Двоих членов “русской мафии” приговорили к смертной казни

Калифорнийский суд приговорил выходцев из бывших советских республик к смертной казни за убийство пятерых человек. Как удалось узнать “Славянскому Сакраменто” в Федеральном суде штата Калифорния, на совести россиянина Юрия Михеля и литовца Юриюса Кадамоваса – смерти пятерых человек, тела которых они бросили в водохранилище Йосемитского национального парка. В американской прессе злодеев называют “русская группировка” или “русская мафия”. 

Суд присяжных подтвердил смертные приговоры Юрию Михелю и Юриюсу Кадамовасу за совершение ряда федеральных преступлений, включая несколько случаев взятия заложников, приведшего к смерти.

С конца 2001 по начало 2002 года обвиняемые Юрий Михель и Юриюс Кадамовас похитили, удерживали в заложниках и убили пятерых человек, тела которых бросили в водохранилище Нью-Мелоунс неподалеку от Йосемитского национального парка. После пятимесячного судебного процесса присяжные признали их виновными в нескольких федеральных преступлениях, в том числе нескольких случаях взятия заложников, приведшего к их гибели. Приведенные ниже доказательства того, что Михель и Кадамовас совершили эти поступки – без каких либо сожалений о страданиях своих жертв – являются детальными, полными и неопровержимыми, говорится в деле суда.

Присяжные единодушно рекомендовали смертную казнь для обоих подсудимых.
Подсудимые являются иностранными гражданами: Михель – россиянин, а Кадамовас – литовец. Оба они во время совершения преступлений проживали в Лос-Анджелесе, Калифорния. В различное время им помогали сообщники Петро Крылов, Айнар Альтманис, Алексеюс Марковскис и Наталья Соловьева. Альтманис, Марковскис и Соловьева ранее признали себя виновными и дали показания в федеральном суде. Крылов был признан виновным в отдельном судебном процессе.

Смерть Мейера Мускателя

В октябре 2001 года Михель, Кадамовас и Альтманис разработали и отрепетировали план похищения местного застройщика Мейера Мускателя. Михель сыграл роль бизнесмена, заинтересованного в приобретении недвижимости. Он попросил Мускателя поучаствовать в осмотре дома (который на самом деле принадлежал Михелю). Мускатель согласился и привез Михеля к дому, где его поджидали Кадамовас и Альтманис.

Когда Мускатель зашел внутрь, Альтманис и Кадамовас напали на него. Альтманис связал ему ноги пластиковыми стяжками, а Кадамовас сцепил руки за спиной наручниками. Михель заклеил ему глаза скотчем и ударил пистолетом по голове, вызвав кровотечение.

Затем Михель и Кадамовас, взяв бумажник и кредитные карты Мускателя, стали задавать вопросы о его финансовом состоянии. Они попытались снять деньги с его банковского счета, но счет был заблокирован банком. Когда Михель и Кадамовас убедились, что денег с Мускателя они не получат, они ввели ему димедрол (антигистаминное средство с успокоительным эффектом) и повалили на пол. Михель надел Мускателю на голову пластиковый пакет и зажимал ему нос, пока он не задохнулся.

Михель и Кадамовас погрузили тело Мускателя в фургон Кадамоваса и отвезли его к водохранилищу Нью-Мелоунс. Они отнесли труп на край моста Пэрротс-Ферри и сбросили в воду. При этом они случайно уронили тело на бордюр, оставив следы крови.

Позже Кадамовас похвастался своему другу Марковскису, что однажды сбросил «жирного еврея» (Мускателя) с моста. Этот инцидент, по словам Марковскиса, казался Кадамовасу «очень смешным», отмечает гособвинение.

Смерть Риты Пеклер

После убийства Мускателя в прицел Михеля и Кадамоваса попал Георгий Сафиев, преуспевающий российский бизнесмен. Преступники решили похитить финансового консультанта Софиева, Риту Пеклер, чтобы использовать ее как наживку.

В декабре 2001 года Кадамовас связался с Пеклер, сказав, что нуждается в ее совете по поводу сделки с недвижимостью. Пеклер отвезла Кадамоваса к дому, который он якобы хотел приобрести (на самом деле это был его собственный дом). Там ее уже ждали Михель, Альтманис и друг Кадамоваса Крылов. Михель был вооружен пистолетом с фальшивым глушителем, а у Альтманиса был электрошокер.

Когда Пеклер вошла в дом, Михель связал ее и сказал, что если она приведет к ним Сафиева, то они напоят ее водкой или введут димедрол и оставят в гостинице в целости и сохранности. Пеклер сказала им, что носит ребенка, которому могут повредить алкоголь и лекарства. Несмотря на это, обвиняемые не оставили планов использовать Пеклер как приманку для Сафиева. В конце концов Пеклер связалась с Сафиевым и пригласила его на встречу, но он ответил, что слишком занят.

Вскоре после этого Софиев улетел из Лос-Анджелеса в Россию. Михель и Кадамовас решили, что Пеклер стала для них бесполезной. Они ввели ей димедрол, задушили и сбросили с моста Пэрротс-Ферри, как и Мускателя.

Смерть Александра Уманского

В том же месяце Крылов предложил похитить своего бывшего начальника Александра Уманского, который был владельцем автомастерской. Михель выступил в роли покупателя, который хотел установить аудиосистемы в двух автомобилях. Он попросил Уманского осмотреть один из них. Уманский обрадовался возможной сделке и согласился заехать за Михелем. Михель привел его к дому, где уже ждали Кадамовас, Альтманис и Крылов – Кадамовас с пистолетом, а Альтманис с шокером.

Когда Уманский прибыл, Кадамовас усадил его на стул, сковал руки за спиной и связал ноги пластиковыми стяжками. Затем Михель и Кадамовас взяли ключи, телефон и бумажник Уманского и начали расспрашивать его о финансовом состоянии. Позже Михель и Альтманис использовали дебетовую карту Уманского для получения наличных в банкомате, что было зафиксировано камерой видеонаблюдения.
Уманский оставался в плену в доме Кадамоваса на протяжении трех дней. Михель и Кадамовас заставили его позвонить своему брату и попросить у него денег для уплаты выкупа.

В конце концов Михель и Кадамовас решили, что живым им Уманский больше не нужен. Они отправили Альтманиса за блинами для штанги в магазин спорттоваров. Когда Альтманис вернулся, Михель заткнул Уманскому рот пластиковыми пакетами, заклеил скотчем и надел ему на голову мешок, а Кадамовас, удерживая Уманского, зажал ему нос. Когда эти попытки оказались безуспешными, Михель и Альтманис задушили Уманского веревкой.

Михель, Кадамовас и Альтманис привязали к телу Уманского груз и отнесли в фургон. Затем они приехали к дому Михеля и – пока тело по-прежнему лежало в фургоне – пообедали с подругой Михеля. После обеда трое преступников вновь поехали на водохранилище Нью-Мелоунс, где сбросили труп Уманского с моста Пэрротс-Ферри.

Ранее Михель и Кадамовас отправили семье Уманского записку с требованием выкупа в размере около $235 000. Родственники Уманского связались с сотрудниками ФБР, которые посоветовали им заплатить только часть выкупа, чтобы дать похитителям причину оставить заложника в живых. Позже, получив звонок с угрозами в адрес других членов семьи, родственники Уманского заплатили остальную часть денег.
Следователь Налоговой службы проследил, как деньги были отмыты за границей, а затем поступили на счета Михеля, Кадамоваса и их компании – магазина аквариумов Designed Water World.

Смерть Николая Харабадзе и Георгия Сафиева

В январе 2002 года Михель и Кадамовас узнали, что Сафиев вернулся в Лос-Анджелес, и решили поставить на него ловушку с помощью друга и делового партнера Софиева – Николая Харабадзе. По разработанному ими плану подруга Кадамоваса, Соловьева, позвонила Харабадзе и попросила о встрече, сказав, что получила его телефонный номер от знакомого.

Соловьева договорилась с Харабадзе о встрече в «частном клубе», который на самом деле был офисом Designed Water World. Когда Харабадзе прибыл, Альтманис и Марковскис играли в бильярд, Михель и Крылов пили, а Кадамовас стоял за стойкой бара. Под стойкой у Кадамоваса был спрятан револьвер, а у Михеля и Альтманиса под пиджаками были пистолеты.

Соловьева попросила Харабадзе заказать ей напиток, а Крылов закрыл за ним входную дверь. Затем Михель приковал Харабадзе к стулу, забрав у него ключи, бумажник и телефон, и объяснил, что хочет с его помощью заманить в ловушку Сафиева. Под давлением преступников Харабадзе позвонил Софиеву и убедил его приехать в офис Designed Water World.

Когда Сафиев вошел, на него набросились Михель, Кадамовас, Альтманис, Крылов и Марковскис. Михель сковал Сафиева наручниками и забрал у него ключи, бумажник и телефон. Затем Михель и Кадамовас перевезли Харабадзе и Сафиева в дом Кадамоваса, где заставили Сафиева позвонить его деловому партнеру, Константиносу Тежику, и попросить его перевести $940 000 на зарубежный счет.

Харабадзе и Сафиев четыре дня оставались пленниками в доме Кадамоваса. Кадамовас записал голос Сафиева, чтобы продолжить вымогательство после его смерти. Кадамовас сказал Марковскису, что собирается продолжать похищать людей и топить их в водохранилище, пока не наберет 50 миллионов долларов, даже если для этого придется набросать кучу трупов до самой поверхности воды.

После того, как Михель получил $940 000, он решил, что Харабадзе и Сафиев ему больше не нужны. Преступники напоили Харабадзе и Сафиева водкой и отвезли их к водохранилищу Нью-Мелоунс в двух машинах. По пути полицейский остановил их за несоблюдение дистанции. Михель вышел из машины и поговорил с полицейским, который отпустил их. Позже Соловьева показала в суде, что Кадамовас убил бы полицейского, если бы тот заметил в машине заложников.

У водохранилища Михель убил Харабадзе, надев ему на голову пакет и затянув пластиковую стяжку на горле. Альтманис привязал к телу Харабадзе груз и помог сбросить его с моста Стивнот. Сафиев к этому времени уже был убит и сброшен в воду. Михель сказал Альтманису, что Сафиева, как и Пеклер, было трудно убить, потому что он был «сильным как змея».

Михель воспользовался дебетовыми картами Харабадзе и Сафиева для получения наличных, что вновь было зафиксировано камерами видеонаблюдения. Затем Кадамовас отдал банковские карты своему знакомому Владимиру Панючкину, который отправился в Германию и продолжил снимать наличные там. Одну из кредитных карт Сафиева Михель использовал для приобретения электроники на сумму около $9 000. Также Михель позвонил в Лондон Тежику и отправил ему факсом записку – которую Сафиев подписал перед смертью – с требованием еще 4 миллионов долларов. Разговор с Михелем Тежик записал.

В общей сложности Михель и Кадамовас получили в качестве выкупа более миллиона долларов. Деньги они потратили на престижные автомобили, ремонт домов, роскошные подарки для любовниц и отдых на дорогих курортах.

Расследование ФБР

Отец и сын, возвращаясь с рыбалки, обнаружили тело Мускателя у моста Пэрротс-Ферри. Позже Альтманис, узнав, что находится под следствием ФБР, решил сознаться и помог найти тела последних четырех жертв. Агенты ФБР записали телефонные разговоры Михеля и Кадамоваса, на которых те обсуждали выкуп. Также ФБР была получена информация с их сотовых телефонов, из которой следовало, что Михель и Кадамовас ездили по шоссе Highway 99 по направлению к водохранилищу Нью-Мелоунс в дни, когда были убиты Мускатель, Пеклер, Уманский, Харабадзе и Сафиев.

Агенты ФБР провели обыск в доме Михеля и обнаружили множество физических улик, подтверждающих связь Михеля и Кадамоваса с жертвами – включая записку с требованием 4 миллионов выкупа за Сафиева, личную и финансовую информацию Сафиева и Харабадзе, четыре пары наручников и пластиковые стяжки. На многих из этих предметов были обнаружены отпечатки пальцев Михеля и Кадамоваса, а на наручниках присутствовала ДНК Сафиева и Харабадзе. Также при обыске было найдено 14 пистолетов, запасные части к оружию, патроны, глушитель, электрошокер, шокер-дубинка и несколько краденых и поддельных паспортов.

При обыске двух домов, принадлежащих Кадамовасу, были найдены дополнительные улики. В доме Кадамоваса в Шерман-Оукс было обнаружено несколько блинов для штанги (но не было найдено ни штанги, ни иного спортивного инвентаря) и конверт с записанным на нем телефонным номером, по которому преступники звонили семье Уманского с требованием выкупа. В доме Кадамоваса в Энсино был найден кинжал, фигурировавший в схеме по отмыванию денег, пистолет, патроны и пара туфель с пятнами крови. Рисунок на подошвах туфель совпал с отпечатками крови Мускателя, оставленными на мосту Пэрротс-Ферри. Волокна, найденные на одежде Харабадзе, совпали с ковром в доме Кадамоваса.

Заговор с целью побега и попытки побега Михеля

После ареста Михель, Кадамовас и Крылов были направлены в центр заключения Metropolian Detention Center в Лос-Анджелесе. Михель разработал план, согласно которому он, Кадамовас, Крылов и другие намеревались контрабандой пронести в свои камеры инструменты, проделать отверстия в стенах и попасть на лестничную площадку. Там они собирались выдавить оконную решетку гидравлическим домкратом, вылезти через окно и спуститься вниз по стене здания. Банда мотоциклистов должна была встретить их снаружи, разъехаться в разные стороны и собраться в убежище.

Михелю удалось собрать в своей камере внушительный запас инструментов, включая полотна для пилы, гаечные ключи, отвертки, леску, краску, рабочие перчатки, болторез и видеокамеру. Кадамовас изначально был размещен в другом отделении тюрьмы, но смог поменять камеру и поселиться рядом с лестницей, через которую они собирались бежать.

Михель пригласил принять участие в заговоре заключенного Билли Паркера, предложив ему (за деньги) необходимые инструменты и предупредив, что им придется убить всех охранников, которые встретятся им на пути. Однако Паркер проинформировал о побеге руководство тюрьмы. В камере Михеля охранники обнаружили склад инструментов и большое отверстие в стене. В камере Крылова было найдено отверстие меньшего размера, полотна для пилы и отвертка. В камере Кадамоваса никаких свидетельств подкопа или контрабанды не оказалось. Тем не менее, были улики, доказывающие причастие Кадамоваса к сговору.

После первой попытки побега Михель был переведен в отделение строгого режима Главного центра заключения округа Сан-Бернардино. К нему применили особые административные меры и изолировали от остальных заключенных. Несмотря на это, Михель разработал подробный план побега и написал письмо члену мексиканской мафии, пообещал ему миллион долларов за помощь. Сотрудник Службы шерифа, работавший в центре заключения, позднее засвидетельствовал, что план побега Михеля был вполне осуществимым.

Процесс

Суд присяжных признал Михеля и Кадамоваса виновным в одном случае сговора с целью захвата заложников, приведшего к смерти (параграф 1203 раздела 18 Уголовного кодекса), трех случаях захвата заложников, приведшего к смерти, сговоре с целью отмывания денег и сговоре с целью побега из заключения. Прокуратура уведомила суд о намерении потребовать смертной казни для обоих подсудимых
Обвинительный процесс начался в июле 2006 года и продолжался пять месяцев. Дело было подготовлено подробно и тщательно, включая множество свидетелей, которые давали показания на протяжении более 30 дней. Через три дня после начала суда подзащитные отказались от дальнейших слов, но окружной суд позволил вновь открыть процесс, когда Михель неожиданно решил дать показания.

Михель давал показания в течение трех дней в ходе опроса свидетелей, но отказался участвовать в перекрестном опросе. По требованию Кадамоваса окружной суд вычеркнул показания Михеля и проинструктировал присяжных не принимать их во внимание. 16 января 2007 года присяжные начали совещание. На следующий же день они вынесли отдельные вердикты по делу подсудимых, найдя обоих виновными по всем предъявленным пунктам обвинения.