именно цитировали стих из Библии для того, чтобы человеку легко было отдавать деньги в надежде получить все то, о чем просил у Бога.

«Максимов проводит проповедь, где артистично, с шутками, громко, с улыбкой на лице, в интенсивном режиме, перемежая смехом, проводит длительную проповедь. Максимов часто призывает адептов вставать, вытягивать руки, иногда он произносит речитативом непонятные слова. Присутствующие всецело поглощены процессом во время богослужения, внимательно слушают проповеди, активно выполняют все указания Максимова: поднимают руки, поют. Повторяют за Максимовым слова, закрывают глаза, раскачиваются. Во время богослужения на сцене Максимов проводит процедуру “рукоположения” на грудь и лоб ребенка, читает молитву и быстро произносит непонятные слова. Затем он просит адептов поднять руки, сказав, что “эта процедура не гипноз”, начинает произносить слова шепотом. Адепты повторяют за ним слова: “Господи благослови. Боже удали все проклятия…”; завершается сеанс аплодисментами», – читаем мы в деле Максимовых.

На видеозаписи от 23 сентября 2001 г. запечатлено мероприятие, которое начинается громкой музыкой и с призывом «Аллилуйя, слава Господу». Процесс «разогрева» продолжается песнопением, пусканием дыма и цветомузыкой, в это время прихожане стоят и раскачиваются с приподнятой правой рукой. Среди них находятся Максимов и Максимова. После «разогрева» прихожан на сцену выходит Заикин, который сначала в обычном темпе, а затем нарастающим тембром голоса произносит слова, периодически поднимая руку кверху. Он с громкими словами призывает к пожертвованиям в виде даяний, потому что «ты получаешь только тогда, когда ты даешь. Даянием высвобождаешь силу Божью». Периодически он повторяет: «Аллилуйя», затем перед выходом Максимова начинаются песнопения; одновременно по залу ходят сотрудники и собирают даяния.

На другой записи запечатлено воскресное собрание, во время которого Максимова после «разогрева» выходит на сцену, произнося речитативом непонятные слова и звуки, затем просит всех помолиться, при этом у нее правая рука приподнята, а глаза прикрыты. Она объявляет этот день «Праздником десятин», ведет проповедь о том, что отказ от приношения десятины — это обкрадывание Бога, проклятие и действие дьявола. Далее служение продолжается приношением десятины в ящик, который расположен по центру, впереди сцены. Рядом с ящиком стоят ведра, в которые многие адепты также складывают конверты. После выходит Максимов и громко, в нарастающем темпе произносит молитву, делая ударения на ключевых понятиях. Он призывает адептов отпраздновать Рождество и приобрести билеты, после чего вновь произносится молитва с просьбой щедрого пожертвования.

По версии прокуратуры Казахстана, в момент пожертвований пострадавшие прихожане находились в эмоциональном расстройстве, их состояние психики было крайне неустойчивым, как правило, у них обнаруживалась «незрелость личности», недоверчивость, одновременное наличие истероидных и возбудимых черт, крайняя неустойчивость и изменчивость настроения, а также социальная дезадаптированность.

Из индивидуально-личностных особенностей у бывших прихожан обнаруживаются неустойчивость состояния, неуверенность в себе, боязливость, тревожное ощущение, примитивность личности, демонстративность, черты возбудимости, крайняя неустойчивость и изменчивость настроения. В тоже время медики отмечают у них «инфантильную браваду уверенности и решительности, стремление представить себя с положительной стороны, чрезмерную активность и стремление соответствовать требованиям окружающей среды». Жертвы протестантских священников «застревали» на значимых переживаниях, были склонны к внушаемости, дистанцированию, ограничительному поведению и ограничению контактов в психотравмирующих и фрустрирующих ситуациях, проявляли склонность к замкнутости, к уходу в мир собственных переживаний.

Некоторые из жертв Максимова испытывали галлюцинации и другие психические расстройства.

«В структуре индивидуально-личностных особенностей Харламова обнаруживаются: отгороженность от внешнего мира и избирательность в социальных контактах со склонностью ориентироваться на внутренние критерии при принятии индивидуально значимых решений. Отмечается хороший контроль над собственным поведением и эмоциями. Вместе с тем, подвластен влиянию окружающей среды, зависим от мнения значимых лиц, склонен к аффективным переживаниям, а при возникновении субъективно сложных ситуаций легко фрустрируется, однако в силу высокого контроля и интравертированной направленности не склонен к активным действиями, а ждет, когда ситуация разрешится сама по себе или ее разрешат другие люди», – отмечают судебные эксперты.

В ходе анализа представленных материалов дела прослеживается, что используемые Максимовым, Максимовой и Заикиным методы психотерапевтического и психологического воздействия на подсознательном уровне направлены на формирование установок о необходимости и обязательности материальных пожертвований. Отказ от пожертвований рассматривается как полное отторжение от церкви и Бога, а также как невозможность дальнейшего процветания адептов, что способствует формированию в их сознании страха и повышению уровня тревожности.

Приговор

«Таким образом, Максимов создал и руководил религиозным объединением, деятельность которого сопряжена с причинением вреда здоровью, а подсудимые Максимова и Заикин принимали активное участие в деятельности данного религиозного объединения. Подсудимые совершили умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении двух и более лиц, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно. Также Максимов, Максимова, Заикин совершили мошенничество, то есть хищение чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, неоднократно, в крупном размере», – говорится в окончательном приговоре суда.

Сообщается, что пастор Максим Максимов объявлен в межгосударственный розыск. В настоящее время он находится на территории США.

Ввиду того, что Максимов, Максимова и Заикин ранее не были судимы, а также предоставили суду благодарственные письма за благотворительность, суд признал наличие смягчающих обстоятельств. При этом по части обвинений подсудимые были оправданы.

С учетом всех обстоятельств дела суд назначил Максимову наказание в виде лишения свободы на 5 лет с конфискацией нечестно нажитого имущества (3 дома и 1 квартира). Также Максимова лишили права занимать руководящие должности в религиозных объединениях.

Лариса Максимова получила 4 года тюрьмы с конфискацией имущества.

Помощник пастора Сергей Заикин получил 4 года тюрьмы.

Власти Казахстана также конфисковали у осужденных многочисленную офисную технику и 1 пистолет с патронами.

Кроме того, сообщается о ликвидации банковских счетов в пользу потерпевших и государства и оплате расходов на лечение потерпевших из конфискованных средств.

Максим Максимов отрицает свою вину

На своей странице в Фейсбуке харизматический проповедник разместил пост с опровержением основных тезисов государственного обвинения.

Говоря о лишении права заниматься религиозной деятельностью, Максимов задается вопросом:

«Это самый большой шок. Судья это бог? Кто ставит на служение? Вот казахстанский судья постановил, что Максим не может служить в христианской церкви руководителем или епископом? С каких пор светский судья решает, кого Бог ставит в церкви на служение?»

Осужденный также утверждает, что в деле имеется масса нестыковок и ошибок. В частности, он указывает, что никогда не встречался с некоторыми из жертв, и нет никаких доказательств того, что он либо его коллеги брали у них деньги.

«Согласно окончательному обвинению, прокуроры и следователи выяснили, что Максим Максимов, Лариса Максимова и Сергей Заикин собрались в 1991 году и создали преступную организацию (церковь “Новая Жизнь”) с целью хищения имущества и нанесения вреда здоровью. Бред, это понятно, но в действительности в это время, в 1991 и 1992 году, мы с Ларисой жили и учились в Швеции, где у нас родился первый сын. Как же мы могли родить сына в Швеции и в это же самое время создать “преступную” церковь? С другой стороны, Сергею Заикину было в 1991 году лишь 16 лет, он в то время жил и учился в Темиртау, где вел греховный образ жизни и не был спасенным. Спустя 10 лет он станет служителем в Алматы. Но прокурор настаивал, что мы собрались в Алматы в 1991 году и создали преступную организацию. А все так называемые преступления имели место в промежуток между 1991 и 2001. В суде мы заявили, что это нелепо и глупо. Чтобы исправить это нелепую ошибку, судья в приговоре решила изменить даты, тем самым она перечеркнула работу следствия и сама помогла прокурорам. Разве может судья помогать прокурорам?»

«Они говорят вам, что ваша вера это лишь “мнимые богослужения”, ваши таинства это “психологическое воздействие”, молитва это сеанс гипноза. Завтра вам будут запрещать думать об Иисусе и собираться для молитвы», – заключил проповедник.

Максимов идет дальше и сообщает, что следователи и силовики якобы предлагали, чтобы подсудимые «запилили взятку в размере 300 тыс. долларов, чтобы закрыть дело».

«Думаете, надо было соглашаться с этими преступниками? Нет! Они думают, что христиане будут всегда молчать, они будут над нами издеваться, судить, наказывать, убивать, а мы будем молчать. Я думаю, что они ошиблись. Мы можем терпеть, но мы не терпилы!» – заключает находящийся в изгнании Максимов.

Мы обращались за комментариями как к официальным представителям церкви, так и к самому Максимову, но никто из них не согласился ответить на наши вопросы.

Руслан Гуржий, SlavicSac.com