«Победа Украины укрепит национальную безопасность Америки»

381
Alexander Vindman
Фото: United States House of Representatives - Office of Terri Sewell

Имя Александра Виндмана (Alexander Vindman) стало широко известно во время подготовки импичмента президента Дональда Трампа. Напомним, что в октябре 2019 года он дал официальные показания Конгрессу США. Выступление Виндмана вызвало тогда резкую реакцию со стороны президента Трампа и его сторонников.

Уроженец Киева, отставной подполковник армии США, ветеран войны в Ираке, бывший директор по европейским делам Совета национальной безопасности США, 47-летний Александр Виндман считается одним из ведущих специалистов по Украине в военно-дипломатическом сообществе США.

«Война России против Украины, геополитика и национальная безопасность США» (The Russia-Ukraine War, Geopolitics, and U.S. National Security) – так называлась встреча с Александром Виндманом, организованная Украинским институтом исследований (HURI) при Гарвардском университете и прошедшая в гибридном формате.

Модератором разговора выступила Эмили Чэннелл-Джастис (Emily Channell-Justice), директор программы современной Украины HURI, носящей имя мецената и бизнесмена Джеймса Темерти, оказывающего финансовую поддержку всему этому проекту. Коспонсором стал Дэвис-центр российских и евразийских исследований Гарвардского университета.

По словам гостя, в стенах Гарварда он в последний раз выступал летом 2011 года, когда готовился к получению степени магистра. Сейчас, как рассказал Виндман, он готовится на какое-то время, предположительно будущей весной, вновь сюда приехать, чтобы в Школе государственного управления имени Джона Кеннеди завершить докторскую диссертацию по вопросам политики США в отношении Украины и России с 1991 по 2004 год.

«Я начинал свою государственную карьеру с военной службы, – сказал Виндман. – Проходил службу в ряде стран, много пришлось поездить. Когда Россия в 2014 году аннексировала Крым и развязала военный конфликт в восточной Украине, я работал в офисах военных атташе США в Москве и Киеве. Чуть позже Россия вступила в вооруженный конфликт в Сирии. Я консультировал Объединенный комитет начальников штабов, а спустя какое-то время был приглашен в Белый дом в Совет национальной безопасности, где был вовлечен в подготовку военно-политической доктрины США».

«Корни конфликта России с Украиной произрастали еще до 2014 года, – подчеркнул Виндман. – Они связаны с распадом Советского Союза и застарелыми обидами Путина. Он считает, что коллапс советской империи привел к утрате исторического величия. Его мечта – воссоединение России, Украины и Беларуси, трех славянских стран. А для Украины нынешняя война – финальная битва за независимость, которую украинцы ведут уже три последних столетия. Но напав в феврале на Украину, Путин крупно просчитался. Быстрой и легкой победы не получилось. Украинцы, которых Москва явно недооценила, консолидировались как нация. Если говорить коротко о позиции США в этом конфликте, то, на мой взгляд, Вашингтон не предпринял шаги, которые могли воспрепятствовать агрессии Путина против Украины. Для США сотрудничество с Москвой в «тотальной войне с террором» оказалось приоритетным во всей внешней политике. Глядя на действия администраций Буша, Обамы и Трампа, очень неадекватно реагировавших на экспансию России, Путин преисполнился убеждения, что внешняя политика Америки слаба, нерешительна и что она поддается ядерному шантажу. Раздрай в отношении размеров военной помощи Украине между демократами и республиканциами также играет на руку Путину. Что касается НАТО как главного инструмента противостояния России в Европе, то администрация Байдена делает все возможное, чтобы восстановить тот уровень доверия и сотрудничества с альянсом, который был сильно поколеблен деструктивными заявлениями Трампа, нацеленными на развал НАТО».

«Была ли возможность предотвратить агрессию Кремля в феврале 2022 года?» – спросила модератор дискуссии Эмили Чэннелл-Джастис.

«Я бы рассматривал этот вопрос в свете недостаточной американской реакции на агрессию России против Грузии 2008 года и на агрессию России против Украины в 2014 году, – сказал Виндман. – Да, были объявлены санкции, но их оказалось явно недостаточно. Если бы санкции тогда коснулись главных источников формирования ВНП (валовой национальный продукт) России, в первую очередь, продажи энергоносителей, Москва бы сильно задумалась. Оглядываясь назад, должен сказать: еще осенью прошлого года надо было максимально резко предупредить Москву о последствиях вторжения в Украину. Проблема была в том, что большинство экспертов, подчиняясь российскому нарративу, склонялись к мысли, что война завершится за несколько дней. И тогда, действительно, какой был смысл поставлять современное оружие Украине? Чтобы его захватила российская армия? Почему этот прогноз оказался не верен? Может быть, потому, что в военно-дипломатических структурах США крайне мало знающих, опытных экспертов по России и Украине? Размышляя о возможном исходе войны, я полагаю, что вероятность победы России, включающей аннексию ряда областей Украины, крайне низка. Но она есть, и, в первую очередь, если мы рассматриваем судьбу Крыма. Такой исход конфликта, на мой взгляд, крайне опасен для судеб мира и для обеспечения национальной безопасности США. Некоторые страны, несомненно, будут рассматривать его как пропуск для вторжения. Так, свои агрессивные намерения в отношении Тайваня не скрывает Китай».

Виндмана спросили о его собственной позиции относительно возможного исхода войны и вероятности применения Россией ядерного оружия.

«Победа Украины укрепит национальную безопасность Америки, а поражение – ослабит, – сказал он. – Да, я не оговорился, именно о безопасности США идет речь. Если Украина победит, то у нас есть все шансы сохранить мировой порядок, установленный сразу после Второй мировой войны. Что касается ядерного оружия, то это, можно сказать, самый конец дороги. Путин сначала попытается использовать все остальные виды оружия массового поражения – биологическое и химическое. Кроме того, возможны его удары по атомным электростанциям на территории Украины. И лишь затем станет актуальным ядерный вариант. Но Путин не спешит, он, скорее, будет стремиться деэскалировать конфликт. Думаю, что военные действия продлятся еще 3-6 месяцев. По моему мнению, решающим фактором стал вопрос мотивации войск. На наших глазах разворачивается поединок воль. Украинцы сражаются за свою землю, за свою свободу, за демократический выбор. Гражданское общество в Украине очень активно проявляет себя в критический момент истории. У российских солдат такой четкой мотивации нет, хотя, надо признать, российская пропатриотическая пропаганда работает очень эффективно».

Отвечая на вопрос, когда Украину примут в НАТО, Александр Виндман сказал: «Думаю, это произойдет уже после завершения войны. Главной задачей станет обеспечение самых железобетонных гарантий безопасности для Украины. Давно гуляет такая шутка: блок НАТО должен подать заявление о приеме в Украину».

Олег Сулькин, VOA