Дмитрий Абрамсон: eвреи и неофашисты в одной упряжке

До сих пор в голове не укладывается, как советские иммигранты-трамписты, особенно евреи, оказались «в одной упряжке» с американскими неофашистами. Наследники страны, которая гордилась победой над нацистской Германией, дети и внуки ветеранов и людей, переживших войну и Холокост, не стесняются поддерживать демагога, открыто флиртующего с неонацистскими организациями. Чтобы оправдаться прежде всего перед самими собой, они фантазируют об угрозе социализма в Америке, в ужасе рассказывают байки об АНТИ-фашистах, считают Трампа «МЕНЬШИМ злом» и причитают о том, «сколько он сделал для Израиля».

То, что Трамп расистский демагог было видно невооружённым глазом. Эту историю можно было бы начать с судебного дела в 70-х о том, как Трампы отказывались сдавать квартиры афро-американцам. Или можно было бы начать с того, что Трамп упорно распространял конспирацию о том, что первый темнокожий Президент США не родился в США.

Но, честно говоря, я за всем этим не следил, а Трамп меня вообще не интересовал. Я не смотрел его фальшивые телесериалы. Я очень сомневаюсь, что узнал бы его в лицо. Я вообще слабо себе представлял, кто это, пока он не объявил о своих намереньях баллотироваться.

И вот этот момент я помню, как вчера. В 2015-м году он спустился на золотом эскалаторе и дал свою первую кандидатскую речь. «Когда Мексика посылает своих людей, они не посылают самых лучших. Они не посылают вас, они посылают людей с большими проблемами, и они привозят с собой эти проблемы. Они привозят с собой наркотики, они привозят преступность. Они насильники и некоторые, я предполагаю, хорошие люди [. . .]».

Когда я услышал этот пассаж, я был уверен, что любому образованному – и даже не очень образованному – человеку станет понятно, что это самые натуральные расизм и ксенофобия. Но даже если сразу непонятно, то замените Мексику на свою любимую страну, и всё должно стать на свои места. А если вы евреи, то вспомните многочисленные липовые обвинения против евреев в СССР.

Я честно думал, что на этом предвыборная компания Трампа началась и закончилась. У такого человека не может быть политического будущего в Америке. Но к моему удивлению большинство наших земляков только обрадовались такому повороту событий. Вместо сочувствия к другим людям, которых тоже незаслуженно и коллективно обвиняют во всех грехах, у них сработал родной совковый инстинкт «понаехали тут». Наконец-то нашёлся политик, который сказал вслух то, что они и так думали.

За мексиканскими «насильниками» и «наркодилерами» последовал «мексиканский судья». Над иском против Трамповского Университета – очередной трамповской афёры – заседал судья, родители которого иммигрировали из Мексики. Сам судья родился в Америке, хотя даже это не столь важно. По логике Трампа, который до этого выступил против мексиканских иммигрантов, судья-«мексиканец» должен был отстранить себя от этого судебного процесса. Получалось, если бы судья, например, был еврей, то можно было бы высказаться против Холокоста, после чего заявить, что «еврейский» судья теперь не может быть объективен.

Но мексиканцев было явно недостаточно для победы на выборах. Поэтому Трамп выступил с речью о закрытии границ для всех мусульман, независимо от того, откуда они приезжают и с какой целью. Религиозная принадлежность была единственным фактором.

На преследование мусульман Трампу ответили родители американского офицера, отдавшего свою жизнь в Ираке, спасшего сотни американских солдат, и посмертно награждённого высочайшими наградами. Но Трамп, который в своё время отмазался от Вьетнама, нашёл в себе необходимые «качества», чтобы унизить даже мусульманскую семью погибшего героя.

После победы на выборах Трамп три раза пытался ввести «мусульманский бан». В разные этапы под него попали даже наши союзники. Люди, воевавшие на нашей стороне в горячих точках, переводчики в Ираке, которым угрожала смерть за оказанную нам помощь, не могли получить обещанную визу.

И снова советские беженцы, которые любили рассказывать о религиозных гонениях в СССР, обрадовались чужому горю. С их точки зрения если кому-то плохо, значит им хорошо, и обратное тоже верно. Не сильно вдаваясь в подробности, они пришли к выводу, что гонения на мусульман в Америке помогают и Америке, и Израилю.

Но кроме советских трампистов прозрачные намёки Трампа просекли и американские неофашисты. После медленных и мучительных побед прогрессивного общества после Второй Мировой, Ку-Клукс-Клан (ККК) и ему подобные постепенно оказались на задворках американского общества и политической жизни, и находились там наверно последние 50 лет. И вдруг на арене появляется политик, который говорит на их языке и не стесняется ни ксенофобии, ни расизма.

Чтобы до конца понять, как Трамп завоевал ультра-правых националистов, нужно посмотреть на ситуацию с их точки зрения. Если ККК или его более новые воплощения устраивали какую-либо акцию или где-то «светились» в новостях, все политики «от мала до велика» автоматически осуждали их в самой жёсткой форме. Это ожидалось от всех общественных деятелей. Этого ожидали журналисты и всё остальное население. Этого привычно ожидали и сами неонацисты. Когда Трамп не делал этого или не делал этого сразу, неонацисты брали это на заметку.

Первый знаменательный инцидент был связан с бывшим лидером ККК Дэвидом Дюком (David Duke). Дюк открыто поддержал предвыборную компанию Трампа в начале 2016-го года. Абсолютно логично было спросить – практически подтвердить, – что Трамп осуждает лидера ККК и публично отказывается от его поддержки. Вместо этого Трамп сказал, что не знает, кто такой Дэвид Дюк и что такое Ку-Клукс-Клан. Оказалось, что Трамп прекрасно знал, кто это и даже публично выступал против него и в 2000-м, и в 2015-м. Под давлением со всех сторон, Трамп отнекивался, что не расслышал вопрос, и буквально «через не хочу» сказал, что отказывается от поддержки.

Но Трампу удалось сесть одним задом сразу на два стула. Неонацисты услышали, что Трамп как минимум колебался, прекрасно понимая, что Трамп всё равно должен был от них отказаться из политических соображений. Зато всем остальным Трамп мог рассказывать, что он отказался от неофашистов – какая разница сразу или нет. Этот приём Трамп будет продолжать использовать последующие пять лет.

К 2016-му году разные группы белых националистов ловко переименовали себя из негативного ККК и прочих фашиствующих в нейтральное и всё объединяющее «альт-правые» (alt-right). Они реализовали себя в интернет-издании Брайтбарт, которое не стеснялось даже антисемитизма. Редактором издания был Стивен Бэннон (Steven Bannon), который возглавил предвыборную компанию Трампа в августе. После победы на выборах, Бэннон был назначен советником Президента Трампа. У альт-правых уже не было никаких сомнений, что у них появился союзник – Президент США.

Следующее подтверждение этому произошло уже летом 2017-го года, когда в Вирджинии было принято решение снять памятники Конфедерации на территориях, принадлежавших государству. О том, что не нужно трогать «исторические» памятники, я слушал от советских иммигрантов неоднократно. Откуда у них появилась любовь к истории, с которой они очевидно не знакомы, остаётся загадкой. Я также не уверен, как они относятся к сносу многочисленных памятников Ленину и другим преступникам советской эпохи. Но я провожу такую аналогию: представьте себе, что где-то в Европе перед каким-нибудь муниципальным зданием стоит памятник Герингу.

А ведь ситуация в США уникальная. 30 лет спустя (и даже позже) после окончания Гражданской Войны, проигравшая сторона – предатели Америки, воевавшие за продолжение рабовладельческого строя, – стали воздвигать памятники своим «героям». При чём не в музее или на территории частной собственности, а на территории государственных парков прямо перед государственными учреждениями. И им разрешили это делать, чтобы «объединить» страну. Поверьте, что для потомков рабов это выглядит так же, как памятники лидерам Третьего Рейха для советских людей.

Но расисты, клановцы и неофашисты, которые считают себя прямыми наследниками Конфедерации, организовали акцию «Объединим Правых!» (Unite the Right Rally). Многочисленные группы альт-правых съехались со всей страны в Шарлоттсвилль на массовый протест. Можно предположить, что какая-то наивная душа честно пришла защищать памятник генералу Роберту Ли, но подавляющее большинство участвующих принадлежали к той или иной неонацистской группировке. А для евреев-трампистов, у которых ещё есть какие-то сомнения, они скандировали «Евреи нас не заменят!» (Jews will not replace us).

Масштабы фашистского митинга привлекли противоположные элементы, то есть «антифашистов». Можно сказать, что среди них была и пресловутая «Антифа», хотя какой-либо структуры или иерархии у этой организации нет. В результате произошли стычки фашистов и антифашистов. Один из белых националистов, разогнав свою машину на контр-протестующих, убил девушку.

Как бы вы ни относились к «левым», выбор между фашистами и теми, кто буквально выступает против них, должен быть предельно прост. Любой политик, а тем более Президент, автоматически и немедленно выступил бы против белых националистов. Но Трамп снова использовал тот же самый «гениальный» приём. Он осудил «многие стороны» конфликта, тем самым приравняв фашистов с протестующими против фашизма.

Через два дня Трампу пришлось сделать второе заявление, на этот раз против фашистов. Но на третий день, Трамп снова вернулся к формулировкам «с обеих сторон»: с обеих сторон были хорошие люди и с обеих сторон были плохие люди. Он продолжал сидеть на двух стульях, выступая против фашистов и одновременно заигрывая с ними.

Бросалось в глаза то, что Трамп не выступал против неонацистов с тем же напором и оскорблениями, которые он применял против других людей и организаций. Для сравнения вспомните трамповские атаки на футболистов, протестующих против полицейского беспредела.

Это был скандал. Трампа критиковали члены его же партии и даже его кабинета. Главы крупнейших корпораций отказались продолжать сотрудничать с его администрацией.

Однако члены движения альт-правых открыто обсуждали, что Трамп явно на их стороне. Получив идеологическую поддержку от главы государства, белые националисты активизировались ещё больше. Идеальной статистики нет, но разные источники, от ФБР до еврейских организаций, единогласно сообщили о росте неофашистской преступности. Но этот момент никак не вписывался в политическое русло советских трампистов.

В 2018-м году перед выборами в конгресс Трамп и его союзники решили воспользоваться караваном беженцев из Центральной Америки, чтобы в очередной раз запугать избирателей. Семьи, спасающиеся от смерти и насилия, были представлены американскому электорату, как нашествие Чингизхана или наступление 7-й танковой дивизии Вермахта. В ультра-правых кругах ходили слухи, что караван финансирует «дежурный» еврей Сорос.

Еврейская организация ХИАС хорошо известна беженцам из СССР. Но эта организация помогает не только евреям. Таким образом ХИАС тоже стал мишенью для белых националистов. В октябре перед выборами радикализированный неонацист узнал, что ХИАС использует питтсбургскую синагогу. Перед тем как убить 11 человек, он написал «ХИАСу нравится пускать оккупантов, которые убивают наших людей. Я не могу сидеть и смотреть, как наших мочат. Мне плевать как это выглядит, я иду в бой».

В 2020-м году у страны наступил новый кризис. На видео попали примеры полицейского беспредела против темнокожего населения. В ответ последовали мирные демонстрации, не очень мирные демонстрации, и просто хулиганьё и преступники, воспользовавшиеся ситуацией.

И здесь у Трампа был шанс объединить страну, признать, что полиция не всегда действует в рамках закона, особенно против афроамериканцев, попытаться успокоить протестующих. Вместо этого он усердно подливал масло в огонь. Трамп считал, что демонстрации ему на руку. Если он сможет запугать достаточно избирателей, они опять проголосуют за него.

Ультра-правые группировки услышали риторику из Белого Дома и стали активно участвовать против движения БЛМ. И снова с моральной точки зрения всё должно быть понятно: с одной стороны люди хотят остановить полицейский беспредел, а с другой стороны у нас неофашисты.

Но кульминация этой дилеммы произошла во время президентских дебатов. Модератор Крис Воллас (Chris Wallace) попросил Трампа сделать заявление против белых националистов, вступающих в вооружённые конфликты с демонстрантами. Буквально, его просили сказать им, «stand down», что в контексте можно перевести как успокойтесь / прекратите свои действия. Но после минутной перепалки всё, что Трамп смог из себя выдавить было «stand back and stand by» –будьте наготове / ждите указаний. После этого Трамп поспешно добавил, что на самом деле проблема с ультра-левыми и уже хорошо заезженной «Антифой».

Некоторые трамписты считают, что Трамп просто оговорился. Но в контексте предыдущих заявлений становится очевидно, что Трамп сказал ровно то, что хотел сказать. К этому моменту флирт с неофашистами превратился в стандартный и предсказуемый приём.

Иногда возникает вопрос, почему Трамп это делает. Неужели он действительно белый националист? Может быть ему просто нужна поддержка ультра-правых? Но если подумать, то какая на самом деле разница? Он или расист, или прекрасно вошёл в эту роль? Он поднял весь этот сброд, дал им право голоса, и использовал их в своих целях.

Последние 2 месяца Трамп рассказывал сказку про украденные выборы. Без каких-либо доказательств все его попытки изменить результат были обречены. Он проигрывал судебные иски один за другим, но каждый день он убеждал свой культ, что нужно брать дело в свои руки. Белые националисты и иже с ними начали получать обещанные месяц назад «указания».

Апофеоз произошёл 6-го января в Вашингтоне. И если у кого-то ещё были какие-то сомнения о союзе Трампа и неонацистов, на футболках путчистов можно было найти надписи «Освенцим» и «6 миллионов евреев было недостаточно».

Трамписты и не только трамписты оскорбляются, когда Трампа и его культ сравнивают с Гитлером и нацистами. Защитники Трампа часто прячутся за зазубренную догму: «сравнение с Гитлером в споре означает, что вы проиграли спор». Конечно Трамп не Гитлер в буквальном смысле, но и Америка не Германия 30-х годов. И со стороны выглядит очень странно, когда игнорируются вполне очевидные параллели.

За Гитлера и его нацистскую партию в 1932-м году проголосовало 37% избирателей. Нацистов рассматривали как «меньшее зло» по сравнению с коммунистами и социалистами. Гитлер вёл активную пропаганду ненависти против евреев и других меньшинств. Нацисты не стеснялись применять силу против своих политических оппонентов. Немецкие СМИ и интеллигенция писали, что они может быть и не согласны с методами Гитлера и его партии, но он хочет всё самое лучшее для Германии. Можно сказать, не воспринимайте буквально всё, что он говорит, но он сделает Германию снова великой. Звучит знакомо?

В результате нормализации нацистов почти во всех слоях немецкого общества, мандата на 37% хватило для того, чтобы назначить Гитлера главой государства в 1933-м году. Вскоре после этого Гитлер получает полномочия диктатора и молниеносно уничтожает своих политических оппонентов. Что было дальше, мы все хорошо знаем.

На протяжении последних пяти лет Трамп пытался стать диктатором. Он нашёл меньшинства, мусульман, мексиканцев и других, которые можно было безнаказанно атаковать. Он подмял под себя демократические учреждения: Республиканскую Партию, Конгресс и Министерство Юстиции. Он подрывал судебную власть, свободную прессу и многочисленные государственные организации, находящиеся под его контролем. Его последнее покушение было на демократические выборы с последующим штурмом физического центра американской демократии.

Да, Трамп не развязал Третью Мировую Войну и не создал сеть конц-лагерей с целью геноцида. Но конц-лагеря для беженцев и политику разделения семей нельзя классифицировать иначе, чем преступление против человечества. А его заигрывание с неофашистами не могло закончиться без жертв. Последствия последних четырёх лет мы будем расхлёбывать ещё очень долго.

Поэтому принципиальная разница между Гитлером и Трампом оказалась не в них самих, а в том, что американская демократия выстояла натиск расистского демагога. И совсем не факт, что США продержалось бы ещё 4 года.

А как же еврейский зять? А никакой проблемы нет. Для политики «и нашим, и вашим», еврейский зять – это ровно то, что доктор прописал. Он успокаивает евреев, пока Трамп заигрывает с неофашистами и антисемитами.

Но для альт-правых антисемитов всё было не так просто. В начале трамповского правления его администрация разделилась на лагерь Бэннона и лагерь Кушнера. Бэннон был ближе всего к белым националистам, а на Кушнере альт-правые поставили клеймо «глобалиста». Может быть для кого-то этот термин звучит безобидно – на это он и был рассчитан. Но глобалист – это кодовое слово, подразумевающее известную антисемитскую сказку про «всемирный еврейский заговор». Прозвучали заявления, что настоящий «фюрер» не отдал бы свою дочь замуж за еврея. Но белые националисты всё же понимали, что Трамп – это лучшее, на что они могли рассчитывать.

По поводу Израиля ситуация ещё проще. Ключевая идея альт-правых – создать белое этническое государство на территории США. С их точки зрения, все расы разные (белая раса, конечно, лучше всех) и должны жить отдельно друг от друга. Куда девать всех чернокожих, азаитов и других они ещё не придумали, но они точно знают, как избавиться от американских евреев – для этого есть Израиль.

Некоторые белые националисты рассматривают Израиль как прототип своего этнического государства. И это правильно, что евреи воюют с арабами на Ближнем Востоке, так же как и белые националисты должны бороться с другими расами и национальностями в США. Поэтому государство Израиль они поддерживают с удовольствием, оставаясь при этом ярыми антисемитами по отношению к американским евреям.

В отличие от советских евреев, около 70% американских евреев голосовали за Демократов и против Трампа. В отличие от наших земляков, они хорошо понимают, чем для евреев могут закончиться игры с белыми националистами. И в этом контексте становится понятно, почему Трамп обвинил их в «нелояльности» к Израилю.

Наверно невозможно до конца понять, как расизм и страх перед «социализмом» закрыл нашим соотечественникам глаза на самый обыкновенный фашизм. Не менее странно осознавать, что русскоязычные евреи оказались в союзе с неонацистами ради какой-то карикатурной лояльности к Израилю.

Но после 6-го января появились люди, способные поменять своё мнение. К счастью, ещё не поздно это сделать.

Dmitry Abramson