Надежда Кузьменко из Сакраменто, ранее осужденная за мошенничество в сфере недвижимости и приговоренная к 8 годам тюрьмы, находясь в ожидании решения апеляционного суда, освобождена из заключения. Ее сестра, Вера Кузьменко, остается в женской тюрьме легкого режима округа Аламида (штат Калифорния). Об этом «Славянскому Сакраменто» удалось узнать в Федеральном бюро тюрем США. Напомним, что после громкого оглашения приговора Федерального суда в Сакраменто в 2015 г. Надя Кузьменко подала на пересмотр дела в Апелляционный суд Девятого округа США, находящийся в Сан-Франциско.

Надежда Кузьменко являлась агентом по продаже недвижимости и вместе со своей сестрой Верой занималась оформлением липовых клиентов, на имя которых были приобретены десятки домов в регионе.

В октябре 2015 года Надежда была приговорена окружным судьей Джоном Мендезом к восьми годам федеральной тюрьмы. Стоит отметить, что в апреле 2016 г. суд отказал Надежде Кузьменко в выходе под залог и предписал заплатить штраф в размере $164 тыс.

В ходе судебного процесса бывший риелтор Надежда Кузьменко подала апелляцию и 13 октября 2017 г. вышла на свободу под залог в размере $250 тыс. Из федеральной в вышли и два других фигуранта «дела Кузьменко» – Аарон Нью и Вера Жирий.

До этого времени Надежда отбывала заключение в федеральной тюрьме в штате Аризона. Кузьменко была обвинена по 23 статьям и осуждена за множественные случаи мошенничества с использованием электронных средств коммуникации, а также один случай давления на свидетеля.

Выход на время апелляции

В своем ходатайстве Кузьменко попросила суд дать ей возможность на время рассмотрения апелляции побыть вместе со своими малолетними детьми и мужем, служащим в рядах ВВС США в Колорадо-Спрингс.

Одним из главных аргументов для апелляции всех четверых заключенных (Эдварда Шевцова, Аарона Нью, Надежды Кузьменко и Питера Кузьменко) является утверждение о том, что во время бума недвижимости двухтысячных банки выдавали кредиты всем подряд. В некоторых случаях они даже не проверяли заполненные анкеты, своей щедростью “провоцируя” риелторов на преступления. Адвокаты Кузьменко ссылаются на дело со сходными обстоятельствами «США против Николаса Линдси», в котором работник финансового сектора, предоставлявшего ипотечные кредиты в штате Невада, был приговорен к 11 годам заключения и выплате реституции в размере более $2 млн. Линдси утверждал, что другие участники сделок знали о ложных сведениях в заявлениях на займы, но молчали. Финансовые же институты Линдси обвиняет в том, что они даже не смотрели на анкеты с заведомо ложными данными о доходах потенциальных заемщиков и их намерениях проживать в приобретаемых домах.

В ходатайстве Кузьменко указывалось, что в ходе дела были зафиксированы нарушения со стороны суда, а именно – суд отказался выслушать мнение одного из экспертов обвиняемой стороны Фрэнка Портного, свидетельство которого доказывает превалирующую вину финансовых корпораций Америки.

Эксперты: банки сами виноваты

По словам профессора экономического права, телевизионного комментатора и автора книг Фрэнка Портного, вызванного в качестве эксперта защитой Кузьменко, в ипотечном кризисе 2007 г. были виноваты сами банки, а не мелкие дельцы наподобие попавших «под раздачу» членов семьи Кузьменко.

Суд не допустил Портного к выступлению перед присяжными, заявив, что свидетельство «телевизионного эксперта» не может быть добавлено в оправдательную базу из-за «отсутствия первичных либо хотя бы достоверных вторичных источников».

В 90-х Портной сопровождал структурирование сделок в банках Morgan Stanley и CS First Boston. Согласно Википедии, он является признанным экспертом в сфере секьюритизации финансовых активов и регуляции банков, а также автором бестселлера F.I.A.S.C.O.: Blood in the Water on Wall Street («Ф.И.А.С.К.О.: Кровь в водах Уолл-Стрит»).

«В этом деле заимодатели не понесли существенных потерь, – говорится в заключительном меморандуме защиты Кузьменко, – напротив, они хорошо заработали на каждой из транзакций на пути к секьюритизации займов. Во время вынесения вердикта суд признал, что заимодатели являлись не жертвами, но соучастниками».

Впрочем, о многочисленных жертвах так называемых риелторов среди русскоязычной общины Сакраменто сторона защиты в своих воззваниях к суду не вспомнила. Им компенсация не полагается.

Мнение Портного в своем экспертном обсуждении, приложенном к делу «США против Надежды Кузьменко», поддерживает также профессор Шон Мартин из Южной Калифорнии. Он описывает ситуацию на рынке недвижимости в те годы следующим образом: поскольку со стороны частных инвесторов существовал устойчивый спрос на вложения в ценные бумаги, такие финансовые корпорации как First Franklin, Merrill Lynch и Bank of America «запаковывали» ипотечные кредиты с высокой долей риска (большинство из которых составляли кредиты с плавающей процентной ставкой) в портфели ценных бумаг.

Эти пакеты назывались мусорными или даже «лживыми займами», за которые банки в основном не несли никакой ответственности. Банкиры же получали солидные доходы от самих процессов секьюритизации высокорисковыx займов и брали процент от их перепродаж.

Таким образом, приоритет на рынке секьюритизации займов получило количество сделок ипотечного кредитования, а не их качество. Именно подобная тактика ведения бизнеса в мире ценных бумаг, по словам мировых экономистов, стала одной из главных причин ипотечного кризиса в США в 2007 г. Поэтому, по словам защиты Кузьменко, банки не только было соучастниками преступлений того времени, но и откровенно стимулировали фальсификации и наживались на этом.

«Никто не станет спорить, что ипотечная индустрия середины 2000-х полна мошенничества. Инвестиционные банки (включая First Franklin, Merrill Lynch и Bank of America) прекрасно знали, что создают и продают полностью фальшивые пакеты займов, – говорит профессор Шон Мартин. – Лендеры знали, что заемщики не в состоянии их оплатить. Они знали, что значительная часть этих займов не проходит даже по их собственным стандартам. Несмотря на это, они продавали эти портфолио инвесторам».

По свидетельству Мартина, во время финансового кризиса «лишь один банковский работник, Кариим Сераголдин, был заключен под стражу на два с половиной года за ложь о ценности секьюритизированных портфелей».

Значит ли это, что заключенные Кузьменко и их соучастники невиновны?

Государственное обвинение так не считает. По словам генпрокуратуры, даже если один преступник оставил незапертый автомобиль с ключом в зажигании в неохраняемом месте, а другой преступник, воспользовавшись моментом, этот автомобиль беспрепятственно угнал, то угонщик все равно должен преследоваться по закону.

Говоря об инвесторах, которые «теоретически потеряли сравнительно небольшие средства», Мартин считает, что «будет практически невозможно определить их поименно и вернуть им потерянные деньги».

«First Franklin, Merrill Lynch и Bank of America этим заниматься не будут», – говорит финансовый эксперт в своем заключении.

В сходном деле «США против Чарикова», рассмотренном в Сакраменто в 2014 г., суд указал на имевшие место нарушения со стороны банков и признал невиновными всех четверых подозреваемых – Евгения Чарикова, его супругу Джульетту Романишину, Виталия Тузмана и Надежду Талибову, адвокаты которых утверждали, что в штате ведется своего рода охота на «русских риелторов».

Условия нахождения на свободе

Залог Надежды Кузьменко обеспечен недвижимым имуществом в штатах Калифорния и Колорадо. Как удалось узнать «Славянскому Сакраменто» в Федеральном суде, недвижимость, обеспечивающая закладную, принадлежит Николаю Кузьменко и мужу Веры Кузьменко – Мэттью Рейсу. Стоит отметить, что имя Николая Кузьменко также фигурирует в деле: он упоминается в связи с $85 тыс., которые получил в сделке с недвижимостью на 15-й Авеню в Сакраменто.

Учитывая то, что мисс Кузьменко, в отличие от других участников схемы, не приобретала недвижимость, не имеет криминального прошлого и не является опасной для общества, вместо содержания под стражей ей позволено находиться дома.

Среди условий освобождения приводятся следующие правила: ей не разрешается передвигаться по стране, разве что для явки в суд, а в случае проигрыша дела в апелляционном суде она обязана по первому требованию сдаться федеральным маршалам. Ей запрещено владеть оружием, употреблять наркотики или алкоголь и заниматься ипотечным, бухгалтерским и налоговым бизнесом.

В петиции к суду защита Надежды Кузьменко ссылается на то, что государство не в первый раз отпускает заключенную из тюрьмы: в мае 2011 г. она уже выходила под залог в размере четверти миллиона долларов и продолжала примерно посещать все судебные слушания.

Согласно экспертам, опрошенным «Славянским Сакраменто», временное освобождение из под стражи в подобных делах является обычной практикой. Убедившись в том, что заключенный не сбежит и будет являться на все апелляционные слушания, а также получив существенный залог, власти могут на время отпустить осужденных на свободу.

На сходных условиях вышел из федерального заключения и сообщник семьи Кузьменко Аарон Нью, которого суд приговорил к 11 годам и 3 месяцам тюрьмы.

Другие члены «мафии риелторов» остаются за решеткой

Семья Веры Кузьменко в начале 2016 года также хлопотала об ее освобождении, однако суд отверг ходатайство на основании того, что Вера не является гражданкой США и может покинуть страну. Один из аргументов против ее выхода под залог состоял в том, что Вера Кузьменко, «заработав» около двух миллионов долларов, отправляла денежные переводы в Казахстан на собственное имя и могла бы с легкостью покинуть территорию США.

Среди прочего в материалах дела указывается, что, еще находясь под судом, Вера Кузьменко поддерживала романтические отношения с заключенным из тюрьмы штата в городе Мьюл-Крик, неподалеку от Сакраменто. Существует аудиозапись телефонных переговоров Веры о контрабанде в тюрьму мобильного телефона, который, естественно, заключенному иметь не разрешено.

Напомним, что еще во время ареста членов преступной группировки в 2011 г. власти подозревали Веру в намерениях сбежать в Украину.

Муж Веры Кузьменко, Эдвард Шевцов, приговоренный к 8 годам заключения, в декабре прошлого года также просил об условном освобождении до решения Апелляционного суда, однако получил отказ, несмотря на то, что, по мнению защиты, не представлял угрозы для общества и не имел явных намерений покидать страну. Накануне ареста Шевцова выяснилось, что тот владел активами на сумму в $1,6 млн, а в России у него остался сын от предыдущего брака, о котором он, по словам прокуратуры, благополучно забыл. В отличие от Нади Кузьменко и Аарона Нью, которым суд позволил оставаться на свободе, Шевцов не является гражданином США. Он постоянно обманывал ФБР, шантажировал свою мать, и ему, возможно, предстоит депортация.

Кузьменко надеется на уменьшение срока, другие члены группировки признают вину

В случае, если Апелляционный суд признает ошибку нижестоящей инстанции, Надежда Кузьменко получит шанс на значительное уменьшение тюремного срока.

Однако это ни в коем случае не снимает с нее ответственности по другим статьям обвинения – например, по пункту оказания давления на свидетеля. Впрочем, защита Кузьменко просит сократить либо отменить ей срок и по этой статье.

В августе прошлого года из федеральной тюрьмы на время подачи апелляции вышла также племянница Ольги Паламарчук – Вера Жирий, которая уже отбыла большую часть своего трехлетнего срока в пенитенциарном учреждении неподалеку от северокалифорнийского города Дублина. В ходатайстве на апелляцию адвокаты Веры Жирий указали, что некоторые из представленных в ходе судебного разбирательства доказательств не были достаточно вескими, что привело к дезинформации присяжных и в некоторой степени повлияло на приговор.

Между тем, в феврале этого года еще один соучастник данного дела признал себя виновным – 39-летний Арсен Мухтаров признался в сговоре с целью обмана государства путем подачи фиктивных налоговых деклараций.

Остальные члены «риелторской мафии» из церкви «Вифания» по-прежнему находятся в заключении, включая сына пятидесятнического епископа Петра Бондарука, который имеет давнее криминальное прошлое и, по словам гособвинения, является закоренелым рецидивистом.