Фото: The White House

19 января американский Сенат должен приступить к рассмотрению четвертого в истории США импичмента президенту, и уже второго импичмента в недолгой политической карьере Дональда Трампа.

Процедура импичмента стартует за день до истечения срока полномочий 45-го президента, но, как писала «ДС», крайне маловероятно, что она приведет к отстранению Трампа от должности.

Провальная тактика

Пока еще действующий глава Белого дома загнал свою партию в крайне тяжелую ситуацию. «ДС» уже отмечала, что отношения Трампа с истеблишментом Республиканской партии с самого начала напоминали брак по расчету, и еще в начале ноября предсказывала, что, поскольку шансы действующего президента выиграть суды и оспорить результаты выборов крайне невелики, республиканцы начнут потихоньку «сливать» своего кандидата. При этом открыто отказаться от Трампа «слоны» не решались, учитывая, что именно его поддерживало более 90% республиканского электората. Помощь президента была также необходима республиканцам для борьбы за два сенатских места в Джорджии 5 января, которые определяли контроль над верхней палатой Конгресса. К слову, эти выборы партия проиграла.

В свою очередь, Дональд Трамп при всем своем желании остаться у власти в глубине души понимал, что у него может не хватить ресурсов «перевернуть» результаты выборов. Именно поэтому он, несмотря на все свои одиозные высказывания, так и не решился своими руками совершить столь ожидаемый его сторонниками государственный переворот, то есть — объявить военное положение, ввести войска в столицу и отменить результатов голосования. Однако он всеми силами добивался, чтобы это решение принял за него кто-то другой, поочередно требуя желаемого от секретарей и губернаторов «колеблющихся» штатов, судей всех уровней и вице-президента Майкла Пенса. Последней «инстанцией», к которой обратился Трамп, стали его сторонники, собранные им для этой цели в Вашингтоне 6 января.

Очевидно, такая тактика казалась Трампу наиболее безопасной. В случае, если бы переворот удался на любом из этапов, президент мог бы воспользоваться его результатами. В случае же провала ответственность за нарушение закона ложилась бы на кого-то другого (соответственно, губернатора или секретаря конкретного штата, судей, Пенса или обычных людей). Сам же Трамп в такой ситуации имел возможность до конца разыгрывать уже описанный «ДС» ранее имидж «поверженного героя, павшего в результате заговора и уступившего ради сохранения мира», чем сохранил бы симпатии своих сторонников.

Обе стороны в точности воспроизвели прогнозируемые тактики с тем лишь важным нюансом, что, как оказалось, ни одна из них в итоге не смогла получить желаемого. Республиканцам не удалось «слить» Трампа незаметно, и наиболее активные его сторонники уже заклеймили их «предателями», заявляя, что «Республиканская партия себя изжила, и люди разочаровались в ней». У Трампа также не получается снять с себя ответственность за штурм Капитолия его сторонниками 6-го января, несмотря на все попытки откреститься от них и объявить себя «голубем мира», запоздало осуждая насилие. И демократы, и даже часть республиканцев уверены – действия разгоряченной толпы стали прямым следствием призывов Трампа ни в коем случае не признавать результаты выборов, идти к Капитолию и проявить силу, которые в данном контексте не могли привести к другому результату.

Политический цугцванг

На этом фоне действия демократов выглядят весьма логичными и преследуют сразу несколько целей. Во-первых, законодатели пытаются показать, что подобное поведение должно неизбежно влечь за собой ответственность, чтобы ни у кого в будущем не возникло соблазна его повторить. Во-вторых, в случае успешного импичмента Конгресс сможет рассмотреть вопрос о запрете Трампу занимать государственные должности в США, после чего совершенно логично могут всплыть ожидающие своей очереди уголовные дела. В-третьих, чем больше фигура уходящего президента становится вне закона, тем сложнее республиканцам сделать крен в сторону трампизма. Речь идет не только об использовании потенциала конкретного Дональда Трампа, но и в принципе о попытках радикализовать риторику своей партии, чтобы завоевать симпатии крайне правых или выдвинуть из своей среды нового «трампа», дабы не потерять привлеченный предыдущим электорат.

С другой стороны, у Республиканской партии в этой ситуации практически не остается хороших ходов. Согласно последним результатам опросов, только 17% электората партии поддерживает отстранение президента от должности. Отказ от Трампа автоматически означает для республиканцев потерю значительной части своих сторонников, уже грозящих создать «третью партию». В то же время, президент, последовательно взвинчивавших своих сторонников, внушавший им конспирологические теории и демонизировавший своих противников, сам довел их до крайней степени радикальности. Тем самым он своими руками маргинализовал своих последователей, выведя их сначала из пространства конструктивного диалога, а затем, как минимум часть из них, – из правового поля. Следовательно, любой крен Республиканской партии в эту сторону также означает ее маргинализацию и частичную делигитимацию.

Похоже, что за неимением иной тактики в этой щекотливой ситуации республиканцы решили использовать предыдущую, а именно, пытаться незаметно и с видимостью сохранения достоинства усидеть на двух стульях. Правда, если раньше их усилия были направлены на то, чтобы незаметно «слить» Трампа, сейчас они будут пытаться незаметно его сохранить и сделать так, чтобы трампизм и сам Трамп не были признаны вне закона, тем самым оставив партии возможности для маневра.

В общем, можно констатировать, что все, кто делал ставку на Трампа, столкнулись с одной и той же проблемой: выходки 45-го президента породили ответную реакцию, по своей силе намного превышающую ту выгоду, которую он принес потенциальным бенефициарам. Это утверждение справедливо как для Москвы, возлагавшей большие надежды на «нашего» Трампа, так для Республиканской партии и самих сторонников скандального главы Белого дома, ныне вынужденных расплачиваться за свою наивную веру словам президента. Правда, эти сторонники до сих пор слепо доверяют своему кумиру и все еще ждут от него введения военного положения и «ареста проплаченных глобалистами предателей». И тот факт, что этого сценария в очередной раз не случится, вряд ли будет способен поколебать их веру. А потому независимо от дальнейшей судьбы Дональда Трампа, трампизм в ближайшее время никуда не исчезнет.

Ксения Кириллова, DS-News