В 90-х годах прошлого века Анатолий Соляник занимался в Москве благотворительностью среди беспризорных детей, сегодня его деятельность распространилась на жителей Калифорнии. В находящийся у предгорья Сьерра-Невады реабилитационный центр, съезжается молодежь и семейные пары со всего Золотого штата.



(По понятным причинам имена реабилитантов в статье изменены).

Подъезжая к сонному Реддингу, то тут то там мы натыкаемся на выжженные беспощадным солнцем поля. Открывать окно на этом участке Калифорнии я настоятельно не рекомендую – салон автомобиля мгновенно наполняется невыносимой жарой и дымом. Из-за небывалой засухи всюду горят леса. Насколько может охватить взгляд, виднеются поблекшие поля и пожелтевшая трава. Даже в тени термометр показывает критические 117 градусов по Фаренгейту.

Такое чувство, что на безлюдный провинциальный городок Гербер, где находится реабилитационный центр “Дети улиц”, сбросили термоядерную бомбу – более трех минут находится на солнце не рекомендуется.

Заходим во двор обширного поместья миссии. Во дворе – украинский плетень на котором лениво развивается российский триколор. Директор благотворительной организации, Анатолий Соляник начинает экскурсию по ранчо с прохладного подвала поместья. Лишь здесь, под землей, на некоторое время можно укрыться от всепожирающего калифорнийского солнца.

– Прежние хозяева варили в погребе амфетамин, – рассказывает Анатолий, – местные жители в округе до сих пор приторговывают наркотиками.

Сегодня в подвале реабилитационного центра виесто амфетамина хранится картофель. Мы поднимаемся на первый этаж и попадаем в просторную столовую. Анатолий показывает нам фотографии здания до и после ремонта.

– До приезда в Америку, мы с женой занимались работой среди детей из неблагополучных семей, – продолжает директор центра, – здесь, в Калифорнии, решили развивать деятельность среди американских подростков и зависимой от наркотиков молодежи.

Обустроить здание реабцентра помогли русскоязычные церкви и ряд частных лиц из Сакраменто. Например, церковь “Вифания” из Сакраменто, помогла построить жилое здание, где сегодня проживает шестеро парней. Во дворе ребята возводят очередное здание, предназначенное для откачивания меда. Строительными работами, а также духовным надзором за студентами занимаются, прошедшие в России реабилитацию 30-летний Артем Родин и 34-летний Сергей Мальцев из Подмосковья.

Славянских наркоманов Сакраменто лечат Библией
ПО ТЕМЕ: Славянских наркоманов Сакраменто лечат Библией

– Трудно найти прошедших реабилитацию наставников, желающих подключится к нашей нелегкой деятельности, – рассуждает Анатолий Соляник, – приходится приглашать людей из России. Сейчас мы активно ищем женщину-специалиста для помощи девушкам. Если среди читателей найдется такая кандидатура, мы будет рады принять ее в наши ряды.

Одна из женщин уже откликнулась на зов о помощи: пенсионерка Тамара оставила квартиру в Нью-Йорке и пособие на том побережье и служит сегодня на кухне в центре.

29-летний драгдилер Алексей из Лос-Анджелеса, в недалеком прошлом работал на транснациональный картель. Сотрудничая с одной из самых крупных мексиканских мафиозных структур в штате, русскоязычный парень занимался транспортировкой и продажей героина.

– Мы перевозили наркотики по всему штату, занимались вымогательством и рэкетом по всей Южной Калифорнии, – рассказывает мне Леша, – в какой-то момент мне опротивело все вокруг – деньги, развлечения и даже роскошный отдых – ничего из этого не приносило мне покоя!

Сегодня бывший наркоторговец из Лос-Анджелеса отвечает за кормления кур в реабцентре.

Одним из важных аспектов деятельности ребцентра является ведение натурального хозяйства. Человек, работающий на земле, может видеть результаты своего труда, – это вызывает ощущение успеха и осознание чувства социальной значимости. Для человека, вставшего на путь выздоровления, это является важным условием.

– В какой-то момент мы осознали, что нужен отдельный дом для зависимых от наркотиков девушек, – в интервью SlavicSac.com рассказала семья из Сакраменто, которая помогла в приобретении ранчо в 35-ти милях восточнее от Гербера.

– Нам всегда было невыносимо смотреть на девушек, погрязших в алкоголизме, наркомании и проституции – говорят жертвователи, регулярно поддерживающие деятельность “Детей улиц”, – мы хотим помогать женщинам, потерявшим смысл в жизни. У нас в Калифорнии существует много реабилитационных центров для мужчин, но не для женщин. Ситуацию усложняет еще то обстоятельство, что многие девушки приходят к нам со своими детьми.

Плотно пообедав в мужском центре, мы едем в женский, а точнее – в семейный, так как здесь, в основном, находятся семейные пары.

Как бросить курить – из опыта калифорнийских баптистов
ПО ТЕМЕ: Как бросить курить – из опыта калифорнийских баптистов

По дороге Анатолий рассказывает нам шокирующие истории из жизни реабилитантов, многие из которых пройдя “программу”, стали полноправными членами общества.

– Несколько лет Татьяна занималась бродяжничеством, живя на улицах Сакраменто, – рассказывает историю одной из русскоязычных девушек наш гид, – она проходит реабилитацию в “женском” центре. 17-летний Андрей чуть не закончил жизнь самоубийством, благодаря приходу в наш центр он родился заново. Сегодня парень живет нормальной жизнью.

В горном ранчо, находящемся на высоте нескольких тысяч футов над уровнем моря, проживает четыре семьи. По словам Анатолия, нахождение супругов в  этом отдаленном месте (в 20 милях отсюда начинается знаменитый Lassen Volcanic National Park!) помогает наркозависимым в восстановлении.

На территории 15-ти акров, которые достались организации “Children of the Streets” наряду с домом, раскинулась пасека в пару сотен пчелиных семей, загон для коз и коров. Если в мужском центре выращивают лишь свиней и кур, то без молока жители женского монастыря обойтись не могут – вместе с насельницами здесь живут грудные дети.

Анита Веласкес приехала сюда из Лос-Анджелеса, именно там на одной из parties он встретила Олега.

– Некоторое время мы пересекались на случайных вечеринках, – вспоминает девушка, – затем мой парень решил покинуть Лос-Анджелес, чтобы лечиться от зависимости. Вскоре сюда перебралась и я.

Несмотря на то, что Анита – не против употребления легких наркотиков, все-таки ради мужа она перестала употреблять марихуану.

– Всю свою жизнь мой отец курил травку, – продолжает латиноамериканка, – эффект от этого вида наркотиков не идет ни в какое сравнение с более тяжелыми препаратами.

На вопрос, находит она свое пребывание здесь эффективным, Веласкес отвечает:

– Too much drama.

И действительно, реабилитантам приходится нелегко: семейные скандалы, разводы и прочие неприятности прежней жизни достают их и даже в этом уютном уголке. По словам духовных попечителей, однажды, в центр принесли наркотики – в тот день “заторчала” добрая половина “воспитанниц”.

– К сожалению, наш центр находится на этапе становления, – вторят мексиканской девушке представители миссии, – у нас мало опыта для работы с наркозависимыми женщинами, поэтому мы ищем квалифицированного специалиста для этого центра.

У Ирины с Сергеем из Сакраменто власти штата хотели отобрать грудного ребенка из-за алкоголизма родителей. Благодаря вмешательству миссии, ребенка вернули молодой семье. Сегодня пара проходит курс реабилитации, а также государственную программу Анонимных Алкоголиков.

Диана Мальцева познакомилась с “Детьми улиц” в Москве, когда еще занималась бродяжничеством. Примкнув к миссии, вскоре сама стала помогать брошенным детям. Позже переехала в США, чтобы помогать американским тинейджерам и их родителям.

– Когда мне исполнилось 7 лет, наша семья оказалась на улице, – вспоминает Диана, – в восемь-девять лет я уже курила, выпивала. В школу нас с братом не брали. Да, и честно говоря, не сильно хотелось учиться. Жизнь на улице, полная эмоций и различных приключений, привлекала меня намного больше.

Однако вскоре девушке пришлось признать, что такая жизнь “лишена всякого будущего”.

– Однажды мы узнали, что на площади трёх вокзалов какие-то люди бесплатно кормят беспризорников и бомжей. Мы стали ходить туда обедать, – продолжает наставница, – так мы познакомились с Анатолием Соляник и Мариной Анатольевной Долбиной, которые рассказали нам о том, что есть другая жизнь.

ПО ТЕМЕ: Сын славянского пастора в Сакраменто умер от героина
ПО ТЕМЕ: Сын славянского пастора в Сакраменто умер от героина

Вместе со своим мужем, Сергеем (также бывшим наркозависимым) девушка служит нуждающимся в центре.

27-летняя Алина из Сакраменто – единственная незамужняя девушка, проходящая курс восстановления в этом горном ранчо. Несколько лет жизни у нее отнял “Риталин”. На таблетки девушку подсадил парень, в последствии ставший ее мужем. Чтобы освободится от наркотиков, девушке пришлось расстаться с супругом.

Спускаясь с гор, мы спешим назад в Гербер, чтобы успеть к вечернему костру. На ужин нас ждет приготовленное на костре козье мясо с картошкой. Коз ребята приобретают на местном аукционе “по 25 долларов за голову”, а картофель – жертвуют очередные благодетели.

– К сожалению, у нас не хватает сил обрабатывать землю, приобретенную вместе с домом, – поясняет основатель “Детей улиц”.

Раритетный трактор, подаренный неизвестным благодетелем, так и не завелся – поэтому мы решили отправиться смотреть пасеку. По словам 22-летнего реабилитанта-пасечника, горный мед охотно покупают в городе, кроме того, местные фермеры приплачивают организации “за опыление персиковых плантаций”.

– Так и выживаем, – на прощание говорит Анатолий Соляник, двадцать лет назад освободившийся от зависимости, – ведь денег с ребят не берем.

На сегодняшний день реабилитацию в центре обратилось около трехсот человек из разных городов США, многие из которых получили желанную свободу от наркотиков.

Как сказала мне супруга Анатолия, Вера Соляник, даже местные власти признали благотворное действие центра в округе. По словам представителей городского управления “с прибытием русских ситуация с преступность в регионе стабилизировалась”.

Руслан Гуржий, SlavicSac.com