Политическое выживание Путина «маловероятно» в случае поражения России в Украине

632
putin

При этом ветеран американской дипломатии считает, что необходимо избежать распада России, так как это чревато новыми проявлениями напряженности, пишет Служба новостей «Голоса Америки».

Президент Владимир Путин может столкнуться с трудностями при попытках сохранить власть, если война в Украине вынудит Россию отказаться от военной агрессии и принять мирное соглашение с Европой, заявил бывший госсекретарь США Генри Киссинджер.

«Я бы хотел, чтобы Россия признала, что ее отношения с Европой должны быть основаны на соглашении и своего рода консенсусе, и я полагаю, что эта война, если она завершится должным образом, может сделать это достижимым», – заявил Киссинджер в интервью Bloomberg News.

Отвечая на вопрос, может ли Путин сохранить власть, если война завершится на этих условиях, Киссинджер сказал: «Это маловероятно».

Ветеран американской дипломатии заявил, что важно, чтобы Украина вышла из этой войны как сильная демократическая страна.

По его мнению, предпочтительнее избежать «распада России или ее сведения к недовольному бессилию», что чревато возникновением новой напряженности.

Он охарактеризовал Путина как «фигуру в духе Достоевского, охваченную противоречиями и неосуществимыми устремлениями».

По мнению Киссинджера, Путин был очень способным властителем, но «чрезмерно» применил свою власть по отношению к Украине.

В интервью Киссинджер заявил, что Путин одновременно был наследником традиционного российского мировоззрения и человеком, выросшим на улицах Ленинграда, ныне Санкт-Петербурга – города, сталкивавшегося с постоянными угрозами, более половины населения которого умерли от голода в годы Второй мировой войны.

Путин «перевел это в желание никогда не допустить, чтобы европейская военная мощь могла с легкостью достичь Санкт-Петербурга и крупных городов, таких как Москва», и поэтому он отреагировал на ее расширение «на грани иррациональности», заявил Киссинджер.

«Европа станет более стабильной, мир станет более стабильным, когда Россия примет тот факт, что она не может завоевать Европу. Но она также должна оставаться частью Европы на основе некоего консенсуса, как это делают другие государства», – сказал он.