Хлебный бизнес семьи пастора Александра Шевченко

Каким хлебом кормит свою паству и жителей Сакраменто семья пастора Шевченко?

Несколько лет назад “Славянский Сакраменто” опубликовал заметку о прибретении пастором Александром Шевченко здания для своей студии «Угол» и для офиса «Международного служения Александра Шевченко» у своих родственников. Представители как первой, так и последней организации не ответили на наш запрос о деталях сделки. Спустя несколько лет А.Шевченко пришлось публично опровергать слухи о финасовой “нечистоплотности” в своем служении.

В частности, в своем интервью, размещенном на официальном канале YouTube в сентябре 2019 года, пастор Александр Шевченко ответил на вопрос украинского блогера насчет сделки с недвижимостью в Сакраменто.

«Люди обвиняют нас в том, что это якобы был наш общий траст, всех родственников Шевченко, и мы внутри своего родства сделали такую махинацию — уже здание имели, потом собрали финансы и это же здание сами у себя купили, и где-то здесь эти финансы осели, финансы людей, которые мы собирали. Это стопроцентная ложь», – заявил Шевченко.

По словам пастора, он не имеет никакого отношения к семейному фонду своего брата Владимира, а здание миссии, о котором идет речь, находилось в собственности Влада и Елены Шевченко на протяжении ряда лет.

«Они его купили на свои средства, впустили мою команду в помещение, где мы оборудовали студию. Я очень благодарен брату за эту роскошь — находиться в таком помещении. У брата хорошо шли дела, и он сделал это даром для нас, благословил нас», – подчеркивает Шевченко.

По словам пастора Шевченко, его брат Владимир «даже не брал денег за аренду» на протяжении 6-7 лет. Благодаря данному подарку, утверждает он, миссия сэкономила около $200 тыс.

«Когда ситуация изменилась в силу некоторых обстоятельств в бизнесе брата, он был вынужден продать это здание миссии Александра Шевченко, причем ниже рыночной цены», – говорит Александр.

Спустя несколько лет религиозная организация “нашла лучший вариант” и приобрела небольшой офис, в котором размещается и по сей день.

Этот «небольшой офис» площадью в 1800 кв. футов (165 кв. м) находится в Розвилле и оценивается различными сайтами по продаже недвижимости в районе $800 тыс.

Как нам заявили в администрации города Розвилл, эта бизнес-площадь принадлежит “Углу” с сентября 2018 г.

«Что мы не так сделали? – вопрошает христианский проповедник. – Нас бы давно закрыли, если бы мы были замешаны здесь, в США, в какой-либо махинации».

Впрочем, говоря о «благословении» со стороны своего родного брата, Шевченко не упоминает о том, сколько Влад мог заработать на сотрудничестве с миссией «Угол», с «Домом Хлеба», а также, возможно, с так называемым «Служением А. Шевченко» за все эти годы. Также Александр Шевченко призывал собирать деньги на здание миссии, которое, по его словам, могло на длительное время стать штаб-квартирой студии, а стало прибежищем всего – на год. Причем деньги на покупку собирались даже в Украине.

История собственности здания миссии «Угол»

Что же касается процесса купли-продажи здания офиса международного служения «Угол» в Сакраменто, то мы писали об этом еще в 2017 г., когда руководство христианской миссии God Will Provide («Бог усмотрит») со штаб-квартирой в Портленде, штат Орегон, объявило о его покупке.

Как сообщили «Славянскому Сакраменто» в городской администрации, в 2002 г. здание было приобретено Владимиром и Еленой Шевченко за $300 тыс. Спустя несколько лет оно было оформлено в семейный траст семьи Шевченко (Владимира и Елены).

Photo: Google

В 2016 г. здание было приобретено миссией «Угол» за $350 тыс, а спустя всего два года продано миссии «Бог усмотрит» за $375 тыс.

На сегодняшний день стоимость офисного здания площадью в 4 тыс. кв футов (370 кв. м) составляет $382 500. Как заявил «Славянскому Сакраменто» Влад Шевченко, оно было продано служению его брата «на 60-70 тысяч ниже рыночной стоимости».

Хлебный бизнес Владимира Шевченко

Чтобы немного понимать как действует фамильный бизнес братьев Шевченко, предлагаем узнать немного о торговле этой семьи настоящими хлебобулочными изделиями.

Итак, в 2012 г. одна из крупнейших частных немецких хлебопекарен Back Shop Tiefkühl GmbH подала в суд на калифорнийскую компанию GN Trade, Inc. и ее собственников — Владимира Демина, Владимира Шевченко и Алекса Алманского. Владелец немецкой компании утверждал, что ответчики занимались мошенничеством в международном масштабе: нарушением торговой марки ее дочерней организации Harry-Brot GmbH и ложной рекламой.

Как удалось узнать «Славянскому Сакраменто», компания Back Shop Tiefkühl GmbH, штаб-квартира которой находится в Гамбурге (Германия), занимается производством хлеба, который продает по всему миру, в том числе в США.

В иске утверждалось, что компания Backer Back с офисом в Сакраменто занималась нелегальной продажей немецкого хлеба на территории Калифорнии и других штатов США. Согласно регистрационным документам, компания GN Trade, Inc. была открыта на имя некоего Владимира Демина, а ее соучредителями стали Владимир Шевченко и Владимир Котяков.

Стоит отметить, что офис этой коммерческой организации располагался в 10 минутах езды от штаб-квартиры медиа-студии «Угол» (в настоящее время миссия «Бог усмотрит»). Интересен также тот факт, что одним из деловых адресов Демина значился «5051 College Oak Dr., Sacramento, California», где в определенный момент находился главный офис церкви «Дом Хлеба». В настоящее время по этому адресу собирается зарегистрированная на некоего Петра Полищука община Good Samaritan Slavic Missionary Church.

Истцы указали, что украинские бизнесмены из Сакраменто присвоили себе бренд немецкой сети хлебопекарен и нелегально занимаются продажей хлеба под этой маркой. В частности, в иске утверждалось, что Шевченко, Демин и Алманский украли контент сайта компании Back Shop Tiefkühl и создали на его основе свою, нелегальную копию сайта, на котором и продавали немецкую хлебопекарную продукцию.

Более того, по словам немцев, славяне-иммигранты, распространяя продукцию Back Shop Tiefkühl по всем Соединенным Штатам, удаляли с упаковок оригинальные фирменные знаки, а вместо них наклеивали свои.

В своем ответе истцу Владимир Шевченко утверждал, что не имеет никаких связей ни с компанией GN Trade, ни с ее владельцами, и просил суд отклонить иск. Сходную позицию заняли и остальные обвиняемые, Владимир Демин и Алекс Алманский, которые заявили, что не понимают сути дела и не признают своей вины. Тем не менее, они признали, что защищенный международными законами текст действительно находился на сайте калифорнийской компании, но «всего несколько дней», а сам сайт просуществовал «всего две недели», после чего был закрыт, поскольку не приносил прибыли.

Также обвиняемые указывали на некоторые ошибки и неточности в иске и отказывались платить гонорар адвокатам истца. Более того, они утверждали, что Владимир Шевченко приобретал хлебную продукцию у дистрибьютора в Латвии, у которого якобы имелись все необходимые разрешения для продажи продуктов в США.

Ввиду того, что ответчики пропускали судебные заседания, решение по делу было вынесено заочно.

Стоит отметить, что Шевченко удалось избежать дальнейшего судебного преследования, поскольку он сотрудничал с представителями компании-владельца торговой марки. Интересно, что в Федеральном суде имеется копия дополнительного соглашения, заключенного в 2011 г. между Владимиром Шевченко и Владимиром Деминым, согласно которому они решают закрыть бизнес и распределить между собой его активы. По соглашению имущество фирмы было поделено, а за Владимиром Деминым осталась пекарня Backer Back, ее торговая марка и банковские счета.

По итогам тяжбы суд запретил Демину использовать любое упоминание торговых марок Back Shop и Harry Brot, а также постановил выплатить адвокатам истца компенсацию в размере $61 тыс. (изначально истец требовал $118 тыс.). Алманскому же суд запретил использовать любое упоминание о товарах немецкого производителя.

Сразу же после завершения судебного дела компания GN Trade была закрыта.

Иск против Siemens IT

Между тем Владимир Демин и Владимир Шевченко от имени своей корпорации GN Trade в 2011 г. подали иск в Федеральный суд США, обвинив некоего Андреаса Сименса (совместно с Siemens IT Corp.) и компанию Brighton Bazaar в нечистоплотности ведения бизнеса, а именно нарушении интеллектуальных прав, нарушении контракта и мошенничестве.

В своем иске истцы утверждали, что нью-йоркская компания Сименс и Brighton Bazaar занимались распространением продукции компании GN Trade, в том числе и на территории Калифорнии, по демпинговым ценам. Демин и Шевченко указали, что нью-йоркцы закупали хлебную продукцию у немецкого завода Back Shop и в обход GN Trade продавали ее на всей территории США. Однако (согласно контракту) ответчики имели разрешение на продажу хлеба лишь в двух торговых точках, одна из которых находилась в Нью-Йорке. Оставшуюся часть хлебной продукции обвиняемые должны были транспортировать на склады GN Trade.

Вскоре компания GN Trade начала разрастаться, поставляя продукцию в том числе в известную сеть магазинов Whole Foods, отмечается в иске.

В 2006 г. Сименс, представившись сотрудником GN Trade, уговорил немецких производителей подписать 5-летний эксклюзивный контракт на поставку хлеба через свою компанию, после чего он предложил аннулировать прежнее соглашение с GN Trade. Тем самым, как указывает истец, были нарушены основные принципы ведения честного бизнеса. В иске, в частности, указывается, что нью-йоркский поставщик принялся продавать хлебобулочные изделия, столь популярные среди славянской диаспоры Америки, сразу в несколько торговых точек, в обход первоначального контракта. Более того, теперь контейнеры с замороженным тестом стали поступать на склады компании Siemens, а не GN Trade, как было оговорено ранее. Готовый хлеб теперь продавался по демпинговым ценам и с наклейками Backer Back, утверждается в иске.

Одним словом, бизнесмены из Нью-Йорка принялись стремительно захватывать американский рынок, над освоением которого GN Trade работала долгих 7 лет. Нью-йоркцы начали зарабатывать на своих операциях до 800 тыс., говорится в исковой жалобе.

Также отмечается, что каждый прибывающий из Европы контейнер оценивался в $10-12 тыс. Согласно договорам, GN Trade был обязан продавать не менее 50-70 таких контейнеров в год. По словам Шевченко, за время своей деятельности GN Trade постоянно расширялась, а ее стоимость достигла 3-миллионной отметки.

Владельцы Siemens IT и Brighton Bazaar отрицали свою вину по существу иска и утверждали, что именно Шевченко со своим партнером нарушили соглашение и не оплатили счет в $300 тыс. за поставленный товар. Кроме того, вице-президент Brighton Bazaar Рита Страшнова в ответе на жалобу истца утверждала, что по сути ее компания не нарушила никаких договоренностей с немецким производителем, и что калифорнийцы используют Brighton Bazaar как «пешку» в своей судебной игре с Siemens IT.

В итоге, когда тандем Шевченко-Демин распался, Шевченко дистанцировался от дела, продав свою долю в предприятии Демину, а Демин в свою очередь не оплатил услуги адвоката и игнорировал судебные заседания. В результате иск был отклонен.

Брендинговый бизнес

Если вы думаете, что на этом история закончилась, то глубоко ошибаетесь. В офисе секретаря штата Калифорния зарегистрирована действующая до сих пор компания Владимира Шевченко под названием ZestStudios, Inc., которая занимается рекламной деятельностью. Компания была открыта на имена Владимира и Елены Шевченко, а регистратором выступила родная сестра Александра Шевченко — Тамила Тимофеева.

Согласно официальному сайту Zest Studios, эта коммерческая организация занималась рекламным обслуживанием локальных и международных славянских предприятий, церквей и миссий, таких как Agape, Slavic Missionary Bible School, George Davidiuk Ministries, Impact Television Network, Light of the Gospel Church, Melchizedek Church, Great Commission и… Backer Back и GN Trade — те самые компании, которые обанкротились после судебного иска о нечестном ведении бизнеса! По всей видимости, Влад заключал эксклюзивные контракты и с религиозными организациями своего родного брата, пастора Александра Шевченко: на сайте ZestStudios также упоминаются названия этих корпораций, Ugol Ministries и House of Bread Church.

Помимо рекламы, компания ZestStudios занималась бренднеймингом и «защитой интеллектуальной собственности».

Как рассказал нам сам Влад Шевченко, его фирма действительно выполняла «некоторые» заказы для церкви «Дом Хлеба», однако, по его словам, они были незначительными и не приносили его команде особенного заработка.

«Мы всегда выполняли проекты для “Дома Хлеба” и “Угла” с существенной скидкой либо по себестоимости», – поделился со «Славянским Сакраменто» Владимир Шевченко.

Руслан Гуржий, SlavicSac.com