Проехав с десяток славянских реабилитационных центров в Калифорнии, Вашингтоне и Орегоне, я грешным делом решил, что вполне исследовал тему наркотической зависимости среди славянского населения США. Однако, благодаря епископу баптистского объединения Западного побережья, я обнаружил еще одно прибежище для наркоманов в округе Сакраменто.

За “тюремными” воротами

За “тюремными” воротами шестой улицы калифорнийской Рио Линды проживает коммуна славянских парней из Калифорнии, Орегона, Вашингтона, Нью-Йорка, Пенсильвании и других штатов. По словам временно исполняющего обязанности директора центра, Елены Самсоненко, посвятившей три года “служению наркозависимым”, подавляющее большинство воспитанников являются выходцами из христианских семей русскоязычных иммигрантов. Сюда они прибывают со всех штатов Америки.

На сегодняшний день мне удалось побывать уже в восьми реабилитационных центрах Соединенных Штатов Америки. Все они находятся на Западном побережье США – от вашингтонского Эверетта, Портленда, до Реддинга и Сакраменто. Был также в женском реабцентре орегоновской миссии “Бог усмотрит”. Однако, до сего дня я никак не мог взять в толк, почему дети верующих родителей начинают употреблять дурь?

Полное откровение пришло лишь здесь, за “тюремной” решеткой в Рио Линде, во время вечерней чашки чая с консультантом алкогольной и наркотической зависимости, Еленой Самсоненко. В свое время Елена изучала психологию наркозависимости в Калифорнийском университете. Следуя ее логике, проблема наркомании в кругах славянской молодежи кроется не совсем там, где многие привыкли ее наблюдать.

В Лос-Анджелесе открылся русскоязычный ребцентр

В Лос-Анджелесе открылся русскоязычный ребцентр

Однако, для начала – немного истории возникновения реабцентра на шестой улице. По словам епископа баптистского союза, Николая Бугриева, реабилитационный центр “Дом спасения” был организован в 2007 году. Первым директором центра был Анатолий Кулагин. В 2012 году Владимир Черенков принял эстафету президента организации, куда входило два центра в Сакраменто (мужской и женский), позже был организован адаптационный центр в горах Лейк Тахо, куда направляются прошедшие основной курс реабилитанты.

В Сиерра Пайнс кемп в основном “ссылаются” реабилитанты, прошедшие положенный шестимесячный курс освобождения от зависимости, там они проходят трудовую терапию – выкорчевывают пни и пилят калифорнийские сосны на дрова, а также помогают ухаживать за церковным молодежным лагерем.

Однако, вернемся на шестую улицу Рио Линды. Мы сидим с Еленой Самсоненко в просторной гостиной и не спеша запиваем русские пряники горячим чаем. Елена приехала в Калифорнию из Новороссийска. Некоторое время работала в социальной сфере, затем получила степень бакалавра в сфере социальной работы и психологии в Калифорнийском университете. Теперь использует свои знания, помогая русскоязычной молодежи вырваться из-под гнета наркотиков и алкогольной зависимости.

Елена, по-моему, как никто другой очень близко подобралась к разрешению проблемы наркомании в этом сообществе.

 

Почему дети верующих родителей курят “дурь”?

По словам Самсоненко, многие иммигранты (особенно представители старшего поколения) не понимают откуда растут ноги у юношеской наркомании. Елена рассказывает о так называемой исторической травме бывших жителей Советского Союза.

“Наши родители долгое время были под гнетом советского режима, – говорит 55-летняя воспитательница, – в 17-м году наши прадеды потеряли собственность, народ был загнан в бетонные коробки и 70 лет жил под страхом. Это не могло не передаться на нынешнее поколение”.

Тоже самое касается и представителей религиозной иммиграции, считает моя собеседница. Одной лишь религией и догмами невозможно добиться успеха в деле реабилитации. Поэтому наряду с Библией, Елена предлагает молодым ребятам понять самих себя, обнаружить проблему, которая привела их к наркомании.

Русские дети калифорнийских улиц

Русские дети калифорнийских улиц

“Большинство организаторов христианских реабилитационных домов практически не уделяют внимания психологическим проблемам молодых людей, – заключает Самсоненко, – можно много и упорно молиться, однако, если мы не докопаемся до истинных корней наркомании – психологической травмы или детской обиды, нам эту проблему не одолеть”.

Например, по словам Елены один из реабилитантов весьма стыдился своего веса, однако родители не обращали внимания на юношеские комплексы ребенка. К тому же, как оказалось, родители постоянно унижали его. В результате сын вырос застенчивым парнем; у него развился комплекс неполноценности. Все это постепенно привело к употреблению наркотиков, так как лишь они давали ребенку временное облегчение.

Действительно, всю свою жизнь люди находятся в религиозном страхе, что еще можно ожидать от рабов? Рабов, которым, вдруг, досталась свобода.

Вот и идут это покорные рабы на поводке у мошенников разных калибров – начиная от бесчестных риелторов и банкиров, которые массово загоняют несознательный народ в каббалу непомерных долгов, и заканчивая неверными служителями церкви, для которых соблюдение традиций бывают важней духовной свободы их детей.

Когда родители день и ночь находятся в работе, пытаясь прокормить семью и оплатить недвижимость, их дети остаются предоставленными сами себе, школе или улице. А уж продвинутые школьные товарищи непременно помогут ребенку познать этот мир, расширяя его сознание с помощью иглы.

000В соседней комнате слышны неуверенные шаги только что пришедшего на реабилитацию парня. Сегодня его страшно ломает. Елена говорит, что “у него уже было две попытки”. Это – третья. Если сегодня он снова уйдет, центр уже не сможет принять его обратно. Такие правила. Бывают ситуации, когда ребята просят “хотя бы одну сигарету”, чтобы смягчить боль ломки, однако директор центра остается непреклонной – “одному дашь – все закуролесят”.

Многие из пришедших наркоманов – это избалованные дети зажиточных родителей. Поступать иначе с ними нельзя, считает директор центра. В противном случае, они “ни во что не будут ставить наставника. Зато потом – непременно зауважают, за непреклонную волю и бесконечное терпение”.

25-летний Вадим приехал в центр из Пенсильвании, где в Стейт колледже ходил в церковь и колол героин. Пройдя 6-месячный курс обучения, стал содействовать Елене Самсоненко в ее работе с зависимой молодежью, а также помогать по хозяйству – кормить курей, смотреть за спящим в калифорнийской грязи боровом и поливать огород. Говорит, когда вернется домой, там будет делать то же, что и директор центра – в Сакраменто.

Проблемы с властями города

Когда сеть баптистских церквей открыла “Дом спасения”, соседи стали жаловаться в администрацию города – так как здесь имели место быть криминальные происшествия с воспитанниками.

“Однажды ночью на территорию одного из соседских складов ворвался взбешенный парень, – рассказывает Роберта МакГлешен, супервайзер округа Сакраменто, – нарушителя общественного порядка задержала приехавшая полиция. Встревоженные соседи свидетельствуют, что задержанный угрожал расстрелять жителей окружающих домов из Калашникова”.

Правда вскоре, видя результаты труда “русских баптистов”, соседи успокоились и жизнь центра наладилась.

Где искать женщин-специалистов?

Бог усмотрит Сакраменто

По теме: Бог усмотрит Сакраменто

Немного позже, на восьмой улице был организован женский центр, где реабилитацию проходили девушки (также из христианских семей), однако, по словам епископа Бугриева, его “пришлось расформировать”.

“Реабилитировать их очень сложно, – комментирует это решение Самсоненко, – да и квалифицированных сотрудников у нас пока нет”.

Кстати, я уже не первый раз слышу подобные аргументы насчет организации женских центров, здесь, в Калифорнии. Ребята из “русского” центра в Реддинге уже не один месяц ищут женщину-руководителя для своего семейного приюта. Так что, если среди читательниц этого сайта найдется человек, горящий желанием помочь молодым девушкам, попавшим в беду, обращайтесь в редакцию или прямо в центр!

“Курорт” для наркоманов

После посещения “Дома спасения” на 8-й улице я еду на озеро Тахо – традиционное место отдыха многих калифорнийцев. Немного не доезжая до курортных районов, здесь находится баптистских молодежный кемп Сиерра Пайнс на территории которого проходят адаптацию люди, прошедшие основной курс реабилитации. Как свидетельствуют сотрудники центра, свежий горный воздух и русская баня способствуют физическому и душевному выздоровлению личности.

Распорядок дня таков: с утра – совместная молитва, затем – завтрак, после чего все отправляются корчевать пни, рубить дрова и заниматься благоустройством прилежащей территории. Из доступных развлечений – русская баня и вечернее шоу калифорнийских медведей, выходящих к людям в поисках пищи.

За импровизированным центром адаптации в горах наблюдает семейная пара из Украины – Игорь с Иной. Они приехали в США из Киева всего несколько месяцев назад. В Сиерра Пайнс семейная пара выполняет роль заведующих. По их словам, здесь реабилитанты заново учатся базовым трудовым навыкам, готовясь стать полноценными членами общества.

Славянских наркоманов Сакраменто лечат Библией

Славянских наркоманов Сакраменто лечат Библией

После плотного обеда из набора продуктов русского магазина в кемп прибывает президент организации, Владимир Черенков, раздает всем ломы и лопаты и ребята отправляются рыть траншею под клумбу.

“Труд способствует восстановлению верных жизненных ориентиров”, – говорят реабилитанты.

А я еду дальше – в Неваду, на знаменитые горячие источники.

Руслан Гуржий, SlavicSac.com