Геннадий Мохненко: россияне безжалостно бомбят и уничтожают Украину

Как во время 2-й мировой войны

Я думаю, теперь стоит немного рассказать об укреплении блокпостов и руководящих штабов. Первые построены в основном из обычных бетонных блоков, в спешке поставленных один на другой – с зияющими дырами для обозрения горизонта и обороны стрелковым оружием.

И это в лучшем случае. Как правило, украинские блиндажи и брустверы состоят из бревен или обычных мешков с песком. Кое-где на фронте мелькают землянки с торчащими из-под земли трубами сваренных наспех печек-«буржуек». Если бы кому-нибудь в Голливуде пришла идея снять очередной блокбастер о Второй мировой войне, они бы не нашли более подходящего реквизита, чем используемый сегодня на востоке Украины.

По сильно разбитым временем и беспрестанно падающими снарядами дорогам передвигаемся исключительно согласно установленному маршруту, так как обочины и поля по обеим сторонам дороги заминированы. Мои проводники рассказывают, что были зафиксированы случаи подрыва на минах среди гражданского населения.
Половина выпущенных снарядов, как правило, остается в земле неразорвавшимися. В этом состоит основная опасность нынешней «гибридной» войны, как принято ее называть на Западе.

«Коварность российских снарядов заключается в том, что падая на дорогу или попадая в жилые здания, они попросту не разрываются, – сказал мне мой проводник-капеллан с позывным “Альберт”. – Они могут нанести вред в любой момент».

Сегодня десятки снарядов торчат прямо в дорожном полотне, по которому ежедневно с опасностью для жизни передвигаются группы таких прифронтовых миссионеров как Альберт и Геннадий. Железные «хвосты» мин, появляющиеся то тут, то там, внезапно ныряют под днище автомобилей смельчаков, решивших отправиться на фронт. Мы переехали, наверное, десяток таких.

Как сказал мне один из украинских бойцов, «путинские ДНР-овцы» с помощью «Градов», минометов и других орудий зачастую просто-напросто «отстреливают» выданные им боеприпасы в белый свет как в копеечку, дабы отчитаться перед начальством о произведенной «работе» по рубежам противника. Специалисты говорят, что после войны саперам понадобится как минимум десяток лет, чтобы разминировать засоренную боеприпасами прифронтовую зону.

Говорят, что в этой войне ни у одной из сторон нет ни карт минных полей, ни сведений о том, где что заминировано. Дело в том, что сначала в регионе орудовали мятежники, которым противостояли местные силы самообороны. Эти отряды добровольцев по своему соображению минировали все более-менее значимые подходы и отходы. Профессиональные бойцы и диверсанты также оставляли после себя минные поля. Теперь здесь орудует регулярная армия и национальная гвардия. Поэтому украинские саперы, разминировав дорожное полотно, по обочинам дорог расставили яркие бело-красные таблички с предостерегающими надписями: «Осторожно! Мины!» и дальше этих знаков никто не суется.

В полиции Сакраменто появился славянский отдел

ВИДЕОРЕПОРТАЖ: в полиции Вест-Сакраменто появился славянский отдел

Деревья на фронте наполовину скошены градом пуль и многочисленными минометными обстрелами – те из немногих местных жителей, которые, ежечасно рискуя своей жизнью, остались в зоне риска, не ходят за дровами в лес, так как остерегаются взрывающихся ловушек. Кроме того, на передовой бойцы не могут пользоваться даже бензопилами – из-за боязни напороться на многочисленные свинцовые пули в стволах деревьев.

Крайне осторожно спускаемся в одну из траншей, вырытых украинской стороной еще в 2014 году, когда линия фронта подступала к самому Мариуполю. Я стараюсь ступать по свежевзрыхленной земле след в след за моим проводником. Идущие зигзагом канавы были построены таким образом, чтобы взорвавшийся снаряд причинил как можно меньше вреда боевому составу. На ходу заглядываем в некоторые из блиндажей. В самом начале нападения группа жителей приморского города с участием Геннадия Мохненко взялась за сооружение противотанковых укреплений с целью не допустить армию повстанцев к рубежам населенного пункта. Тогда окопы копало все население города; в этом им помогали даже дети и подростки.

Защищаясь от «прекрасно вооружённого сброда», украинские волонтеры и активисты внедрили уникальную технологию защиты от танковых снарядов. Для этого берется обычная сетка-рабица, ей придается форма полутораметрового куба, который в свою очередь заполняется мешковиной, а внутрь него засыпается песок с любым строительным мусором. Такие оборонные объекты способны сдерживать прямое попадание большинства снарядов. Эта технология НАТО – единственный признак могущественного западного альянса на Востоке Украины.

«Это какой-то сюрреализм! – Возмущается пастор Мохненко. – Я, русский человек, вынужден возводить оборону от российских войск, наступающих на мой город!»
Именно потому, что все население от мала до велика поднялось на защиту родины, Кремлю не удалось взять город-герой, считает Геннадий и его соратники.

Российские войска на территории Восточной Украины

Скажите кому-нибудь в Украине, что в восточной части страны нет ни российской армии, ни русского вооружения. Это то же самое, что если бы вы, стоя на улице Манхэттена, заявили любому проходящему мимо вас жителю Нью-Йорка, что не видите ни высоченных небоскребов, ни пролетающих на высокой скорости машин. Вы бы точно прослыли помешанным, или, как минимум, глухим и слепым.

Статья продолжается дальше