“Вчера под обстрелами, на свой страх и риск выехали из Мариуполя, ночевали в поле…”

170
Photo: Pavel Gomzyakov

Вчера под обстрелами, на свой страх и риск выехали из Мариуполя, ночевали в поле, в серой зоне, не успели до комендантского часа. На улице был мороз. Слава богу, мы живы! Живы для того, чтобы кричать, что каждому, кто остался в Мариуполе, нужна помощь. Это не город-герой, это город страха, смерти и ужаса.

!!!!!! У нас не было гуманитарного конвоя, нас никто не вывозил. Городской администрации в городе нет, мы бежали за машинами под обстрелами, объединялись в колонны, клеили на машины надпись “Дети”. Я лично сажала собственного сына в машину под звук прилетевшего в соседний двор снаряда. Нас никто не спасал, мы сами себя спасали и Бог.

В городе нет связи, воды, газа, скорых. Люди с оторванными конечностями истекают кровью во дворах и им некому помочь. И это мирные люди, наши с вами знакомые и родные. Погибших просто прикапывают на месте, а родные потом не могут их найти. Чаще всего это происходит во время поисков воды, очередях на родники или во время готовки супа на костре. !!!! Да, мы собирали снег, топили его на костре и варили макароны. Моя семья была в убежище в гимназии номер два. Три дня назад туда прилетел снаряд, выбило часть окон, женщину ранило осколком в бедро. Она всю ночь лежала на первом этаже гимназии и молила дать ей яд, чтобы не испытывать боли, в больницу везти некому. Каждый день и каждую ночь обстрелы, свисты, дрожащие стены и ужас – “куда прилетит”.

Героически работает уцелевшая часть 3-й горбольницы, оперируют, спасают. Эту женщину через сутки забрал красный крест. Дай Бог, с ней все хорошо! В мой подъезд прилетело два снаряда, два в мой двор. Там мужчине таким же снарядом оторвало ногу.

Моя мама Анжела и трое братьев Роман(16 лет), Вася (11 лет) Владислав (9 лет) остались в центре города, на пятом этаже дома. Свекровь Любовь и свекр Анатолий на девятом этаже, напротив МГУ, где дома до 9 этажа иссечены осколками.В городе почти нет убежищ, их не хватает, нет бункеров с вентиляцией. В лучшем случае – это цокольные этажи, в доме моей мамы его нет. Людей нужно вывезти, женщин, детей, стариков…

Дайте автобусы, зелёный коридор, договоритесь!!!

Молюсь за близких, каждого мариупольца и украинского солдата. Враг пришёл к нам и не оставил нам выбора, но нет ничего ценней человеческой жизни. Это должно закончиться!!!!!!

Нет ни продуктов, ни лекарств. Если не будет снега с такими городскими боями, люди не смогут выйти за водой, воды у людей уже не осталось. Аптеки, продуктовые магазины – все разграблено или сожжено, умерших не вывозят. Полиция рекомендует родственникам тех, кто умер естественной смертью, открывать окна и класть трупы на балкон, а потом везти в молитвенный дом.

Я знаю, вы думаете, что понимаете, но вы никогда не поймёте, если не были там! Сейчас я слышу звук сирены, и мне не страшно, потому что 16 дней в Мариуполе не было света, и когда самолеты скидывали на нас бомбы, мы даже не могли об этом знать. 

Молю каждого – остановите это!!!!!! 

Если танки защищают город, стоя перед жилыми домами с людьми, которые потом горят, то защищают не людей. Я не разбираюсь в стратегиях войны, я всем сердцем молюсь за Украину. Но я не понимаю, почему уничтожают моих родных и мой город.

Не знаю, что будет дальше, но молюсь, чтобы это не повторилось ни в одном из городов Украины и мира, ни с одной семьей и матерью. Ни с девочкой, родившей ребёнка в больнице, куда прилетел снаряд, ни с беременной, умершей в той же больнице, не успевшей дать жизнь, ни с матерью, трясущейся от страха, накрывая сына в коридоре каждого подъезда под звук дрожащих окон, стен и летящего снаряда, ни со стариком, оставшимся без шанса на выживание, ни с раненым мирными жителями, умирающими в ходе уличных боев. Вам показывают, как горят дома, но не показывают, как горят люди. Мне нужно себя спалить, чтобы вы поверили, что это не должно продолжаться!!!!??? 

Я молю вас – остановите это!

И пусть ваше сердце выберет жизнь Этот 21 день изменил каждого. Все изменилось. Так много теперь не имеет значение и ничего не стоит, только бы каждый, кто остался в мариупольском аду, не трясся от страха и ужаса.

Молюсь за мариупольцев.

Кристина Джолос