Russian Warship Go F+ck Yourself

«Это не затишье: именно сейчас на фронте и в тылу формируются условия для решающей фазы кампании», – считает бывший командующий вооруженными силами США в Европе, пишет Евгений Комаров из VOA.

«Дорога из России в Крым все больше начинает походить на тропинку», – образно говорит генерал-лейтенант в отставке Бен Ходжес (Ben Hodges), старший советник неправительственной организации Human Rights First и бывший командующий силами США в Европе в 2014 года – 2017 годах.

Он тут же добавляет: «И это не та тропинка, на которой я хотел бы сегодня оказаться». Генералу также не хотелось бы вдруг стать «водителем грузовика в любой колонне россиян, движущейся через оккупированную часть Украины в Крым», а тем более – на керченском мосту – самых опасных местах российской военной логистики.

Выступая 6 декабря 2022 года в Джеймстаунском фонде (The Jamestown Foundation) с брифингом под названием: «После Херсона: оценка успешного контрнаступления Украины» (After Kherson: an Assessment of Ukraine’s Successful Counter-Offensive) Бен Ходжес подчеркивал: нынешняя ситуация на украинских фронтах – совсем не затишье или ожидание погоды: это «создание условий».

За несколько часов до встречи в вашингтонском фонде украинские вооружённые силы (по заявлениям самой российской стороны) преодолели российскую противовоздушную оборону с использованием беспилотников дальнего действия и успешно нанесли точечные удары по военным целям в сотнях километров от границы. «Думаю, мы увидим много сообщений о диверсиях и других неприятностях на российских тыловых объектах в ближайшие несколько месяцев, их частота будет нарастать», – считает Ходжес.

Подчёркивая, что после увольнения в запас он имеет доступ только к открытым источникам, Ходжес тем не менее не отрицает и возможность работы в российском тылу украинских диверсионных групп: «Это нисколько не менее вероятно, чем я, скажем, пройдусь по улицам афганского города», – смеётся генерал.

Какие же именно «условия» находятся в стадии создания? Это «условия для решающей фазы кампании, – объясняет генерал. – Я думаю, что к февралю украинцы будут готовы приступить к освобождению Крыма».

Анализируя по карте дислокацию южного фронта украинских сил, Ходжес поясняет: правый фланг (западный) находится положении, «готовом хоть сейчас форсировать Днепр»: «Им не нужно торопиться, чтобы спуститься там к Крыму. В течение следующих двух месяцев, я думаю, украинские вооруженные силы будут наносить удары по российской обороне к северу от Перекопского перешейка». Левый фланг готов спускаться к югу, в сторону Мариуполя, чтобы перерезать сухопутную тропу снабжения. Крымский мост находится под угрозой новых ударов.

Отвечая на вопрос об ответных мерах российской армии, Бен Ходжес замечает: «Они могут прочитать намерения украинской стороны, но они не могут знать, что окажется триггером наступления. Мы видим, что они сосредотачивают свои войска для обороны. Возможно, у них грядет еще одна мобилизация».

С техникой у российской стороны дело обстоит хуже, чем с живой силой: «Великого Черноморского флота нигде не видно и не слышно, – саркастически замечает Ходжес. – Думаю, что севастопольское потопление было финальным» (имеется в виду атака с помощью неустановленного беспилотного вооружения севастопольской бухты 29 октября, в результате которой были потоплены и повреждены несколько кораблей). После этой атаки черноморский флот окончательно отошёл в Новороссийск, а ракетные удары в основном наносятся с бомбардировщиков, не подлетающих к воздушному пространству Украины ближе, чем на несколько сот километров. После новой атаки беспилотников 5 декабря безнаказанность этого инструмента также оказалась под сомнением.

Бен Ходжес подчеркнул: «Технологии и точность побеждают количество». Он высоко оценивает интеллектуальный уровень планирования украинских операций: «Контрнаступление, которое началось в начале сентября, на самом деле началось еще весной. Украинцы ясно понимали, когда русские собираются достичь кульминации, и точно представляли, какими возможностями они обладают. Они прекрасно понимают культуру и менталитет организационной конструкции армии противника, они всё знают об их материально-технических и производственных возможностях. Я думаю, они определили, что русское наступление должно выдохнуться в августе. Кроме того, Украина была сердцем оборонной промышленности СССР – так что большая часть технологического опыта, инжиниринга по-прежнему находится там. Россию же напротив покинули тысячи и тысячи молодых специалистов».

«Импульс контрнаступления достиг уровня необратимости, – формулирует Бен Ходжес. – Я не вижу на горизонте чего-то светлого ни для Кремля, ни для Крыма в плане принадлежности к Российской Федерации. Но я бы добавил, что назначать парад победы слишком рано. Предстоит несколько месяцев ужасных, тяжелых боев. Еще тысячи невинных украинцев будут убиты российскими ракетами и беспилотниками», – считает генерал Ходжес.

«Единственная надежда России, – по его мнению, – состоит в том, чтобы тянуть время достаточно долго в надежде, что Запад потеряет волю к борьбе, волю к поддержке Украины». Генерал Ходжес считает, что именно здесь кроется причина применения Россией террористической тактики ударов по гражданской энергетической инфраструктуре: чтобы «сделать украинские города непригодными для проживания зимой, стагнировать экономику и спровоцировать новую волну украинских беженцев». Это, говорит Ходжес, должно по расчётам кремлевских стратегов вызвать недовольство в Европе – так же, впрочем, как и волна сбежавших от мобилизации россиян должна вызвать недовольство Турции и некоторых других стран. Тех же «молодых и не очень русских мужчин, у которых не хватило ума убраться из России, – жёстко заканчивает Ходжес, – командование скармливает на убой, бросая по четыре раза в день в атаку на востоке Украины исключительно с целью выиграть время».

Генерал Бен Ходжес коснулся и поддержки Украины со стороны США в 2023 году, когда Палата представителей и Сенат будет контролироваться противоположными политическими партиями. «Когда я слышу рассуждения на тему: “давайте лучше потратим эти деньги у себя дома” и “какое нам до Украины дело, они все там коррумпированы”, или, мол, всё равно “там всегда была Россия” и что-то ещё в таком роде – я хочу напомнить: Черное море – это ведь не озеро в глуши. У нас есть три союзника по НАТО, которые находятся там: Турция, Румыния и Болгария, и мы обязались их защищать».

Но Чёрное море важно и для стратегических экономических интересов США, считает генерал – так как «Европейский союз является нашим крупнейшим экономическим партнером: процветание Америки напрямую связано с процветанием Европы, которое в свою очередь зависит от стабильности и безопасности в регионе».

По мнению Бена Ходжеса, ликвидация российского военного присутствия в незаконных квази-государственных образованиях – Осетии, Абхазии и Приднестровье – приведёт к взрывному притоку инвестиций в Грузию и Молдову, что позволит возродить идею черноморского транспортно-экономического коридора в обход Ирана и России.