Трамп помиловал 26 осужденных преступников, включая двух своих бывших помощников

Фото: The White House/Facebook

Пол Манафорт и Роджер Стоун выйдут на свободу после того, как оба были осуждены в ходе расследования спецпрокурора Роберта Мюллера, передает Русская служба «Голоса Америки».

Как сообщила в среду пресс-служба Белого дома, 23 декабря президент Трамп своим указом вынес помилование 26 лицам, осужденным за различные преступления, а также аннулировал или сократил степень приговора еще для трех человек.

В числе помилованных Дональдом Трампом оказались и несколько известных ему американцев, ставших центральными фигурами в различных громких расследованиях. Среди них – 71-летний Пол Манафорт, бывший лоббист и политконсультант, руководивший какое-то время избирательным штабом Трампа перед президентскими выборами 2016 года. Он был одним из фигурантов расследования ФБР о вмешательстве России в президентские выборы. Результатом расследования Министерства юстиции США под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера в 2017 году стало то, что в 2018 г. Манафорту были также предъявлены обвинения в отмывании десятков миллионов долларов. К тому моменту он добровольно уже сдался властям. На судебном процессе Манафорт был осужден за налоговые и другие финансовые преступления, а позднее – за участие в сговоре против США, и приговорен почти к семи с половиной годам лишения свободы, из которых он отсидел примерно два года. По словам пресс-службы Белого дома, Пол Манафорт «стал одной из наиболее заметных жертв, возможно, самой масштабной охоты на ведьм в американской истории».

Еще один помилованный фигурант громких процессов – 68-летний Роджер Стоун-младший, считавшийся ранее личным другом Дональда Трампа и также обвиненный в результате расследования спецпрокурора Мюллера. В ходе расследования Стоун был обвинен по семи статьям, включая манипулирование свидетелями и дачу ложных показаний, после чего был приговорен к сорока месяцам лишения свободы. В пресс-релизе Белого дома он назван человеком «с многочисленными проблемами со здоровьем», с которым «обошлись весьма несправедливо», включая «потенциальную политическую пристрастность суда присяжных».