Почему Куомо ушёл в отставку?

Фото: Marc A. Hermann / MTA New York City Transit

Я должен признаться, что серьёзно ошибся.  Когда стало очевидно, что Куомо нужно отстранить от власти, я был в полной уверенности, что это должно быть точно так же очевидно всем.

Я уже давно привык к тому, что средний трампист не признаёт 20 обвинений против Трампа в сексуальных домогательствах и многочисленные примеры лжи и коррупции Трампа и его окружения.  Куомо, конечно, не Трамп, но защита губернатора Нью-Йорка в аналогичной ситуации застала меня врасплох.  Я удивлялся, приводил факты, спорил, что-то доказывал, злился и хлопал дверью. Но во многих случаях это было точно так же бесполезно, как доказывать трамписту, что он состоит в культе.

Ещё в марте было сложно оправдывать губернатора, когда сразу несколько свидетелей давали показания против него.  Однако часть электората хотела подождать результатов расследования, прежде чем делать выводы.  Это вполне обоснованная и уважаемая позиция.

Расследование закончилось. Оно выявило 11 достоверных обвинений в сексуальных домогательствах на основе беседы с 179 свидетелями и изучения 74000 документов.  И, действительно, это убедило многих.  Но не всех.

* * *

1. ВЫ ВСЕ ВРЁТЕ

Как я уже писал, советский человек привык, что его обманывают.  Поэтому он не доверяет официальным источникам информации (официальному расследованию) и склонен к теориям заговора.  Более того, конспирология позволяет ему создать альтернативную реальность, которая ему больше нравится, чем суровая правда.  В этих фантазиях Куомо – компетентный губернатор, который спас всех от КОВИДа, который расследует Трампа и который собирался баллотироваться в президенты.  

Рациональное мнение должно формироваться на фактах и доказательствах, но у конспирологов происходит обратный процесс.  Они начинают с того, что Куомо невиновен, а дальше любые факты и доказательства только подтверждают его невиновность.  Я уверен, что никто из них даже не открывал результаты расследования.  Ни один из них не сказал «я не согласен с выводом на странице XX».  И даже если предоставить ссылку на 165 страниц отчёта, они честно заявляют, что не будут это читать.  Зачем тратить время, если можно повторять по кругу, что доказательств нет?

Конечно, теория о травле Куомо не выдерживает никакой критики.  В буквальном смысле нужно было бы «купить» несколько десятков свидетелей и заранее, за год-два, подготовить или подделать многочисленные документы, подтверждающие обвинения.  Причём планировали это видимо трамписты и сами демократы, злобные прогрессисты и прочие враги внутри партии, которые (все?) метят на кресло губернатора.  А раз все врут и всё куплено, то любые доказательства ничего не доказывают, а просто увеличивают бюджет этой грандиозной анти-куомовской операции.

* * *

2. МУЖЧИНА ТОЖЕ ЧЕЛОВЕК

Но даже если вы докажете, что что-то было, что Куомо флиртовал с подчинёнными, задавал вопросы личного характера, шутил и намекал на секс, советский человек всё равно не может понять, в чём, собственно, проблема.  Почему мужчина не имеет право проявлять интерес к женщине?  Перечисляются биографические истории, как люди познакомились на улице или на работе и потом жили долго и счастливо.  Мужчины с гордостью вспоминают свою бурную молодость и с ужасом приходят к выводу, что они никогда не смогут стать губернатором!  Они уверены, что распоясавшийся феминизм и движение МиТу уничтожают нормальные отношения в обществе, а враги губернатора просто воспользовались ситуацией.

Если предположить, что есть какая-то шкала от приемлемого до неприемлемого поведения, то у наших советских иммигрантов наступает черно-белый кризис жанра. На основе обвинений против Куомо они приходят к выводу, что мужчина вообще не может смотреть на женщину, брать её за руку, знакомиться на улице и признаваться в любви.  Они не понимают разницы между «начальник пристаёт к подчинённым» и «парень с девушкой познакомились в метро». И если сегодня мы запретим Куомо хватать подчинённых за грудь, то завтра всё закончится принудительной кастрацией.

В диапазоне от нормального до недопустимого никто не запрещает знакомства людей вне работы.  А вот начальник, флиртующий с подчинёнными, уже находится за гранью дозволенного.  Это классический сценарий ежегодного класса по сексуальным домогательствам, который все работники в серьёзных американских организациях обязаны пройти. По большому счёту, работодателя не волнует, что вы делаете после работы, но он отвечает за рабочую обстановку на местах. И это не чья-то прихоть – это закон, с которым некоторые иммигранты, видимо, не знакомы.

Как гласит шутка советской эпохи, если женщина говорит «нет», это значит «может быть». Я не женщина и я не работал в СССР, поэтому не могу говорить о том, что там происходило на рабочих местах. Но даже я понимал, что в той культуре мужчина должен был «добиваться» женщину, а женщина должна была отказывать, пока её не «завоевали». Этот анахронизм наши советские люди привезли в другую страну, где такого понятия уже давно нет.

Поэтому проблема не в феминизме и не в МиТу, а в столкновении советского менталитета с современной западной культурой. Отсюда и неверие, и атаки на женщин, и воспоминания молодости.  Это агрессивная реакция психики, чьи предыдущие убеждения оказались под ударом сегодняшней действительности.

* * *

3. ЗАТО ПОРЯДОК

При тоталитарных режимах, где власть невозможно было поменять, приходилось как-то рационализировать действия «дорогого лидера»: зато космос, зато порядок был, зато враги боялись.  Приблизительно такие же аргументы наблюдаются и у русскоязычных защитников Куомо: зато КОВИД, зато компетентный администратор, зато боялись.

В СССР говорили «этот уже наворовал, а новый начнёт воровать заново». В России и сейчас говорят: «если не Путин, то кто?» Каково же было моё удивление, когда я услышал то же самое в США: «если не Куомо, то кто?», «они все такие» и «придёт кто-то ещё хуже».

Все эти конструкции несовместимы с демократическим обществом.  Подчинённые не должны страдать, молчать и терпеть ради какой-то светлой партийной идеи. И мы не «холопы» на услужении у барина, а губернатор работает на нас. Если он работает плохо, то мы имеем право его заменить. И нам не нужно бояться, что будет кто-то хуже, потому что мы сами коллективно выбираем следующего губернатора.

В этом месте защитники Куомо вспоминают, как он единолично спас Нью-Йорк и может даже всю страну от КОВИДа. На самом деле Куомо был далеко не единственным губернатором, которому пришлось бороться с КОВИДом без поддержки федерального правительства. Принципиальная разница была в том, что он сделал из этого телесериал.

Но телевизор не показывал, как Куомо по советским традициям организовал тестирование для своих родственников, когда даже медработники не могли протестировать своих пациентов. И телевизор не показывал, что из администрации Куомо увольнялись лучшие эксперты, потому что губернатор отказывался прислушиваться к их совету.  И телевизор не показывал, что происходило в домах престарелых.

И дело даже не в том, что Куомо издал указ выписывать ковидных пациентов из больниц в дома престарелых. И даже не в том, что индустрия домов престарелых финансировала предвыборную кампанию Куомо в 2018-м году. И даже не в том, что после всех проколов и смертей Куомо получил гонорар за книгу о собственных лидерских способностях во время пандемии.

Настоящий скандал начался, когда Куомо стал значительно занижать смертность.  И ещё хуже, когда он начал скрывать свой обман. Впрочем, в СССР такие вещи тоже скрывали.

* * *

В итоге проблема Куомо была не в сексуальных домогательствах – это всего лишь симптом, верхушка айсберга, за которую отчаянно цепляются защитники губернатора. Настоящая проблема в том, что власть вскружила губернатору голову, и он поставил себя выше закона.

Ещё в 2014-м году, когда Трампа ещё не было на горизонте, Куомо организовал комиссию по этике, чтобы навести порядок в столице штата. Куомо, видимо, рассчитывал на то, что комиссия будет заниматься его политическими оппонентами. Но в какой-то момент комиссия переключилась на союзников губернатора и на самого Куомо.  Поскольку Куомо – эталон этики, губернатор сразу же распустил эту комиссию. И даже был скандал и расследование, которое, правда, не закончилось криминальными обвинениями.

В 2019-м году Куомо подписал закон, защищающий женщин на работе от сексуальных домогательств. Как стало понятно, закон он подписал для вас, простых смертных. К человеку его статуса такие законы не имеют отношения.

Когда в декабре первая женщина обвинила Куомо в сексуальных домогательствах, его люди нелегально опубликовали её личное дело, чтобы дискредитировать её. Куомо даже написал статью против этой женщины, но его уговорили её не публиковать.

В феврале назревал скандал с домами престарелых. Замгубернатора Мелисса ДеРоса встретилась в Зуме с несколькими демократами из Ассамблеи.  Она признала, что смертность в домах престарелых занижалась и просила не раздувать этот скандал, чтобы не навредить репутации губернатора. Когда Рон Ким, депутат из Квинза, отказался быть соучастником этого преступления, Куомо лично позвонил ему и угрожал его «уничтожить».

Куомо пытался дискредитировать не только свидетелей, но и прокуроров. Его люди пустили слух о том, что Летишия Джеймс, которая по закону штата назначила независимых прокуроров расследовать губернатора, метит на его место. Та же самая Летишия Джеймс, которая практически уничтожила NRA и расследует Трампа, оказалась «врагом народа».

В ожидании результатов расследования люди Куомо решили дискредитировать и Прита Барара, бывшего прокурора Южного Округа. Из серии «нарочно не придумаешь» они пустили слух, что Барара тоже метит на должность губернатора. Почему? Потому что один из независимых прокуроров, Джун Ким, когда-то работал на Барара и теперь пытается помочь своему бывшему начальнику стать губернатором.

Поэтому проколоться Куомо мог на чём угодно: на коррупции, на непотизме, на обмане. Но губернатора боялись. И чтобы справедливость восторжествовала, потребовалось мужество нескольких женщин и одного депутата Ассамблеи.  Очень жаль, что защитники Куомо этого не видят.

Dmitry Abramson