Жители США принимают украинских беженцев

627

По данным ООН, за время войны в Украине из страны уехало более трех с половиной миллионов человек. Некоторым из них удалось добраться до США. Журналистка и основательница информационного сайта для иммигрантов «Рубик» Катерина Панова уже много лет помогает иммигрантам в Америке.

«Я и мои соратники делаем то, что мы можем – привозим людей, у которых есть туристические визы и располагаем их у тех людей, у которых есть свободное место, – рассказывает Катерина. – Огромное количество людей начали писать нам и предлагать свои услуги как хозяев дома, как людей, которые могут устроить детей в школы, которые могут предоставить какую-то первую помощь на начальном этапе для людей, которые сюда приезжают».

Недавно Катерина приняла в своем доме в городе Шарлотт, штат Северная Каролина, украинскую семью – киевлянку Елену Токареву и ее пятилетнюю дочь Майю.

«Моя дочка уступила им свою комнату, и я ей очень горжусь, как мать, – рассказывает Катерина. – Лена приехала вечером первого марта. Все в кошмарном состоянии. Лена в кошмарном состоянии, ее ребенок получше. Она молодец, она успела до начала войны вывезти дочку».

Катерина добавляет, что и дальше будет продолжать помогать беженцам из Украины: «Сейчас у нас дома живет 8 человек: Лена, ее дочь, мои муж и дети. Но я готова и дальше принимать [людей] в нашем доме. Это не проблема для нас. Правда, с моей стороны это было бы нечестно, потому что есть огромное количество желающих принять украинских беженцев. У меня 90 заявок только в Шарлотте. А это ведь не такой уж и большой город, это не Нью-Йорк».

Раньше домом Лены был Киев, где она работала турагентом. Уехать из украинской столицы она успела еще до начала войны.

«Числа 24-25 января в один вечер я получила три звонка от друзей, которые живут вне Украины, в том числе от Кати, – рассказывает Лена. – Они мне начали говорить, что новости становятся совсем тяжелыми, давай что-то с этим делай. В субботу я уже улетела в Черногорию, это было 29 января. Со стороны своих близких я услышала много колких фраз вроде “Ты истеричка”. Я очень активный человек, и числа 15-го я поняла, что мне нужно возвращаться. У меня были большие планы на этот год, но тут позвонила подруга и сказала: ”Я так устала от Киева. Давай ты со мной еще неделю будешь”. Я сутки с собой договаривались. Договорилась, потому что это очень для меня дорогой человек. Только благодаря ее приезду в Черногорию двадцать второго февраля, я не улетела в Киев, и мы встретили войну в Черногории. Дальше на связь вышла Катя, которая начала настаивать на моем приезде сюда. Она купила мне билет, потому что моя карточка не проводила платеж на нужную сумму. Мне повезло – у меня была открыта туристическая виза, и поэтому я приехала в Америку».

Лена признается, что после приезда в США у нее ушло несколько дней, чтобы осознать, что произошло. «Если бы мы с вами разговаривали 9–10 дней назад, наверное, перед вами не было бы такого собранного человека, – говорит Лена, – Потому что было ощущение абсолютного отсутствия почвы под ногами. В тот период, у меня связи с телом не было, то есть просто как будто меня нет. Я не знала ни кто я, ни что я, ни где я. Абсолютное отсутствие идентификации, кроме как я женщина, я украинка. Сейчас я разобралась, что я на своем месте, и я буду делать каждый день все, что я могу. Я выбираю жизнь. Я слежу за новостями, однако, я не впускаю тотально это страдание внутрь себя. Я сказала: “O’Kей, я на полгода выстраиваю свои планы здесь, я подтягиваю английский, я обучаюсь новому. Однако, я буду возвращаться в Украину, потому что я хочу жить в своей стране”».