Вероятность тотальной ядерной войны

762

С одной стороны, вероятность тотальной ядерной войны по-прежнему очень низкая. С другой стороны, она значительно увеличилась в результате новой военной агрессии России против Украины. Поэтому политика Запада в отношении России во многом базируется на двух противоположных идеях: обеспечить поражение России, но не спровоцировать Путина нажать на красную кнопку. Это то, что мы обсудили вчера на Рашкин Репорт.

* * *

Джеймс Актон, директор Программы ядерной политики Фонда Карнеги за международный мир, проводит такую аналогию. Представьте себе, что две ядерные державы – это два шахматиста. Но в отличие от шахмат, результат победы или поражения измеряется шкалой. Поражение на минус 1 – это просто неприятно. Но поражение на минус 10 означает, что проигравшего, например, уволили с работы, выбросили на улицу и от него ушла жена.

Но есть один нюанс: шахматы стоят на коробке с динамитом, и у каждого из игроков есть кнопка от взрывчатки. Задача победителя – не довести оппонента до такого поражения, чтобы тот решился воспользоваться красной кнопкой и убить их обоих.

* * *

Путин уверен, что Запад пытается отстранить его от власти, как это было сделано в Афганистане, в Ираке и в Ливии. Эту паранойю подпитывает и собственная проекция Путина – это ровно то, что он бы сделал сам. Он даже планировал обезглавить украинское правительство и установить свой марионеточный режим.

Поэтому США и НАТО открыто сигналят и демонстрируют Путину, что они не преследуют этой цели. Белый Дом несколько раз подтвердил, что США не выступают за убийство лидера иностранного государства или смену режима.

По этой же причине НАТО избегает прямую конфронтацию с Россией. Формальное или фактическое объявление войны практически гарантирует конвенционное поражение Путина на все минус 10 и наверняка заставит его воспользоваться оружием массового поражения (ОМП). И так называемая бесполётная зона – это то же самое объявление войны, только с красивой терминологией.

* * *

Очевидно, что угроза эскалации влияет и на решения о поставках оружия в Украину.  Джавелины, Стингеры и дроны-камикадзе очень эффективны для обороны. При этом США по официальным данным не поставляет ничего, чем можно было бы воспользоваться для наступления на российскую территорию.

Тем не менее, западная помощь продолжает увеличиваться и количественно, и функционально. Идут переговоры о мобильных ПВО С-300 и С-400. Их можно классифицировать как оборонительное оружие, но теоретически они могут сбивать мишени и на российской территории.

При этом не стоит забывать, что часть помощи держится в секрете. Можно предположить, что Пентагон специально афиширует оборонительные поставки и скрывает всё, что путинский режим может расценить как повод для эскалации.

* * *

Многие жители Украины, которые оказались под бомбёжками, конечно, требуют немедленного объявления войны против России. Их родственники и друзья часто присоединяются к этим требованиям. Прочие демагоги, не пострадавшие от войны, пользуются уникальной возможностью привлечь к себе внимание примитивными атаками на «слабый» и «трусливый» Запад и обещаниями быстрой победы Украины. 

Даже если это говорится из лучших побуждений, эта пропаганда может только навредить.

Будапештский Меморандум был подписан США и Великобританией. К сожалению, договор не обязывал к конкретным действиям в случае нападения России на Украину, и уж точно – не требовал объявления войны. В буквальном смысле вся помощь США и Великобритании значительно превышает их обязательства по Будапештскому Меморандуму. У всех остальных стран вообще нет никаких формальных обязательств перед Украиной.

Помощь Украине оказывается по совсем другим принципам. Все страны коалиции понимают, что путинская Россия – это зло. Украина героически сражается с этим злом. А значит, западные демократии занимают принципиальную позицию, не обусловленную никакими договорами, максимально помочь Украине.

Путин сегодня терпит тактические поражения в Украине в результате героизма и мастерства ВСУ. На втором месте – небоеспособность его деморализованной и разворованной армии и логистики. Но без массовых поставок западного оружия, инструктажа, разведданных и удушающих санкций ситуация сегодня была бы значительно хуже. К сожалению, ненависть к союзникам – это давняя советская традиция.

* * *

Часть критиков уверены, что Путин никогда не воспользуется «красной кнопкой». Это мнение, конечно, ничего не стоит озвучить на кухне, но оно ничем не подкреплено.

На самом деле у Путина сразу несколько «красных кнопок». Он уже обстреливает гражданское население, уже использовал кассетные бомбы. Но есть ещё вакуумные бомбы, химическое и биологическое оружие. Эскалация от конвенционного оружия на тактическое ядерное не требует от Путина таких глубоких решений, как взаимное уничтожение стратегическим ядерным арсеналом. И он не сбросит эти ОМП на США или Польшу – они в первую очередь будут использованы против населения Украины.

Другие критики приводят альтернативный аргумент с тем же выводом: дальнейшая эскалация между Россией и НАТО неизбежна, поэтому лучше это сделать раньше, чем позже. Путин понимает только силу, говорят они, а Запад демонстрирует слабость при виде ядерного оружия. И даже если это не слабость, у Путина в голове это выглядит именно так.

Однако массовые поставки оружия и беспрецедентное усиление НАТО, не говоря уже о санкциях и изоляции России, никак не выглядят как слабость. Более того, Путин не ожидал такого отпора. И «давайте начнём третью мировую сейчас, потому что она всё равно произойдёт» – это вообще циклический аргумент.

* * *

Преступно наивно не учитывать все эти сценарии. Поэтому разногласия между экспертами прежде всего в том, где может проходить эта красная черта, когда Путин воспользуется ОМП, и что делать, если это произойдёт.

Общая стратегия заключается в том, чтобы Путин проиграл в Украине с минимальной, насколько это возможно, внешней угрозой для его собственного режима. Это значит, что ему будут предлагаться возможности выйти из этой плачевной ситуации.

Украина постоянно даёт ему варианты дипломатического решения вопроса. При этом практически полный контроль Путина над российскими СМИ позволил бы ему перекрасить любое поражение в какую-то видимость победы.

Это не то, что вы хотите услышать, но представьте себе альтернативный сценарий: Россия сбрасывает химическое или ядерное оружие на Украину. Сможет ли Украина продолжать воевать? Можно ли будет назвать результат победой? И на что в такой ситуации будет вынужден согласиться Зеленский?

Украине нужно предоставить возможности самим уничтожать артиллерию, ракетные комплексы и самолёты, которые обстреливают гражданское население, даже если эта техника находится на территории России. Эту проблему невозможно решить оборонительной системой ПРО/ПВО. Я надеюсь, что это один из вопросов, который решается сейчас в секрете намного более серьёзными специалистами, чем мы с вами.

Dmitry Abramson