Бывший консул США: о дипломатии, травле и агентах ФСБ

Американский дипломат поведал самые яркие подробности своей работы в России в интервью корреспонденту “Славянского Сакраменто”. Два года, которые бывший генеральный консул США в Екатеринбурге Отто Ханс Ван Маерссен провел в столице Урала, больше напоминают шпионский триллер.

На фото: мэр Екатеринбурга Евгений Ройзман дарит Хансу Ван Маерссену картину

Провокации, скрытое видеонаблюдение, постоянная травля в СМИ, преследование со стороны «патриотических активистов», попытки вербовки и даже внедрение агентов ФСБ – это то, с чем американскому дипломату пришлось регулярно сталкиваться в России. Летом 2014 года на екатеринбургского консула обратил внимание бывший на тот момент вице-председателем правительства России Дмитрий Рогозин, написавший нелицеприятный пост по поводу высказываний Маерссена.

Отто Ханс Ван Маерссен возглавлял Генеральное консульство США в Екатеринбурге в 2014-15 годах, то есть в то самое время, когда на фоне аннексии Крыма и начала боевых действий на Донбассе отношения Соединенных Штатов и России резко обострились. Фактически, дипломату пришлось выполнять взаимоисключающие задачи: с одной стороны, донести до местных властей официальную позицию США по поводу происходящего, а с другой – попытаться наладить пошатнувшиеся отношения. При этом на фоне начавшейся конфронтации каждый шаг американца трактовался как «подрывная работа» против России.

Недавно Отто Маерссен вышел в отставку, и сейчас проживает в Калифорнии. О том, каково было находиться на передовой дипломатического фронта новой «Холодной войны», о своих прежних назначениях и впечатлениях от России бывший консул рассказал в эксклюзивном интервью нашему сайту.

Мексиканская душа

Отто Маерссен вырос в Техасе и еще в десятилетнем возрасте понял, что хочет стать юристом и дипломатом. Первым его назначением стала южная Мексика, на вид чуть более отличающаяся от южных районов США, чем северная часть страны.

«У мексиканцев есть общие черты с россиянами. К примеру, они более сплочены, чем американцы, и в их жизни огромное значение имеет семья. Они также придают большое значение дружбе. Еще я обратил внимание на то, с какой легкостью мексиканцы решают, чем именно будут заниматься. В США люди чувствуют большое количество обязательств, и это не так легко – переехать в другое место или начать делать что-то новое. Мексиканцы принимают подобные решения свободнее, чем мы. В один прекрасный день они просто могут решить, что хотят заниматься чем-то другим. Наверное, причина отчасти в том, что в США мы привыкли идентифицировать себя с тем, что мы делаем, определяя себя через работу: «я – юрист» или «я – дипломат». Мексиканцы же не отождествляют себя с профессией. Национальность и семейные связи для них намного важнее», – рассуждает Маерссен.

После завершения тура Отто Ханс Ван Маерссен возвращался в Мексику несколько раз, и действительно полюбил эту страну.

«Одной из вещей, которыми я также занимался, была интеграция канадской и мексиканской диаспор в американское общество. Эта интеграция проходила довольно успешно. Затем я бывал во многих местах, в том числе в Колумбии и во Франции», – перечисляет бывший консул.

Крым раздора

В августе 2013 года Отто Маерссен прибыл на новое назначение – в российский Екатеринбург.

«В Госдепартаменте я обычно работал по экономическим вопросам, то есть занимался бизнесом, торговлей, развитием коммерческих связей. Поэтому первые несколько месяцев в России я организовывал визиты торговых делегаций, и довольно успешно. Многие американские компании вели бизнес в уральском регионе. Как раз на март 2014 года у нас была намечена глобальная телефонная конференция, посвященная возможностям развития иностранного бизнеса в России. Однако из-за событий в Крыму мы вынуждены были отменить ее. Это действительно было очень сложно для меня, поскольку моя работа заключалась в том, чтобы развивать и улучшать отношения. Но в то же время я обязан был озвучить официальную позиции США по поводу аннексии Крыма, с которой я сам был, впрочем, полностью согласен», – поясняет бывший дипломат.

По словам Маерссена, критика, которую он озвучивал, делалась в том числе и в интересах России.

«Я всегда думал о будущем и хотел, чтобы Россия могла занять достойное место на мировой арене и сотрудничала бы с другими странами. Однако после российского вторжения в Украину вместо сотрудничества мы получили соперничество. Но в этом соперничестве не может быть победителя, потому что любой военный конфликт – это потерянные жизни», – убеждает бывший консул.

Свою позицию Отто Ван Маерсен озвучил на Дне независимости США 4 июля 2014 года в екатеринбургском отеле Хайятт. В частности, он отметил, что «Соединенные Штаты продолжают поддерживать независимую и мирную Украину, и будут способствовать прекращению незаконной оккупации Крыма и прекращению усилий по дестабилизации других районов Украины». Именно эту речь местные СМИ провозгласили «антироссийской», а впечатлительный Дмитрий Рогозин выразил удивление, почему данный дипломат все еще работает в его стране. Присутствующих на выступлении, в том числе мэра Екатеринбурга Евгения Ройзмана, Рогозин именовал «власовцами».

«Я выразился намного мягче, чем говорилось в официальной позиции моего правительства, и, тем не менее, попал в число «врагов народа». Но на самом деле, реакция Рогозина стала результатом целой цепи событий. До этого я встречался с представителями российской оппозиции, и это представили как попытку «организовать революцию». На самом деле, я просто хотел понять, что думают обычные русские люди, а не только официальные лица. Дипломаты больше сосредоточены не на том, что уже произошло, а на том, что может произойти. Это сложная психологическая игра, и, конечно, чтобы делать какие-то прогнозы, мне нужно было лучше понять загадки «русской души», – поясняет Маерссен.

Внедрение «крота»

После этого каждый шаг генерального консула воспринимался как «подрывная работа». Особенно усердствовали в создании такого имиджа местные «патриотические блогеры», отслеживавшие все официальные встречи работников консульства и самого Маерссена. Встречи с местной оппозицией трактовались как «подготовка Майдана на Урале», общение с религиозными лидерами – как поддержка «экстремизма и терроризма», участие в университетских конференциях – как попытка «вербовки студентов». Некоторые СМИ в качестве «разоблачения шпионской сети» называли даже встречу консула с мэром того самого города, где имеет несчастье находиться его консульство, то есть естественное протокольное дипломатическое мероприятие.

Затем, в октябре 2014 года в прессе появились статьи под громкими заголовками: «резидентуру США вскрыли изнутри благодаря внедрению крота». «Кротом» авторы ласково именовали гражданского активиста Степана Черногубова, которого серьезно избили за экологическую деятельность, а именно, за организацию акций против ядовитых выбросов с промышленного предприятия «Русский хром». После инцидента бывший на тот момент вице-консулом США Джон Рутерфорд предложил пострадавшему правозащитнику помощь в лечении и стажировку за границей. Однако, как выяснилось впоследствии, Черногубов по неизвестным до конца причинам «сдал» ФСБ все содержание бесед с американцами.

Результатом скандала стало публичное обнародование фактов, что за правозащитную деятельность в России могут избить, предприятия травят население ядовитыми выбросами, а американцы действительно периодически проводят стажировки для иностранных правозащитников (о которых, впрочем, любой желающий может прочитать в интернете без организации всех перечисленных саморазоблачений). Тем не менее, этот случай стал еще одним витком в общей веренице травле дипломатов.

«Мне кажется, эта история иллюстрирует непонимание российскими спецслужбами того, как работает наше консульство в России. Если мы считаем какую-либо информацию секретной, мы не будем рассказывать ее людям, которые приходят и делятся с нами какими-то историями о себе. И мы уж точно не будем спрашивать у гражданских активистов, допустим, сколько ядерных ракет нацелено в данный момент на Чикаго. Мы в первую очередь старались выстроить отношения с Россией, и у нас действительно существуют программы обмена и стажировок для россиян в Америке и американцев в России. Я не думаю, что это является объектом интереса российских шпионов. Мне кажется, что посылать шпионов узнавать какую-то информацию, не имеющую ценности – это просто выбрасывание на ветер денег российских налогоплательщиков. Гораздо более правильным вложением было бы тратить эти деньги не на агентов ФСБ, а на развитие науки или медицины», – считает Маерссен.

Тотальная слежка и попытка вербовки

«Помню, самый нелепый случай произошел, когда мы пытались организовать выставку, демонстрирующую сотрудничество России и США во время Второй Мировой войны, – и ее отменили в последний момент. Когда я посещал конференцию в университете, посвященную сотрудничеству в сфере науки, я столкнулся с человеком, который явно не был преподавателем или студентом. Он следовал за нами даже в лифте, постоянно записывая нас на сотовый телефон. Я так и не понял, что именно они пытались найти и расследовать», – недоумевает бывший консул.

Иногда результаты таких «расследований» появлялись в сети – к примеру, там оказывались видеозаписи личных разговоров консула с уральскими политологами, то есть людьми, которым в силу специфики работы положено было участвовать в политической жизни региона – как внутренней, так и внешней.

«До сих пор, входя в кафе, я оглядываюсь и пытаюсь понять, где может быть установлена камера. Однажды по случаю праздника Рамадан я встречался с представителями мусульманской общины в своей резиденции. Каким-то образом им удалось записать эту встречу и потом представить ее как «поддержку исламского терроризма». Иногда наблюдение осуществлялось дилетантски, а порой – очень профессионально. Местные активисты также провели несколько демонстраций перед консульством.

По крайней мере, они были хорошо организованы, и всегда приходили и уходили вовремя», – рассказывает Маерссен.

По мнению американского дипломата, основной целью слежки была не реальная контрразведывательная работа, а создание иллюзорной «картинки» для российских СМИ, демонстрирующее «работу ЦРУ на Урале».

Впрочем, несмотря на крайне агрессивное отношение к консулу в публичном пространстве, россияне все же попытались завербовать Маерссена. По его словам, люди, предположительно относящиеся к ФСБ, подошли к нему на одном из публичных мероприятий и, отведя в сторону, предложили конфиденциально делиться информацией.

«Проблема в том, что я занимался открытой дипломатией, и потому и без этого постоянно предоставлял людям информацию, к тому же бесплатно. Наверное, в этом главная разница между дипломатией и шпионажем – мы тоже даем людям информацию, но никто не платит нам за это», – отшучивается Маерссен.

Несмотря на все перечисленное, бывший консул уверяет: ему очень понравилось время, проведенное в России.

«После событий 2014 года я уже не мог сделать так много в сфере экономики, как раньше, поэтому я сконцентрировал внимание на области культурного взаимодействия. И я действительно очень люблю русскую культуру. Я посещал место в Ижевске, где довольно долго жил Чайковский, и где сохранилось его пианино. Я знаю, что пианисты со всего мира приезжают туда давать концерты, чтобы иметь возможность сыграть на нем. Мне очень нравится российское чувство юмора, хотя, признаюсь, существуют обычаи, в которых я никогда бы не смог участвовать – например, прыгать в ледяную прорубь на Крещение», – признается американец.

Текст и фото: Ксения Кириллова, SlavicSac.com