Но все еще верят пропаганде

Краткая англоязычная версия статьи доступна на сайте Jamestown Foundation

Ситуация с пандемией коронавируса в России становится все напряженнее. Наряду с ростом официально выявленных заражений даже чиновники признают: существующие тесты порой неточны, и подлинное количество больных может намного превышать официальные цифры. В середине апреля врачи из Клинического комитета по борьбе с коронавирусом предложили включить больницы для лечения коронавируса и пневмонии в единую систему. По их словам, в настоящее время подавляющее большинство случаев пневмонии вызваны новым вирусом – даже в случае, если существующие тесты дают ложноотрицательный результат. С этим же выводом согласен и главный врач Московской городской больницы №40 Денис Проценко.

Снижение рейтинга

Наряду с неготовностью российской системы здравоохранения противостоять пандемии, экономисты пророчат, что экономика страны, и до этого находившаяся в состоянии рецессии, может полностью обрушиться, что обернется тотальным обнищанием населения. Тем временем почти 50% работающих россиян сообщили о значительном падении дохода семьи с начала распространения коронавируса.

На фоне эпидемии и экономического спада наблюдается снижение рейтинга российского правительства и лично Владимира Путина. Так, Левада-центр отмечает, что уже наступило первое на фоне пандемии снижение оценок государственных институтов: президента, правительства и премьера. Данные апрельского опроса продемонстрировали снижение уровня симпатии и сдержанно-хорошего отношения населения к Владимиру Путину на 4 и 3 пункта соответственно в сравнении с октябрем прошлого года. При этом социологи предупреждают, что ухудшение отношения к власти в ситуации подобных кризисов обычно происходит плавно, а потому у правительства имеется в запасе несколько месяцев для того, чтобы принять мер для спасения экономики и пострадавших граждан.

«Но если ситуация будет тяжелой, если поддержка запоздает или окажется неэффективной, отношение к власти неминуемо ухудшится. А значит, в перспективе возможны общественные волнения», – предупреждает заместитель директора Левада-центра Денис Волков.

Тренд на недоверие

На самом деле рейтинг одобрения властей стал снижаться еще до того, как последствия пандемии стали ощутимы в России. Еще до отмены голосования по поправкам в Конституцию, лишь треть россиян собирались участвовать в нем, а поддержать их готовы были менее половины опрошенных. При этом новую норму, позволяющую Владимиру Путину после 2024 года избраться еще на два срока, одобряли 48% опрошенных, и не одобряли почти столько же – 47%. Более того, согласно опросу, проведенному «Левада-центром» еще в октябре 2019 года, россияне более всего испытывали страх перед болезнями, произволом властей и возможной мировой войной, а вовсе не перед возможным уходом «национального лидера» со своего поста.

Растущее недоверие к власти отмечается и в нежелании россиян соблюдать карантинные меры. Показательно, что подобную тенденцию равно отмечают как провластные, так и оппозиционные СМИ.

«Вся социология говорит, что применение чрезвычайных мер не находит поддержки населения и способно основательно обвалить рейтинги государственных институтов. Учитывая, что они стабильно снижаются с марта. И это теперь основная головная боль кремлевских кабинетов», – отмечается в близком к Администрации российского президента Телеграм-канале «Незыгарь» (согласно информации журналистского расследования, канал связан с куратором информационной политики Кремля Алексеем Громовым). Такие же выводы делают и наблюдатели из регионов, указывая, что практика подтвердила выводы социологов, и население не готово поддерживать чрезвычайные меры.

Сходные данные публикует редактор региональных проектов «МБХ медиа» Екатерина Нерозникова. По ее словам, люди раздражены решением властей ограничить их, и воспринимают действия власти как давление, повод для новых репрессий и обман с целью наживы.

«Ведь власть, за все годы своего существования, не смогла — да и не пыталась наладить с людьми контакт, заслужить доверие, добиться уважения. Власть делала то, что она умеет лучше всего — игнорировала, а в случае излишней активности просто давила. И что бы она сейчас ни сделала, это будет воспринято только так», – пишет Екатерина.

Теории заговора

Однако падение уровня доверия к властям, к сожалению, вовсе не означает готовность российского большинства к либеральным преобразованиям. Я уже неоднократно отмечала, что протестные настроения в России все больше трансформируются в радикально-левую область, и выражаются в симпатиях к Иосифу Сталину и ностальгии по Советскому Союзу. Как еще в прошлом году отмечала социолог Анастасия Никольская, сегодня люди больше всего ценят фигуру Владимира Ленина, поскольку он «сумел сломать систему и воодушевить массы».

«Но среди сегодняшних оппозиционеров они не видят нового Ленина… Консенсуса по поводу Крыма уже нет, фигура президента потеряла свой былой авторитет, местные власти не вызывают доверия, люди ждут нового Ленина», – считает эксперт.

Конечно, важно учитывать, что, как указывают данные уже упомянутого «Левада-центра», просоветская ностальгия носит в основном социально-экономический характер, и меньше связана с одобрением агрессивной внешней политики российских властей. Однако пропаганда агрессии, к сожалению, за последние годы успела пустить корни в сознании российского обывателя, и, как показывает практика, он до сих пор чрезвычайно восприимчив к подобной пропаганде. Более того, общая озлобленность от нового витка экономических трудностей в сочетании со страхом перед эпидемией многократно увеличивает подобную восприимчивость и потребность в поиске простых объяснений и внешних врагов.

Формально опросы фиксируют снижение процента людей, доверяющих российскому телевидению, с 79% до 52%. Однако это может свидетельствовать и о том, что обыватели уже считают информацию, полученную из теле-пропаганды, собственными выводами, и не рефлексируют источник ее получения. К примеру, Екатерина Нерозникова в уже упомянутой статье так описывает мировоззрение своего соседа Ивана:

«Ваня не верит ни в какие вирусы, потому что их придумали американцы, чтобы развалить экономику и нашу великую страну. Как можно осуждать Ваню, которого годами кормили американской угрозой из телевизора? Ему сам Соловьев сказал, что вся беда за бугром, а Россию ничто не сломит».

Ваня является далеко не единственным носителем такого сознания. Региональные корреспонденты «МБХ медиа», пообщавшись о причинах пандемии с простыми людьми, отмечают, что большинство собеседников поведали им «про заговор Запада, бесполезность масок, махинации ради повышения цен, пользу имбиря и божью кару». Логично предположить, что на подобные мысли людей натолкнули конспирологические теории о британском или американском происхождении вируса, транслируемые даже ведомственными российскими СМИ. Для ультраправой аудитории распространяются еще более радикальные теории о том, что «Мировое правительство» спровоцировало пандемию, чтобы уничтожить «лишнее» население, обосновать геноцид, ослабить государство и управлять редуцированным человечеством».

Более того, согласно данным Центра Льва Гумилева, в России второй год подряд растут ксенофобские настроения. С 2017 года уровень этнофобии поднялся с 54 до 71%, что близко к показателям «докрымского» периода 2012–2013 годов, а каждый второй россиянин поддерживает лозунг «Россия для русских». Сейчас, на фоне экономического спада и роста конкуренции за рабочие места в сочетании со страхами перед «зарубежным» происхождением коронавируса, уровень неприятия мигрантов может лишь увеличиться.

Предпосылки для «русского бунта»

В результате мы имеем поразительное сочетание: озлобленное и разобщенное население, враждебно относящиеся как к «ближним», так и к «дальним» иностранцам, верящее во враждебность Запада и самые причудливые конспирологические теории, но одновременно все более не доверяющее самим российским властям. При этом, согласно наблюдениям Александра Невзорова и других публицистов, в стране растет рост стихийного осознания имеющихся проблем и недовольства действиями правительства во всех слоях общества.

Это осознание парадоксальным образом не противоречит конспирологии и иллюзии «осажденной крепости», скорее, напротив, гармонично вписывается в нее и приводит к тому, что все больше обывателей считают Кремль и в особенности российских олигархов (а порой и самого Путина) «агентами» враждебного Запада. В качестве альтернативы нынешним властям они мечтают о «настоящем Сталине» и подлинно народном правительстве, способном как выстроить социальную справедливость, так и окончательно защитить Россию от многочисленных «врагов».

Еще недавно риск того, что эти люди примут участие в уличных протестах, был минимальным. Однако теперь, на фоне новых ограничений и стремительно ухудшающейся эпидемиологической и экономической обстановки, он существенно возрастает. Тем временем российские спецслужбы, за последние десятилетия преуспевшие в борьбе с либеральной оппозицией, не представляют, что делать с хаотичным и неподконтрольным движением разобщенных, но озлобленных людей, придерживающихся разных взглядов, но единых в своем недовольстве властями. В итоге, годами подавляя «интеллигентскую» протестную активность, они могут столкнуться с гораздо более страшным для них явлением – «бессмысленным и беспощадным» русским бунтом.

Ксения Кириллова, SlavicSac.com