Геннадий Мохненко: россияне безжалостно бомбят и уничтожают Украину

Торговля на крови собственного населения

Как рассказал мне инструктор батальона «Торнадо», на национальном уровне люди «Пороха» (так некоторые называют Порошенко) бессовестно торгуют с представителями ДНР углем, антрацитами и даже оружием. Вагоны с поступающим из оккупированных шахт Донецка ископаемым непрестанно движутся из зоны АТО в сторону Киева. А назад, защитникам Донбасса, режим Порошенко безнаказанно гонит оружие и боеприпасы, которые впоследствии сыпятся на головы его собственных граждан.

«Нашим бойцам удалось раскрыть факты преступных действий режима Порошенко», – сказал в интервью «Славянскому Сакраменто» Алексей Тарасов, одним из первых вступивший в ряды бойцов освобождения Донбасса от «банды Януковича и приспешников российского правительства».

По словам Тарасова, за которым охотятся сегодня и российская разведка, и СБУ, бойцам народного формирования удалось зафиксировать оружие, поступавшее со стороны Киева на занятую пророссийскими войсками территорию.

«Мы не позволим Порошенко делать бизнес на крови, – сжимая губы сказал ветеран украинского движения освобождения. – За все преступные действия продажной власти Украины их ожидает международный суд в Гааге. Мы будем только убивать!».

Стоит добавить, что добровольческий батальон «Торнадо» по приказу высшего армейского командования и с ведома президента Украины загнали в Иловайский котел, где он был частично уничтожен российскими танками и артиллерией. Сам же командир батальона находится сегодня в киевской следственной тюрьме. Он и его бойцы обвиняются нынешней властью в многочисленных преступлениях (изнасилованиях, грабежах мирного населения и т.п.), совершенных в военное время.

Алексей говорит, что на самом деле добровольцы защищали свое имущество и дома от разрушений и захвата пророссийскими бандформированиями. По словам Алексея, от незаконной торговли углем и оружием власть получает многомиллионные поступления и активно пытается замести следы своей преступной деятельности, физически уничтожая неугодных ей свидетелей.

Антитеррористическая операция или война?

Хотелось бы уточнить, что местные жители называют происходящие здесь события не иначе, как емким словом «война». И в самом деле, у любого, кому удалось побывать в так называемой «зоне АТО», язык не повернется назвать происходящие здесь действия «антитеррористической операцией».

Калифорнийский бомж Иван Хомичук: “В Украине жить лучше!”

Калифорнийский бомж Иван Хомичук: “В Украине жить лучше!”

К слову, ни пресловутые минские соглашения, ни наблюдатели группы ОБСЕ, по словам местного населения, не вносят особого вклада в миротворческий процесс.

«Представители ОБСЕ, несколько автомобилей которых мы видели по пути в зону конфликта, имеют обычай отсиживаться в кустах, пока идет перестрелка, а затем, когда наблюдатели выезжают на обстрелянные позиции, оказывается, что “никто ничего не видел”», – объясняет сложившуюся ситуацию мне волонтер Евгений Коваленко, ежедневно курсирующий на своем старом советском автомобиле «Жигули» вдоль линии фронта.

Трясясь по разваливающейся железной дороге в пассажирском купе поезда, я направляюсь в мятежный Киев. Навстречу мне, на фронт, несутся эшелоны с танками. В купе подсаживаются “ветераны АТО” в военной форме. На полустанках мирно курят вонючие украинские сигареты.

Не поддавая виду, я прислушиваюсь к разговорам попутчиков. Чудовищно раздробленная Украина, по крайней мере, едина в одном: “дальше Мариуполя Путина не пустим”. В обратном случае, Россия умоется кровью…

А вот поезд «Львов – Москва», на котором я покидаю столицу Украины, совершенно пуст, со мной в вагоне едет один-единственный попутчик.

Руслан Гуржий, SlavicSac.com

P.S. Спустя две недели моего пребывания на фронте, примерно в том районе, где побывала наша группа, на дорожной мине подорвался автомобиль ОБСЕ. Один из членов миротворческой команды погиб на месте, несколько – ранены.