Геннадий Мохненко: россияне безжалостно бомбят и уничтожают Украину

Спортзал школы и вовсе остался без крыши – тяжелые плиты перекрытия нависают теперь над баскетбольной площадкой. Внимательно смотря под ноги, чтобы не провалиться сквозь проломленный пол, пересекаем еще один коридор, из потолка которого торчит неразорвавшийся снаряд. Спутники объяснили мне, что снаряд прошил крышу здания и застрял в бетонной плите. Он может взорваться в любой момент.

На втором этаже заходим в комнату боевой славы Великой отечественной войны, которая, по всей видимости, в полной мере функционировала здесь до братоубийственной войны. Сопровождающие нас пастор-капеллан из Мариуполя Геннадий Мохненко стоит у большого плаката с изображением советского солдата-защитника и говорит, что чрезвычайно тяжело видеть, как наследница СССР разрушает его страну.

На передовой

Известная курортная зона Азовского моря в районе Мариуполя разрушена. Полностью разбито приморское село Широкино, в котором мне удалось побывать. Зажиточные дома местных жителей уничтожены, курорты в одночасье превратились из пятизвездочных гостиниц в ужасные развалины и строительный мусор. Лишь Православная церковь Московского патриархата стоит в стороне целой и невидимой.

Один из полевых редутов «укропов» размещен на территории прибрежного гостиничного комплекса, практически под ноль уничтоженного силами противника. Попав в него, мы стоим среди массивных куч строительного мусора, появившихся здесь в результате мощных обстрелов с обеих сторон. Укрытие украинцев находится в полуразрушенном здании комплекса, один из балконов которого провалился на два этажа ниже уровня, изначально спроектированного архитектором. На другом балконе, то ли в насмешку, то ли для отвлечения снайперов, улыбается одетая в вышиванку кукла-козак размером с человека.

Территория базы отдыха полностью завалена битым бетоном, щепками, кирпичом и остатками снарядов. Украинские бойцы не пилят дрова – когда им нужно пополнить запасы топлива для обогрева, они просто собирают скошенные свинцом ветки деревьев.

Гостиничный комплекс раскинулся в 50 метрах от пляжей Азовского моря, однако уже третий сезон здесь никто не купается – пляж заблокирован противоштурмовыми заграждениями, а дно – заминировано саперами-водолазами.

Таким образом, украинская линия обороны готова к внезапному нападению с моря.

Итак, нас окружает отряд украинской регулярной армии, занимающий оборону передовых позиций. Военные в основной массе состоят из молодых ребят, которые съехались сюда со всех регионов страны. Разговоры ведутся как на украинском, так и на русском. Ребята за собственные деньги приобретают амуницию и военную форму и отправляются на войну с врагом. Помимо неформатной армейской формы один из бойцов одет в футболку с большим желтым трезубцем – гербом Украины.

Открыто ненастоящее посольство Калифорнии в Москве

Открыто ненастоящее посольство Калифорнии в Москве

Градус патриотизма, как мне показалось, здесь настолько высок, что даже люди, ранее ассоциировавшие себя с русскими, теперь до конца жизни останутся кровными врагами «Советской России», как они говорят.

«В Америке, в западных странах люди чувствуют себя свободными, – общаясь с бойцами, говорит наш сопровождающий – капеллан Альберт. – Почему мы должны быть заложниками советского рабского менталитета?»

Альберт, как и многие жители Украины, выучил гимн своей страны лишь на Майдане, а теперь добровольно примкнул к армии, воюющей на Востоке. Поддерживает боевой дух солдат, возит им еду и воду.

В штабе украинской армии

После встречи с солдатами мы направились в так называемый штаб украинской армии. Здесь, у частично замаскированной высотки, стоят американский военный «Хаммер», видавший виды «МАЗ» и несколько других видов техники.

Вояки пилят и колют дрова, обеспечивая себя теплом в морозные ночи.

Боевой дух разношерстной украинской армии чрезвычайно силен и постоянно подпитывается существенной помощью и поддержкой местного населения. Заплесневевшие сухие пайки времен Советской армии, поставляемые штабными генералами, заменены на фронте домашними закатками, свежим мясом и другими продуктами, которые отовсюду свозят волонтеры и местное население. Это, пожалуй, единственное – помимо желания победить, – в чем украинские военные не имеют недостатка.

За рядовыми бойцами стоят их семьи, дети и дома. Они говорят, что им некуда отсюда бежать.

Где-то невдалеке снова гулко ложатся вражеские мины. Становится немного не по себе, и я инстинктивно держусь поближе к военным.

Выходя из импровизированного штаба, нас провожают вышедшие погреться на ярком мартовском солнце девушки-снайперы.

Стоматологическая клиника Eureka Dental Group поможет дальнобойщикам

Стоматологическая клиника Eureka Dental Group помогает дальнобойщикам

Из-за чего идет война?

Явно не из-за русского языка. По крайней мере, не только из-за него. Об этом свидетельствуют все опрошенные мною жители Восточной, Центральной и Западной Украины. Поверьте мне, за последние 5 лет я пересек эту страну от Львова до Мариуполя трижды. Побывал в Луцке, Киеве, Донецке, Славянске и других местах. И нигде, слышите, нигде и никогда за все время поездок меня не обзывали ни «москалем», ни другим оскорбительным словом. А ведь я разговаривал исключительно на русском языке.

Статья продолжается дальше