В прошлом году Федеральный суд штата Калифорния опубликовал бывшие ранее закрытыми документы, которые проливают свет на существование настоящей риелторской мафии в рядах Славянской миссионерской церкви «Вифания» в Сакраменто. В судебных делах о махинациях, имевших место как минимум в 38 сделках с недвижимостью, фигурируют в том числе представители высшего руководства этой религиозной общины иммигрантов. Целых пять лет мафия христиан-риелторов с помощью дорогостоящих адвокатов отбивалась от обвинений в Федеральном суде, чтобы затем в конце концов понести наказание за крупный сговор против американских финансовых учреждений и членов славянской диаспоры Сакраменто.

Read this article in English

На верхнем фото (слева направо): Вера Кузьменко, Петр Бондарук, Ольга Паламарчук, Петр Кузьменко, Надя Кузьменко, Вера Жирый

«Вера Кузьменко со своими сообщниками намеренно обманывала свою общину, злоупотребляя доверием своих жертв, нанесла урон их финансовому благополучию и негативно повлияла на региональную экономику, – говорится в итоговом докладе спецагента ФБР Мануэля Альвареса. – Надеемся, что данный вердикт послужит примером другим мошенникам. ФБР продолжит преследовать устроителей крупных финансовых афер с целью защитить экономику области и обеспечить правосудие для жертв преступлений».

Опубликованные документы Федерального суда в Сакраменто вскрывают тайную жизнь детей основоположников одной из самых больших и известных славянских протестантских церквей не только в США, но и, пожалуй, во всем Западном мире. Благодаря открытой информации сегодня широкой публике становятся известными преступления и постыдные деяния детей верующих родителей, основателей крупной религиозной общины в Калифорнии. Они участвуют в коварных заговорах друг против друга и против общества, подделывают документы, угрожают своим жертвам, лгут спецслужбам, мошенничают с финансовыми институтами США, отмывают миллионы долларов, а на полученные преступным путем деньги приобретают дома в элитных районах Калифорнии и Гавайев, драгоценности, наркотики, роскошные автомобили и дизайнерскую одежду.

Так, благодаря свежим стенограммам судебных заседаний, которые попали в редакцию «Славянского Сакраменто», открывается полная картина преступных действий кланов Кузьменко, Кебец и Бондарук, которые являются главными основоположниками и руководителями церкви «Вифания». Именно дети и родственники этих семейств составляли костяк преступной группировки и, по заявлению ФБР, обкрадывали славянскую диаспору Сакраменто.

Напомним, что половина семьи Кузьменко в данный момент находится за решеткой.

Глава и мозг преступной группировки Вера Кузьменко получила 14 лет заключения и была помещена в федеральную женскую тюрьму легкого режима в округе Аламида (штат Калифорния).

 

Ее брат Петр Кузьменко был приговорен в общей сложности к 27,5 годам федеральной тюрьмы (срок заканчивается в 2032 г.). Он отбывает наказание в мужской тюрьме штата Канзас.

Их сестра и соучастница, Надежда Кузьменко, получила 8 лет лишения свободы. Однако, как недавно сообщили корреспонденту «Славянского Сакраменто» в Федеральном бюро тюрем, в ноябре прошлого года она была выпущена на свободу на время рассмотрения апелляции под залог в четверть миллиона долларов.

Анна Кузьменко (Сорокина) также была признана виновной по двум статьям федерального законодательства.

Муж Веры Кузьменко, Эдуард Шевцов, был приговорен к 8 годам заключения. Он отбывает свой срок в частной тюрьме в штате Оклахома.

По параллельному судебному делу отбывают наказание Ольга Паламарчук (5 лет и 10 месяцев тюрьмы) и сын пятидесятнического епископа Петр Бондарук (5 лет и 11 месяцев). 46-летний Петр Бондарук находится в федеральной тюрьме города Тафт (округ Керн, Центральная Калифорния) и должен будет выйти на свободу в декабре 2020 г.

Как удалось выяснить «Славянскому Сакраменто», Ольга Паламарчук, специалист по займам лендинговой компании Capital Mortgage Lending, делит нары вместе с Верой Кузьменко в женской тюрьме Дублина (округ Аламида).

Александр Кузьменко также был приговорен федеральным окружным судьей Гарландом Барреллом к двум годам и трем месяцам тюремного заключения. Вместе со своими сестрами он заполнял фальшивые налоговые декларации в компании VK Tax Services. Сейчас он отбывает заключение в Сакраменто.

Вера Жирый, 38-летняя племянница Ольги Паламарчук-Кебец, должна была отбывать свой срок (3 года и 1 месяц) в том же пенитенциарном заведении до мая 2018 г., но совместно с Надей подала на апелляцию и вышла на свободу в апреле прошлого года.

Недавно некоторые члены местной «армянской мафии», участвовавшие в мошеннических сделках с Кузьменко, также были признаны судом виновными.

Агенты ФБР пришли к детям епископа Бондарука

Не все знают, что в рамках дела «Кузьменко – Палaмарчук – Бондарук» в суд (правда, в качестве свидетеля со стороны защиты) был вызван также один из основных пасторов церкви «Вифания» и директор миссионерской школы – Павел Бондарук.

Дело в том, что в начале 2000-х Павел имел риелторскую лицензию штата Калифорния и промышлял заключением сделок в сфере недвижимости. В ходе следствия выяснилось, что пастор занимался продажей как минимум одного из домов, мошенническим образом приобретенных его братом Петром.

Благодаря незаконным схемам купил два дома и младший сын епископа – Марк Бондарук, к которому также постучались в дверь агенты ФБР.

Совершить сделку с помощью фальшивых документов ему помогла владелец VK Tax Services Вера Кузьменко. Это выяснилось благодаря сделанным в ходе следственных мероприятий аудио- и видеозаписям подсудимых, которые тайно передала ФБР родственница семьи Наталья Кислица (Кузьменко).

«Если они (власти) будут сажать всех, то они всех посадят», – говорит на аудиозаписи Кислица, обращаясь к Ольге Паламарчук.

«Они (агенты ФБР) перевернули весь город, они также пришли к двум братьям Бондарукам», – отвечает ей собеседница.

«К какому из Бондаруков, к Сашке?» – переспрашивает Кислица.

«Нет. К Марику», – уточняет Паламарчук.

Славянская пресса и церковь участвуют в «раскрутке» мошенников

Напомним, как действовала пресловутая схема группировки «Кузьменко – Палaмарчук – Бондарук», которая, как высказывалась американская пресса, десять лет назад помогла раздуть ипотечный кризис в США и по всему миру.

Все начиналось с иммигрантки из Эстонии – 48-летней Веры Кузьменко, которая проживала в столице Калифорнии, Сакраменто, и занималась заполнением налоговых деклараций, преимущественно для выходцев из бывших республик СССР.

Вера активно рекламировалась на радио и в русскоязычных газетах (которые с позволения пасторов регулярно распространяются в местных церквях), зазывая не владеющих английским языком прихожан «сделать налоги». Особенно настойчиво продвигало мошеннический бизнес семьи Кузьменко лидирующее в славянском обществе рекламное агентство «Афиша», которoe включает в себя газету “Диаспора”, рекламный справочник “Афиша” и «Русское Радио», с завидной регулярностью публиковало объявления Веры Кузьменко и риелтора Павла Бондарука. Несведущие и зачастую малообразованные люди приходили по объявлению в офис VK Tax Services, и начиналось самое интересное: в процессе оформления документов для Налоговой службы им предлагали заодно прикупить недешевый домик где-нибудь в районе Сакраменто.

Что примечательно, издатели «Афиши» рекламировали нечестный бизнес семейства Кузьменко вплоть до оглашения приговора. (А некоторые СМИ продолжают это делать даже после тюремного заключения последних). Причем я убежден, что пасторы славянских церквей (включая Адама Бондарука) как минимум были в курсе грязного бизнеса своих прихожан и родственников, однако это нисколько не мешало им продолжать наглое проталкивание нечестивых интересов своих детей среди доверчивых прихожан. Одно из двух: либо им тоже платили «откаты» или проценты со сделок, либо, как минимум, они получали бесплатный пиар в распространяемой под крышами их церквей светской прессе. Ибо всем известно, что в городе между традиционной прессой и консервативными церквями существует негласный уговор: вы не трогаете наш бизнес, а мы не выбрасываем ваши издания из церквей и не травим вас перед нашими прихожанами. Этот тандем с давних пор достаточно успешно функционирует не только в Сакраменто, но и во многих других городах США. Но это уже тема отдельной статьи.

Вернемся к нашему расследованию. В налоговых декларациях клиентов VK Tax Services Кузьменко и ее подельники дописывали нолики, как доказательства платежеспособности покупателя, после чего эти декларации направлялись в лендинговые компании и банки. И – о чудо – добротная калифорнийская недвижимость становилась собственностью неимущих переселенцев из СНГ!

Но лишь на недолгий срок.

Пожив несколько месяцев в приобретенных неправедным образом домах, злоумышленники нанимали «карманных» строительных подрядчиков наподобие компании Pete’s Pool, принадлежащей Петру Кузьменко. С помощью этих подрядчиков в домах якобы проводилась реновация, благодаря чему их стоимость в глазах банков значительно повышалась. Иногда жилая недвижимость с помощью подкупов или знакомств перефинасировалась, что тоже значительно увеличивало маржу при продаже. Затем дельцы брали в банках крупные кредиты под залог недвижимости, обналичивали чеки и… внезапно прекращали месячные платежи по займам. В результате дом либо попадал на «короткую продажу» (short sale), либо отчуждался банком и выставлялся на торги по себестоимости.

Таким образом финансовые институты Америки оставались с носом. А пока дом уходил с молотка, предприимчивые славяне еще и успевали нелегально зарабатывать на ежемесячной ренте от своих соотечественников-арендаторов.

Наполеоновские планы по захвату окрестностей Сакраменто заговорщики обсуждали на семейных советах, а также на даче семьи Кузьменко на Гавайях, где, согласно материалам суда, регулярно отдыхала вся группа: Вера, Надежда, Наталья и Петр Кузьменко совместно с Петром Бондаруком и его любовницей Ольгой Паламарчук-Кебец.

«Верка втянула в дело всю мафию»

Наталья Кислица приходилась семье Кузьменко родственницей – она была замужем за старшим братом семейства, Владимиром Кузьменко, однако в 2009 г. развелась с ним. То ли чувство неприязни к клану Кузьменко, то ли нежелание делить с ними тюремные нары, то ли все вместе взятое сыграло злую шутку со злоумышленниками-славянами. Кислица присутствовала на многих встречах с Кузьменко, а также работала на ресепшене в офисе VK Tax Services, поэтому была в курсе внутренних дел компании.

Так или иначе, агенты ФБР завербовали Кислицу в свою команду и дали ей задание спровоцировать мошенников на откровенность и записать их разговоры. Не подозревая об этом, Ольга Паламарчук однажды отправилась выпить пива с Кислицей в местный ресторан и разболтала ей свою секретную схему быстрого обогащения. Будучи послушным сексотом спецслужб, Кислица выудила у собеседницы признание и передала аудио- и видеозаписи федералам. Кроме Паламарчук, Наталия Кислица тайно записывала по заданию ФБР и других участников дела.

«Марк (Бондарук) купил дома и стал богатым, – в одном из разговоров с Паламарчук переспрашивала Кислица, – а Фейцер? Дерьмо. Все замешаны в этом».

«Верка втянула в дело всю мафию, – проговорилась Ольга Паламарчук, не подозревая, что ее прослушивает ФБР с помощью “подсадной утки” – Натальи Кислицы. – Она учила нас… У нас никогда не было столько денег!»

В определенный момент Вера Кузьменко сама приобрела дом за $1,2 млн в Розвилле. В результате мошеннических транзакций с этой недвижимостью подставная компания Markevich Home Improvement заработала $127 тыс., а сама Вера получила приличные комиссионные за сделку.

В другом заявлении на получение займа на дом по улице Carmelo Oaks Вера Кузьменко написала, что за 6 месяцев 2006 года доходы ее налогового бизнеса составили около $127 тыс. Однако в отчете IRS за 2006 год, по свидетельству федерального агента Фицпатрика, фигурирует другая сумма – примерно $46 тыс.

Наталья Кислица в 2006-2007 годах также приобрела один дом с помощью Веры Кузьменко. Он был куплен с помощью банковских займов, которые были получены на основании ложных сведений. Более того, при участии Веры Кузьменко на этот дом было наложено фиктивное обременение. В результате провернутой аферы Кислица получила «откат» в размере $125 тыс. Когда к Кислице пришли агенты ФБР, она по наущению Веры лгала им, однако вскоре созналась во лжи и стала сотрудничать с властями, одного за другим выдавая своих родственников.

Подельники рекрутировали простаков из славянского сообщества, у которых была хорошая кредитная история, но не было денег. В то время государство оказывало существенную помощь покупателям, впервые приобретающим недвижимость, и многие клюнули на слова Кузьменко: «Нет денег – купи дом!»

На что тратились деньги

Благодаря аудиопризнанию Паламарчук нам становится известно и то, на что тратились полученные деньги: участники схемы приобретали элитные автомобили, дорогостоящие украшения, одежду, развлечения; играли в казино и оплачивали долги.

Например, спустя всего пару дней после получения на свой счет $260 тыс. семья Натальи Кислицы (Кузьменко) приобрела недешевый автомобиль Cadillac Escalade, а также оплатила покупки на сумму $2,739 в магазине Macy’s.

Благодаря «революционным» идеям Веры Кузьменко деньги сыпались на непривыкших к роскоши иммигрантов из СНГ как из рога изобилия. Они буквально не знали, куда их девать, на что потратить, и некоторые, похоже, даже закапывали их в землю…

На аудиозаписи слышно, как, будучи немного подшофе, Паламарчук советует вкладывать краденые деньги в золото, так как если незаконные средства «положить в банк и приобрести дом или землю на чье-либо имя», то спецслужбы быстро выведут злоумышленников на чистую воду. Паламарчук даже предлагала Кислице отмывание легких денег с помощью некоего ювелирного бутика, где у нее была знакомая продавщица.

Петр Бондарук обводит всех вокруг пальца; его риелтором является его родной брат – пастор Павел

Жажда легкой наживы и наплевательское отношение к американским законам словно ржавчина поражает не только семейство Кузьменко, но и семью известного пятидесятнического епископа – Адама Бондарука.

Являясь любовницей Петра Бондарука, Ольга Паламарчук надеялась заработать побольше денег на их совместное будущее, однако вскоре поняла, что ушлый сын епископа обвел ее вокруг пальцa и «взял самый большой куш». Петр Бондарук прикарманил все нечестно заработанные финансы и «кинул» всю мафию, спустив деньги «то ли на казино, то ли на что-то другое».

«Бондарук (Петр – SlavicSac.com) вел себя безобразно – взял все деньги и потерял их, возможно, он их закопал, – сетовала Ольга в разговоре со сексотом ФБР. – Я думала, что он отдаст эти деньги своему брату на выплату дома, однако у него нет денег даже на бензин. Они были моими друзьями».

Разоткровенничавшись, Паламарчук призналась записывающей беседу Кислице в том, что Петр Бондарук незаконным образом «получил $150 тыс. с одного дома и $200 тыс. – со второго. Наличными».

Пастор Павел Бондарук

Осенью 2005 г. некая Инна Бейсикова за $615 тыс. выставляет на продажу дом по адресу 7784 Hyde Park Cr, Antelope, CA. Листингом недвижимости занимается родной брат Петра Бондарука – Павел Бондарук, являвшийся на то время риелтором, а по совместительству – одним из главных пасторов церкви «Вифания». Петр Бондарук приобретает дом на свое имя и получает $40 тыс. в качестве «отката».

Примечательно, что в процессе суда всплывают довольно странные вещи: Инна Бейсикова никак не может вспомнить, кто выставлял ее дом на продажу, хотя документы свидетельствуют о том, что это был пастор Павел Бондарук. Бейсикова просто-напросто говорит: «я употребляла наркотики», «я не помню». То же самое происходит и с Петром Бондаруком: он не может внятно объяснить детали своей риелторской деятельности, ссылаясь на внезапные провалы в памяти, которые возникли в связи с употреблением амфетамина.

Брат Павел изо всех сил пытается дистанцироваться от сомнительной сделки и утверждает, что акт купли-продажи дома на Hyde Park Cr вел уже другой риелтор, а он сам отошел от дел.

Так или иначе, на приобретенную недвижимость по подложным документам был получен заем на сумму в $465 тыс., который затем был перефинансирован с помощью агента компании Capital Mortgage Lending Ольги Паламарчук. После рефинансирования сумма займа на дом поднялась до $485 тыс. В процессе оформления займов и рефинансирования Паламарчук получает еще около 25 тыс. долларов. Именно в этот дом в один прекрасный день наведались агенты ФБР, обнаружив, что никаких работ по улучшению жилищных условий на самом деле не производилось, не было даже бассейна, упомянутого в поданных на рефинансирование документах. Дельцы соврали представителям финансовых структур, заявив, что владельцы якобы заплатили за бассейн $32 378 компании Pete’s Pool Service.

Петр Бондарук постоянно лжет

Заполняя анкету на рефинансирование кредита, Петр Бондарук указал, что в месяц зарабатывает $11 400 и имеет на счету около $26 000. Чтобы подкрепить легенду финансовой благонадежности Петра, его любовница и по совместительству вдохновитель схемы положила на его банковский счет $40 тыс. и подтвердила, что Петр арендует у нее жилье, описывая его как весьма благонадежного человека, который «всегда вовремя платит по счетам».

В данной анкете Бондарук также сообщил, что владеет автомобилем BMW стоимостью $25 тыс. и лодкой стоимостью $10 тыс.

В другом случае получения займа Бондарук указал в качестве залога автомобиль Lexus за $48 тыс., лодку за $35 тыс. и мебель за $36 тыс. – всего имущества на $507 тыс. Между тем его знакомые свидетельствуют, что Бондарук является чуть ли не бомжом и живет под крышей своих родителей.

На скамью свидетелей по этому эпизоду попал также Вадим Пекун, назвавший себя служителем славянской церкви в Сакраменто. Он рассказал, что с декабря 2006 по июль 2017 года вместе со своей семьей нелегально арендовал дом на Hyde Park Circle у Петра Бондарука. Порекомендовал ему эту вакантную недвижимость еще один сын епископа, Виталий Бондарук.

Пекун свидетельствует, что не замечал, чтобы в доме велись ремонтные работы, не говоря уже о наличии мифического бассейна.

Второй дом стоимостью $515 тыс. находится по адресу: 7737 Megan Ann Way в Антилопе. Он был приобретен Бондаруком в 2006 г. у семьи Василия и Валентины Мельник, которые позже переехали из Сакраменто в Южную Каролину. В суде Мельники сообщили, что обратились к Петру Бондаруку благодаря известности в славянской диаспоре его отца – епископа Адама Бондарука.

Один из приобретенных Петром Бондаруком домов по 7737 Megan Ann Way в Антилопе

На приобретение этого дома Бондарук получает ссуду в размере $521 тыс.

Как выяснилось после продажи, $100 тыс. с этой сделки в тайне от Мельников перешли на счет Веры Жирий, которая приходится родственницей Кузьменко. Участники аферы делятся легконажитыми финансами.

Заполняя документы на получение займов, Петр Бондарук постоянно врет: например, однажды он указал, что работает в собственной компании по ремонту автомобилей Pyotr’s Auto Motors и получает около $14 000 в месяц, а на счету в банке у него наличествует $24 тыс. Однако источник в IRS говорит, что Бондарук в 2004 г. заработал $7 тыс., в 2005 г. – чуть больше 8 тыс., в 2006 – $11 тыс., а за весь 2007 г. – около $6 тыс., при этом заплатив всего $480 налогов.

В другом случае, чтобы убедить банки в своей надежности как плательщика, Бондарук указывает в качестве места работы компанию по грузоперевозкам, принадлежавшую брату Ольги Паламарчук – Богдану Сверидану, который на суде показал, что не помнит, чтобы Бондарук когда-либо работал у него.

Вскоре приобретенное Петром владение на Megan Way было отчуждено за неплатежи по ипотеке. Из $100 тыс., полученных Верой Жирий, $40 тыс. в качестве «отката» отошло Паламарчук-Кебец, которая вдобавок получила четыре с половиной тысячи комиссионных. Всего в результате этих двух сделок Паламарчук обогатилась на $64 тыс.

Не имея ни легитимной финансовой истории, ни правдивых документов, Бондарук оформляет оба дома на себя и обналичивает банковские чеки на общую сумму свыше $100 тыс., говорится в судебных документах. Набрав домов, «обновив» их отделку, перефинансировав и взяв под залог недвижимости кредиты, Бондарук подает на банкротство и едет кутить в казино…

Украденные деньги Бондарука исчезают бесследно

Между тем, «опытная» Паламарчук, небезосновательно подозревая, что за ними следят спецслужбы, советует своим единомышленникам ни в коем случае не регистрировать имущество и автомобили на свое имя, а инвестировать в компании под чужим именем и даже «закапывать деньги в землю».

Деньги же Бондарука исчезают бесследно. Даже такая могущественная служба как IRS не смогла полностью их отыскать. В результате деятельности Бондарука банки понесли ущерб в размере как минимум полумиллиона долларов, говорят обвинители.

«Я не думаю, что (он) закопал (деньги – SlavicSac.com), – жалуется Паламарчук на аудиозаписи ФБР, – он один из тех, кто играет в казино – он проиграл, и все тут».

«Поэтому он так много пьет», – добавляет она.

В другом диалоге Паламарчук считает, что отец семейства Михаил Кузьменко «может помочь Верке закопать деньги в саду».

«Однозначно, отец поможет Верке закопать деньги тоже. Только затем он должен поставить на них херувимов, – смеется Ольга Паламарчук, продолжая: – Представь, полмиллиона долларов закопаны в саду».

В другом месте записи соучастники утверждают, что отец семейства Кузьменко отверг предложение своей дочери принять участие в схеме. Впрочем в судебных документах его имя мелькает в качестве поручителя за своих детей.

Подсудимые пытаются уйти от ответственности, обвиняя друг друга, банки, а также работавшую незначительное время в VK Tax Services и подозрительно погибшую впоследствии в Украине Мирославу Чекину.

Пастор Павел Бондарук: разве я сторож брату моему?

Между тем, покрывая грязные делишки своего сына, семья епископа Адама Бондарука идет на предсказуемый (но совершенно нерезультативный) ход. При посредничестве одного из старших пасторов церкви «Вифания» Ивана Гаврилюка они обращаются к судье Трою Л. Нюнли с просьбой помиловать «паршивую овцу». Так или иначе, официальная бумага из церкви не произвела никакого впечатления на судью, и в итоге сын прославленного епископа получил 6 лет лагерей не за веру в Бога или христианское поведение, а за обман американского общества.

Петр Бондарук был признан виновным по всем 4 статьям обвинения (мошенничество с почтой США, предоставление ложных сведений финансовым институтам и два эпизода отмывания денег).

Адвокаты Петра Бондарука идут еще дальше – во время объявления вердикта они просят судью отсрочить исполнение приговора, чтобы «сын известного епископа смог принять участие в церковных делах вместе с отцом».

Интересно, в каких церковных делах преступник и насильник Петр Бондарук может помогать своему отцу Адаму Бондаруку? Разве что воровать деньги из церковной кассы, или разносить причастие прихожанам, у которых не хватает ни смелости, ни смекалки поинтересоваться тайными делами церковных воротил?

Мне, как представителю славянской общины Сакраменто, было очень стыдно слышать такие нелепые отговорки славянских священников в стенах Федерального суда.

В суде Павел Бондарук утверждает, что не распознает подписи своего брата на поддельных документах, так как Петр – всего лишь «его брат, а не жена». В то же время пастор Павел пишет письмо к судье, где утверждает, что прекрасно знает своего брата и просит для Петра снисхождения.

После чтения десятков томов и 100 (!) тысяч страниц судебных дел в отношении банды «Кузьменко – Паламарчук – Бондарук» создается стойкое впечатление, что большинство из участников дела находились в наркотическо-алкогольном угаре (о чем некоторые из них так и заявляли в суде) и ничего не помнят: кто был риелтором, что покупали, какие документы подписывали, кто кому выписывал чеки и так далее. Когда им это выгодно, они прекрасно помнят происходившие десятки лет назад вещи, но когда им светит срок – они благополучно забывают вчерашнее, либо вовсе умалчивают, скрывают или дезинформируют следствие, в придачу прикрываясь верой в Бога и церковью.

В деле фигурирует еще один наследник епископа – Марк Бондарук

В аудиозаписи, сделанной Кислицей для ФБР, Ольга Паламарчук рассказала, что другой наследник епископа Адама Бондарука, Марк Бондарук, совместно с «молодым Фейцером крутят какие-то дела с Веркой».

И действительно, благодаря судебным документам выясняется, что, использовав свою мошенническую схему, Вера Кузьменко приобрела два дома на имя Марка Бондарука. Один из домов находится в Сакраменто по адресу: 4311 Carmelo Oaks.

Однако Марк Бондарук получил от судьи иммунитет и едва пролил свет на свои сделки. Известно лишь одно – младший Бондарук явно участвовал в темных делах Кузьменко, иначе зачем ему просить иммунитет от судебного преследования?

Здесь следует сделать отступление и подробнее рассказать читателям о схеме, применявшейся группировкой «Кузьменко – Паламарчук – Бондарук» при покупке и продаже недвижимости. Одной из частей схемы являлось якобы благоустройство участка либо самого дома с помощью компании Pete’s Pool Services. Что, естественно, отображалась в документах при продаже либо перефинансировании дома и повышало его оценочную стоимость, а значит – банк выдавал бОльшую сумму денег под залог недвижимости, которая вскоре «сбрасывалась» липовыми покупателями, перестававшими вносить платежи.

Вероятнее всего, именно это произошло и с домом, расположенным на 4311 Carmelo Oaks в Сакраменто: Марк Бондарук покупает жилище с помощью Кузьменко и на протяжении нескольких месяцев оплачивает заем. Затем он якобы не справляется с выплатами банку, и вскоре дом отходит за $650 тыс. Вере Кузьменко. Мимоходом Петр Кузьменко заявляет, что оборудовал на данном участке бассейн, берет с банков 45 тысяч за благоустройство недвижимого имущества и… делится «откатами» с другими участниками схемы.

На одном из заседаний суда Марку Бондаруку предъявили подписанный им счет на сумму в $45 тыс. за «обустройство» участка компанией Pete’s Pool Services (принадлежала Петру Кузьменко).

Бондарук настаивает, что совершенно не помнит подписанный им счет на строительные работы, как и то, что на дом было наложено обременение (Lien) в сумме $55 тыс. Он утверждает, что не заказывал улучшение жилищных условий, не проживал в доме, и вообще через 3-4 месяца дом пришлось продать «из-за нехватки денег».

Тогда Бондаруку было предложено опознать еще один документ, где от его имени дается обещание вернуть Кузьменко $55 тыс. И здесь Бондарук снова узнает свою подпись, а суть договора вспомнить не может, хоть убей.

В итоге от продажи этого дома Вера Кузьменко получила чек на $55 тыс. Однако детали этой сделки общественности не раскрываются, так как за свое свидетельство в суде против Кузьменко Марк Бондарук получает иммунитет. Другими словами, Бондарук пошел на сделку с ФБР и, похоже, «слил» Кузьменко.

«И он (Марк Бондарук) попросил иммунитет, несмотря на то, что не считает себя виновным!» – восклицает адвокат Веры Кузьменко Тодд Лера в своем заключительном слове.

Похожая история случилась и с другим домом Марка Бондарука. Сначала некая Мария Пухан покупает дом по адресу 3201 Mountain View Ave у Евгении Фейцер, жены пастора Николая Фейцера. Свидетельствуя в суде, сын пастора Павел Фейцер всеми силами поддерживает легенду о том, что дом нуждался в реновации, и Фейцеры якобы потратили на это $300 тыс. Затем дом перепродают Марку Бондаруку.

Дело в том, что и здесь стороне защиты требовалось доказать, что мошенники действительно занимались ремонтом приобретенных домов, в счет чего получали возможность перефинансировать недвижимость на более выгодных условиях.

Стоит отметить, что активно рекламирующийся в местных СМИ брокер Виктор Демчук из Capital City Real Estate некоторое время сотрудничал с Кузьменко, однако во время следствия сообщил ФБР, что отказался с ними работать, обнаружив их нечистоплотность. После этого Кузьменко обратились к другому брокеру по банковским займам – Аарону Нью. Своего нового брокера Вера Кузьменко подкупила, приобретя ему дом на Гавайях, по соседству со своим собственным.

Обращение к Бараку Обаме

Кстати, семья Веры Кузьменко обратилась к тогдашнему президенту Бараку Обаме с просьбой отпустить женщину на свободу, однако петиция едва собрала пару десятков подписей и заглохла.

«Моя мать – честная, трудолюбивая женщина. Она никогда не была жадной. Все клиенты по налогам любят ее. Мы никогда не вели экстравагантную жизнь, – писала в обращении к президенту дочь Веры, 13-летняя Джессика Шевцова. – Уважаемый Барак Обама, теперь я живу с дедушкой и бабушкой, и я боюсь, что вскоре, когда они умрут, я окажусь в приемной семье».

В поддержку семьи Кузьменко было собрано более 700 подписей от членов славянской общины, в том числе прихожан церкви «Вифания». Среди многочисленных писем, направленных судье Мендезу, можно отметить обращение одиозного украинского политика, кандидата в Верховную Раду 2006 г., основателя партии «Справедливая Украина» Анатолия Пехотина.

Родители Михаил и Нина Кузьменко в письме судье пишут, что в детстве Вера преследовалась за свои христианские убеждения на родине, а здесь, в Америке, была использована Эдуардом Шевцовым и является жертвой их семейных и деловых отношений.

Защищает Кузьменко и сын старшего пастора Павел Бондарук, некоторое время работавший с Верой в одном офисе на юге Сакраменто.

Глумление над верой родителей, наркотики и пьянки

В ходе записанных ФБР бесед подозреваемые рассказывают, как накачиваются алкоголем, предают друг друга и глумятся над верой, которую высоко чтят их бежавшие из Советского Союза родители-протестанты.

Несмотря на полное отсутствие уважения к обществу и каких-либо моральных принципов, из разговора Натальи Кислицы и Ольги Паламарчук выясняется, что подсудимые, боясь арестов ФБР, «просили в церкви молиться за проблему, только не говорили конкретно, за какую».

Тюремная реабилитация Петра Кузьменко – офис шерифа Скотт Джонса

В опубликованных документах суда подтверждается, что после своего первого ареста в 2011 году Петр Кузьменко попал в больницу с симптомами передозировки наркотическими препаратами. После этого инцидента он был снова помещен в тюрьму округа Сакраменто, где находился вплоть до вынесения вердикта и по предписанию суда проходил курс реабилитации.

«Как и Петр Бондарук, подсудимый являлся подставным покупателем недвижимости, он приобрел три дома, предоставив ложные сведения о своих доходах, благосостоянии и намерении проживать в этих домах. Он управлял крупной аферой своей сестры Веры Кузьменко. Он рекрутировал других подставных покупателей и платил им за это. Он даже завербовал собственную жену, мать своих детей, ставя ее свободу под угрозу из-за алчности…», – говорится в рекомендации к его заключению.

Прокуратура указывает, что ранее Кузьменко привлекался к ответственности за кражи, взломы, хранение наркотиков, а также продажу алкогольных напитков несовершеннолетним.

По известной схеме Петр Кузьменко приобрел 3 дома в районе Сакраменто, а его жена Анна Сорокина (Кузьменко) – 1 дом. Беря заем на один из них, Петр указал, что зарабатывает $35 тыс. в месяц. Один из домов Петр приобрел у своего брата Николая Кузьменко, который выступая фейковым продавцом, получил от этой сделки $85 тыс. Кстати, именно Николай Кузьменко затем заложил свою недвижимость для обеспечения выхода Нади Кузьменко из федеральной тюрьмы.

Петр Бондарук характеризуется как рецидивист, алкоголик и азартный игрок. Как свидетельствует Паламарчук, однажды он даже угрожал убить своего приятеля-армянина, и тут же умолял отвезти его в казино.

(Нажмите, чтобы скачать обвинение по делу Петра Бондарука)

Ранее он привлекался к суду не только за воровство и взломы, но и за такое преступление как насильственные сексуальные действия над спящей женщиной, о чем мы подробно расскажем позже.

«Леопард не может изменить цвет своей шкуры», – цитирует Библию в разговоре с Паламарчук Наталья Кислица, говоря о сыне епископа.

В суде Бондарук признался, что не помнит всех деталей своих преступлений из-за частого употребления метамфетамина.

«За подсудимым (Петром Бондаруком) тянется шлейф преступлений, и он не в состоянии изменить свой преступный образ жизни, – свидетельствует гособвинение. – В последние 15 лет он нигде не работает и живет с родителями. В разговоре со своим надзирающим офицером об изнасиловании спящей женщины он приукрашивал свое поведение».

«Подсудимый снова пойдет на злодеяние, общество должно быть ограждено от его будущих преступлений», – таков был вердикт прокуратуры.

Святые на суде у «неверных», или Это – дело церкви «Вифания»

Мне удалось присутствовать в зале заседаний в тот день, когда в Федеральном суде Восточного округа Калифорнии проходило последнее слушание по делу наших риелторов, на котором был вынесен окончательный приговор.

Помимо подсудимых из группировки в зале суда на скамьях для публики находились два пастора церкви «Вифания», а именно Иван Гаврилюк и Владимир Кебец. Я чрезвычайно удивился их присутствию, ведь с самого ареста главарей риелторской мафии обвиняемые громко возмущались в прессе, что, мол, это дело не связано с церковью «Вифания». Если это правда, то почему же в зале суда находились члены церковного правления?

Ответ очень прост, и многим он не понравится.

Первое: оказывается, главарь преступной группировки Ольга Паламарчук является родственницей, а точнее – невесткой старшего пастора церкви «Вифания» – Владимира Кебца. Примечательно, что пастор Владимир Кебец продолжительное время возглавляет воскресную школу Славянской миссионерской церкви «Вифания», в которой насчитывается сотни детей верующих иммигрантов. (Чему такой отец может научить чужих детей, если дал непонятно какое воспитание своим собственным?)

И второе: почему вышеупомянутый пастор Иван Гаврилюк обращается к судье от лица церкви «Вифания», усиленно выгораживая Петра Бондарука? Почему этого не делает епископ Бондарук? Почему он даже не соизволил явиться на заключительное заседание суда, чтобы попрощаться со своим пусть распутным, но все же сыном? Ответ очевиден: у старшего Бондарука есть дела поважней, чем навещать в тюрьме своего сына-бандита. Он возглавляет Союз христиан-пятидесятников Америки и, согласно Гаврилюку, церковь в 10 тыс. прихожан (!), а также находит время участвовать в рейдерских захватах чужих земель в Украине!

Естественно, его присутствие в зале суда могло вызвать у американских СМИ и у его конгрегации недовольство и множество неудобных вопросов, что повредило бы репутации его многомиллионного семейного бизнеса.

Епископ Бондарук покрывает нечестивый бизнес

«Хотелось бы отметить, что Адам и Павел Бондарук пишут два письма (в суд). Прекрасно! Вера Кузьменко предоставляет Ольге Паламарчук фальшивую информацию для Налоговой службы от лица Петра Бондарука, а они заявляют, что она (Вера) прекрасный человек?» – удивляется гособвинитель Бикли.

«Семья Кузьменко эмигрировала из Эстонии, бежав от советского коммунистического режима в поисках лучшей жизни и с целью [свободно] практиковать свою религию, – написал в своем обращении к судье старший пастор Адам Бондарук. – Я знаю большую семью Кузьменко уже около 40 лет. Они весьма трудолюбивые люди и помогают тем, кто испытывает нужду. Особый вклад в наше сообщество внесла Вера. Мы надеемся на Ваше милосердие».

Очевидно, что Адам Бондарук использует репутацию церкви, которую он, кстати, считает своей собственностью, манипулирует «карманными» служителями и политиками, пытаясь вытащить разбойника-Петю и других членов “христианской” мафии из тюрьмы.

И, похоже, это происходит не в первый раз.

Письмо епископа Адама Бондарука суду (нажмите, чтобы скачать файлы полностью)

Выступая на финальном заседании суда, адвокат Петра Бондарука Дина Л. Сантос заявляет, что ее подзащитный, «хотя и имеет некоторые проблемы с иммиграцией» (П. Бондарук не является гражданином США – SlavicSac.com), не представляет особой опасности для сообщества.

«Он является легальным резидентом, у него 11 братьев и сестер. Его отец – очень уважаемый епископ церкви. Он (Петр) постоянно помогает своему отцу в церкви. Его брат также является пастором», – заявила Сантос, пытаясь разжалобить судью.

Паламарчук хамит прокурору, Эдуарда Кебца выгоняют из зала заседаний

В документах суда упоминается также момент, когда на Ольгу Паламарчук и ее мужа Эдуарда Кебца поступила жалоба со стороны участников процесса. Как рассказала судье федеральный прокурор Бикли, Кебец бросал оскорбительные реплики в ее сторону во время перерывов в здании суда. А Ольга Паламарчук в коридоре суда однажды обозвала Наталью Кислицу «шлюхой». Инцидент произошел, видимо, из-за того, что последняя свидетельствовала против них.

На это Бикли пожаловалась судье Трою Нюнли, который сделал чете Кебец замечание и строгое предупреждение, что было зафиксировано в протоколе процесса.

В другом случае Эдуард Кебец вообще был выдворен из зала за выкрики на русском языке в адрес гособвинения.

Кроме того, выступавшие на процессе свидетели подвергались угрозам физического уничтожения. Кто-то обнаруживал выкрученные болты на колесах своих автомобилей, другие подвергались финансовому и общественному давлению. Многие свидетели из-за страха возмездия так и не появились в зале заседаний суда.

Ольга Паламарчук, похоже, до своего романа с Петром Бондаруком несколько раз побывала замужем, в том числе за Эдуардом Кебцом. В документах суда приводится ее полное имя – Ольга Паламарчук-Кебец-Сверидан. Иногда она жонглировала своими именами – скорее всего, чтобы не попасть под подозрение правоохранительных органов.

Четвертый сын епископа и семья пастора Фейцера – в деле

Упоминается в документах суда и другой сын епископа Адама Бондарука – Виталий Бондарук, который, по словам одного из свидетелей, рекрутировал как минимум одного из арендаторов. В списках свидетелей мелькают имена членов семьи пастора и финансового директорa церкви и строительного магната Николая Фейцера, а также его супруги, Евгении Фейцер.

Сын одного из пасторов церкви Алексей Трухан, участвуя в сговоре, также подал ложную анкету на заем под залог дома, расположенного по адресу: 7449 Wells в Ситрес-Хайтс. Чтобы получить заем в $800 тыс., в анкете, заполненной от имени Алексея, в графе «месячный доход» была указана сумма в $32 тыс. А в налоговых документах, поданных от имени Трухана, сообщается, что за 2005 г. он заработал $400 тыс. На суде Трухан опроверг эту информацию, сообщив, что это была явная ложь.

Выяснилось, что муж Веры Кузьменко, Эдвард Шевцов, пообещал ему $55 тыс. за участие в сделке. В судебных документах отмечается, что в результате аферы с домом $269 тыс. ушли на счет принадлежащей Шевцову подставной компании Brazil Inc.

Несмотря на то, что свои $55 тыс. в качестве «отката» Трухан получил «наличными, в конверте на автомобильной парковке» и некоторое время продолжал оплачивать кредит, в конце концов банку все равно пришлось продать дом в убыток.

Свидетельствуя в суде, Трухан также рассказал, что получил иммунитет государства, опасаясь судебного преследования за свое участие в преступной схеме.

Кузьменко воровали личные данные своих клиентов

В суде были предъявлены сотни электронных писем, фиктивных инвойсов, договоров об аренде, банковских выписок, платежных ведомостей и других документов, подтверждающих существование грандиозного сговора. В то время, как их жертвы не были в состоянии продать свои дома, семья Кузьменко и их соучастники получали большие доходы от мошеннических афер, водя за нос жителей Сакраменто и проворачивая сделку за сделкой.

Благодаря раскрученному бизнесу по оформлению налогов VK Tax Services Кузьменко владели личной информацией, а также были прекрасно осведомлены об уровне доходов своих клиентов, что в большинстве случаев помогало им подсаживать своих жертв на крючок.

Например, в схеме неоднократно участвует жилая недвижимость на улице Слобода-авеню, что находится в одном из районов Сакраменто – Рио-Линда. Здесь Петр Кузьменко приобрел особняк на имя некоего Геннадия Юркевича. С помощью краденых личных данных Юркевича и подделанной налоговой отчетности он оформил заем в Bank of America на сумму $645 тыс.

Совместно с Ольгой Паламарчук Кузьменко состряпал пакет фальшивых документов для банка, а чтобы фиктивный владелец дома молчал, пообещал ему $35 тыс. «отката». В конечном итоге он заплатил за услуги Юркевича автомобилем Lexus стоимостью $25 тыс.

Жертвы наивно доверяли мошенникам

Выписка из банковского счета Шевцова

В похожую ситуацию попали и другие представители славянской диаспоры Сакраменто – риелторская мафия семьи Кузьменко и Паламарчук втянула в свои сети как минимум четыре десятка домовладений региона. Сторона гособвинения представила суду свыше 150 свидетелей, государственных работников, бизнесменов, многие из которых подтвердили, что Кузьменко и его сообщники умышленно обкрадывали жителей Сакраменто.

В ходе процесса в суде выступили потерпевшие, которые рассказали о деталях схемы Кузьменко.

По рассказу Надежды Шумак (Святщук), она владела домом по адресу 8575 Parkwood Cr. Когда женщина решила продать свой дом, она получила предложение в $750 тыс. Однако, когда сделка закрылась, она узнала, что банк выдал мошенникам заем в $880 тыс. – дельцы сделали в доме липовый ремонт и искусственно повысили его стоимость на $130 тыс. Разницу они положили в свой карман.

«Она втянула иммигрантов, членов своей общины, заставляла их подписывать лживые документы, теперь эти иммигранты подлежат уголовному преследованию, некоторые – депортации, – в заключительном обвинении по отношению к Вере Кузьменко говорит представитель прокуратуры Бикли. – Она делала это по отношению к своей диаспоре… Она велела людям лгать ФБР и Налоговой службе, а когда агенты ФБР явились к ней домой, она смеялась им в лицо…»

Виталий Бевзюк владел домом в Розвилле, Калифорния. В 2006 г., когда его финансовое положение ухудшилось, он решил продать свою недвижимость. Бевзюк попробовал найти покупателя с помощью двух риелторов, но у него ничего не получилось. Тут в дело активно включилась Вера Кузьменко, которая предложила свою помощь. По словам Бевзюка, офис Кузьменко занимался заполнением его налоговых деклараций и владел основной информацией о его финансах.

В итоге дом был продан подставному лицу – некому Мартину Атояну за $875 тыс.

Один из «откатов» от выручки по этой сделке, в размере $79 тыс., отошел компании Voyager Trucking (принадлежавшей Эдуарду Шевцову). Другой, в размере $59 тыс. – фирме Pete’s Pool Services. При этом Бевзюк утверждает, что никакого бассейна на территории дома не было и в помине. Бевзюк получил всего $127 тыс.

Наличие бассейнов приписывали и другим домам из тех 38, что являлись частью мошеннической схемы и располагались в районе Сакраменто.

Выступая в суде, Василий Мельник утверждал, что не вникал в суть подписываемых документов, так как «доверял людям», продававшим его имущество. Впрочем, Мельник (как и некоторые другие жертвы) давал показания, имея иммунитет от суда, поэтому полагаться на его слова нам следует с известной долей скептицизма.

Когда же одна из жертв, Наталья Иванкова, обратилась к Шевцову с просьбой отдать обещанные деньги с продажи ее дома, мужчина пригрозил ей тюрьмой.

Также мошенники обманывали и продавцов домов, которые подвергались откровенному шантажу: им говорили, что они не смогут продать дом, если не добавят в документы готовящейся сделки несуществующие реновации.

Об этом свидетельствует, например, Козмак, которая обратилась к Вере Кузьменко с просьбой выставить дом на продажу. Свое жилище Козмак хотела продать за $995 тыс., однако в результате ей не дали даже прочитать условия контракта, и ушлые риелторы забрали себе лишних $140 тыс., которые ушли через подставные фирмы.

Сообщается, что один из обвиняемых, Вениамин Маркевич, скрылся от правосудия, в то время как, адвокат Шевцова хлопочет о замене тюремного заключения для своего клиента домашним арестом до решения Апелляционного суда.

Русскоязычные бизнесмены действительно повлияли на обвал мировых рынков

В общей сложности Надя Кузьменко получила от преступной схемы $300 тыс., Эдуард Шевцов – $1,4 млн, Петр Кузьменко – $1,15млн., Петр Бондарук – свыше $100 тыс. Вера Кузьменко, «мозг» аферы, заработала почти $2 млн.

Всего наши горе-риелторы получили, по разным оценкам, от $16 до $30 млн. в займах и нанесли ущерб на $9 млн. Отдельно отмечается, что созданный ими «хаос в городе причинил ущерб опустевшим окрестностям и повлиял на жизни граждан, зависящих от государственных пособий». А ведь общеизвестно, что так называемый кризис недвижимости начался именно с этого региона США, Сакраменто – Стоктон, а затем распространился на весь мир. Действительно, американские СМИ правы – выходцы из СНГ могут “гордиться” своими земляками. Русскоязычные бизнесмены в некоторой степени повлияли на обвал мировых рынков.

В результате мошеннической деятельности христиан-риелторов их многочисленные жертвы из-за испорченной кредитной истории потеряли возможность приобретать дома в будущем.

«Кризис в сфере недвижимости потряс регион Сакраменто. Он затронул тех, кто живет за счет пособий, и принес хаос в наши опустевшие районы, – говорится в заключительном слове прокуратуры. – Без таких людей как Петр Бондарук, который злоупотребил системой, построенной в большой степени на доверии и уважении, такое бы вряд ли произошло. Такие личности должны быть изолированы от общества».

В конечном итоге, когда вина подсудимых была доказана и каждый из них получил по заслугам, группа риелторов не признавая прямо своей вины, со слезами на глазах просила их помиловать. Стоит напомнить, что сразу же после арестов в интервью The Sacramento Bee Вера Жирый заявила, что «если провести опрос, то выяснится, что многие считают, что это дело состряпано против русской общины».

На финальном заседании суда Жирый взяла свои слова обратно.

Руслан Гуржий, SlavicSac.com