Рассказ жительницы города Ирпень: “Это просто Армагеддон!”

225

«Это просто Армагеддон. Появилась связь и я могу отписаться. Два последние дня мы просидели в подвале в Ирпене с бомжами в первом попавшемся здании, к которому прорвались, без тепла и без света, куда смогли добежать.

Единственный плюс – с волонтерской едой. Спали на чужих матрасах в кромешной темноте, просто до жути страшно, потому что понимаешь, что подвал точно спасёт от пуль, но бомба нас там похоронит, и только вокруг нашего здания в 20 метрах за сутки три дома сровняло с землей, связи не было никакой вообще!

За это время три раза привозили трупы, искали просто место, где их сгрузить, пытались выгрузить и раненых в голову, в живот, без ног, умоляли найти хоть каких-то врачей по подвалам. А там агония, они уже умирают, полголовы нет, живот насквозь…

Прибежала в истерике бабушка лет 80 и, рыдая, просила с кем-то связаться и забрать убитого бомбой в ее же огороде сына. Она никак не хотела понять, что связи нет ни у кого, не только у неё. Телефон просто превращается в фонарик и ты экономишь зарядку, как воздух в закрытом помещении без единой точки доступа света. В подвале в недострое с маленькими детьми. Моей младшей дочке 8 лет 14 февраля стукнуло.

Света и газа нет почти во всей Киевской области уже неделю! А значит, нет воды, если частный дом (насос электрический), света и тепла.

Когда бомбить стали уже беспощадно, мы решились прорваться из Бучи в Ирпень, так как только там была дорога. Это мы знали из последних прочитанных сообщений, когда ещё была связь.

Без телефонов и связи все просто на ощупь и на авось.

Мы сначала ехали на машинах, потом кинули машины с вещами и чемоданами и как есть – бегом под бомбежку спрятались в тот подвал на ночёвку. Слава Богу, что нашли его, я не знаю, что было бы, если бы не этот подвал. По пути сотни кинутых расстрелянных машин, люди, разорванные на куски, мамы и дети, МИРНЫЕ ЛЮДИ, все мирные, разорванные на части. Картина убитой мамы, закрывающей своим телом такого же убитого ребёнка, никогда не выйдет из моей головы. Раненые просто ползают по дорогам, зрелище не для слабонервных, помочь им некому. В городе нет ни медиков, ни власти, они уехали 5 дней назад. Там Армагеддон. Волонтеры не справляются, туда не доставляют ничего, потому что не могут туда прорваться.

Вам не покажут это по телевизору, там нет прессы, потому что они тоже НЕ МОГУТ туда прорваться.

В этом аду я провела 10 суток с двумя детьми и мамой после операции на сердце и букетом других болезней.

Последние сутки в том подвале без ничего, с людьми, выросших в очень разных «социальных условиях», мы просто радовались, что живы, но надежды почти не оставалось. Там мы провели больше суток, пока не прибежал парень, которого я буду благодарить всю оставшуюся жизнь.

Этот мирный, просто обычный парнишка лет 27, который на свой страх и риск прорвался в Ирпень и вывозил на краденом минивене на 6 мест по 20 человек. Нас затрамбовали с орущими от страха детьми под постоянные взрывы бомб и свист пулеметов. Как в фильме, когда ты видишь рядом взрывающиеся дома, а мы долетаем на этой машине до моста, там нас выгружают и бегом около 800 метров по полному бездорожью ведут на другую сторону, где стоит скорая, во всех окнах в домах вокруг горит свет и целенаправлено стреляют русские именно туда, потому что знают, что это единственный путь к отступлению.

Мы бежали без оглядки под рыдающий вголос детей и взрослых. Я клянусь, я мысленно попрощалась 100 раз с жизнью и просто успокаивала малолетнюю дочь, обещая то, во что не верила сама. Старшая дочь с собакой наперевес, мама и мы мчимся непонятно куда.

В итоге мы вырвались, в скорой было около 25 человек. Дети, когда въехали в Киев, увидели оранжевый свет фонарей в заклеенных окнах и снова стали плакать, думали – это что-то горит из-за взрыва, потому что отвыкли от света фонарей, которые не работали уже больше недели.

Мы переночевали эту ночь у чужих людей, куда нас довезли волонтёры, но дальше будем продвигаться к границе».