Что сказал Путин в интервью Такеру Карлсону? 

725

«Украина — искусственное государство», «США нас обманули», «Байден финансирует войну», а «Русский человек думает о вечном». Президент РФ Владимир Путин в интервью американскому телеведущему Такеру Карлсону выдал «джентльменский набор» пропагандистских тезисов, давно знакомых российской аудитории.

За день до публикации большого интервью Владимира Путина американскому телеведущему Такеру Карлсону российское независимое издание The Insider опубликовало юмористическую карточку Бинго, клеточки которой были заполнены нарративами, которые обычно звучат в выступлениях Путина. Журналисты как бы делали «ставки»: пойдет ли Путин по привычной схеме или скажет что-то новое?

Уже через несколько минут интервью стало понятно, что карточка, скорее всего, заполнится быстро: Путин начал с получасового экскурса в историю, в котором познакомил своего визави с подробным обоснованием своей теории о том, что Украина якобы никогда не была самостоятельным государством, а ее земли — «исконно русские».

Сам Такер Карлсон перед интервью предупредил зрителей, что разговор начинается именно с получасовой лекции, которую Путин фактически не разрешал перебивать. Карлсон отметил, что, хотя уследить за мыслью российского президента было порой сложно, он ему показался очень искренним. В какой-то момент Такер действительно перебил Путина, сказав, что потерял мысль (где-то в районе эпохи феодальной раздробленности), однако Путин строго одернул собеседника, сказав, что это серьезный разговор, а не ток-шоу. При этом Путин почему-то назвал свою пространную речь диалогом: «Я понимаю, что мои диалоги выпадают из жанра интервью…»

Главным вопросом, который Карлсон задал Путину несколько раз, стал вопрос о причинах войны в Украине: действительно ли Путин был убежден, что на Россию вот-вот нападет Америка? Большая часть интервью так или иначе была построена вокруг этого вопроса, потому что прямо Путин на него не отвечал.

Начал российский президент от Рюрика, потом перешел к Киеву и Новгороду, особо выделил тезис об «одном языке», а также вскользь упомянул, что и Великое княжество Литовское на самом деле якобы было русским. Путин несколько раз подчеркнул, что «украинской нации не существовало», а слово «украинский» вообще «не означало никакой этнической группы».

Однако главной героиней исторического экскурса Путина стала Польша — ее российский президент упомянул, причем в негативном контексте, 36 раз за все интервью (ни одна другая европейская страна, кроме Украины, не удостоилась такого количества упоминаний). По мнению Путина, именно Польша — одна из главных виновниц начала Второй мировой войны, а поляки, по его словам, сотрудничали с Гитлером.

Главный посыл Путина в исторической части интервью — Украины не существовало, все ее территории — это части других государств. «Говорили ли вы Виктору Орбану, что он тогда тоже может пойти и забрать бывшие венгерские территории назад?» — уточнил Такер Карлсон. Путин признался, что не говорил, зато рассказал о своей поездке в Закарпатье (Береговое) в советские времена, где видел людей в диковинных шапках: подумал, что это артисты, а это оказались венгры, которые и говорили по-венгерски, а совсем не по-украински! «Многие венгры, конечно, хотели бы вернуться на свои территории!» — подытожил президент РФ.

Другими главными темами интервью стали «денацификация Украины» (суть этого термина попросил разъяснить Такер Карлсон, уточнив, что Гитлер умер 80 лет назад), «государственный переворот» в Украине в 2014 году, мирные переговоры, предвыборная ситуация в Америке и экономика США, отношения России и Китая, а также загадочная русская душа, о которой писал Достоевский.

Говоря о денацификации, Путин сказал, что Гитлер умер, но дело его живет — и живет именно в Украине, руководство которой, по мнению президента РФ, поклоняется неонацистам. Путин также вспомнил скандал с ветераном дивизии СС «Галичина» в Канаде, посетовав, что эта ситуация «искусственно скрывается на Западе» (на самом же деле она не просто не скрывалась — даже спикер парламента в итоге ушел в отставку). «Володя, почему ты поддерживаешь неонацистов, от которых твой отец защищал страну?» — якобы спросил Путин Зеленского, однако о его ответе в интервью рассказать отказался.

«Но как же вы собираетесь денацифицировать Украину, если не имеете контроля над всей страной?» — уточнил Такер Карлсон. Путин, после небольшой паузы, ответил, что все это на самом деле было прописано в документах, утвержденных в Стамбуле, которые украинское руководство потом «выбросило в помойку».

Вообще тема обмана и нарратив «надули» стал одним из центральных в интервью Путина. По его словам, Россию обманули (причем несколько раз) и Соединенные Штаты, и Украина, и Франция с Германией.

По словам Путина, именно «обман коллективного Запада» во многом стал причиной войны (в терминологии российского президента — «специальной военной операции»). Триггером же, как он рассказал Такеру Карлсону, послужил «государственный переворот» в Украине в 2014 году, который якобы поддержало ЦРУ, заплатив за это, по информации Путина, 5 миллиардов долларов (эту информацию уже опровергали фактчекеры).

Путин также повторил старый кремлевский нарратив об «угрозе русскоязычному населению» Крыма и Донбасса. «Мы не могли бросить своих братьев по вере», — сказал он. Кстати, о вере и религии российский президент тоже сказал несколько слов, прозвучало и еще одно словосочетание из карточки Бинго — «традиционные ценности», которые, как сказал Путин, очень важны для России и россиян. В том, чтобы быть христианином и отправлять людей на войну, Путин, по его собственному признанию, не видит противоречия: ведь речь идет о защите «наших людей».

«Религия — это не когда лбом об пол, это в сердце. Русский человек думает о вечном, а западная культура более прагматична», — подытожил он.

Ситуация на «бездуховном Западе», в частности в США, тем временем вызывает тревогу российского лидера, который в части интервью, посвященном Америке, перешел к еще одному хорошо известному пропагандистскому нарративу: жизнь в США стала очень тяжелой.

Путин вспомнил о национальном долге, сказал, что американская экономика переживает нелегкие времена, а доллар американцы убивают своими руками. «Вам что заняться нечем, кроме как воевать в Украине?» — задал Путин риторический вопрос и похвастался тем, что российская-то экономика даже в условиях санкций в Европе до сих пор на первом месте (на самом же деле речь шла о маловажном показателе, который не описывает реальное состояние экономики).

Более того, и Китай России не страшен (по крайней мере, не так, как он страшен США, по словам Путина). «Эти страшилки про Китай мы давно слышим. Мы делим границу и привыкли соседствовать», — сказал он и назвал Си Цзиньпина не только коллегой, но и своим другом.

Одним словом, за два с лишним часа интервью Путин не произнес ничего нового и использовал все те же нарративы и риторические приемы («забалтывание», отзеркаливание, эвфемизмы), что и во всех других своих публичных выступлениях.

Новой с точки зрения информации можно считать разве что самую последнюю часть интервью, в которой Такер Карлсон задал вопрос о судьбе журналиста The Wall Street Journal Эвана Гершковича, обвиняемого в России в шпионаже. Для комментария о Гершковиче Путин использовал одно из выражений, которое стало мемом еще в первый год войны, — «жест доброй воли» (именно так российское военное руководство прокомментировало отход от острова Змеиный).

«Мы уже столько сделали жестов доброй воли, — сказал Путин, — что у нас они все закончились. Мы не исключаем, что можем это сделать (освободить Эвана — Г.А.), однако при условии, что будет встречное движение».

Что именно Путин имел в виду под встречным движением, он, впрочем, не уточнил.

Ксения Туркова, VOA