После того, как некоторые из них подали в суд, утверждая, что их несправедливо выгнали по надуманным поводам, армейское руководство приостановило увольнения и пообещало пересмотреть свои правила.

Фото: New York Times

Однако содержание одного из внутренних документов, оказавшихся в распоряжении журналистов издания New York Times, говорит о том, что армия ведет поиски альтернативных способов избавления от нежеланных военнослужащих, среди которых имеются выходцы из России.

Рекруты, о которых идет речь, завербовались в вооруженные силы своей новой родины по программе MAVNI, которая давала легальным иммигрантам, обладающим нужными стране навыками, ускоренный путь к получению гражданства. С 2008 года, когда эта программа начала действовать, ее преимуществами воспользовалось около 11 000 человек.

Однако восемь лет спустя, в 2016 году, Министерство обороны закрыло MAVNI из соображений национальной безопасности. Те же рекруты, которые уже успели подписать контракт, но еще не начали обучение, подверглись дополнительным проверкам — которые многие из них не прошли. При этом были забракованы даже те будущие солдаты, которые ранее получили допуски безопасности в других федеральных агентствах. В качестве поводов для отказа контрразведка зачастую называла самые банальные поступки — такие как отправка денег оставшимся дома родным или частые телефонные разговоры с ними.

В документе, о котором идет речь, приводится распоряжение юристам Резерва армии США просмотреть протоколы интервью с новобранцами, которые сейчас подают в суд на федеральное правительство, и отыскать в их словах «признания или упоминания о каких-либо преступлениях» — что дало бы железную причину для их увольнения. Источником распоряжения является 902-е подразделение военной разведки, которое курирует программу MAVNI.

Среди рекрутов, пытавшихся воспользоваться армейской программой для иммигрантов — 32‑летний россиянин Павел Асташкин из Чикаго. Приехав в США в 2013 году, он прошел обучение в летной школе, получил сертификат инструктора и занимался переквалификацией военных летчиков для гражданских авиалиний. В 2016 году он принял решение вступить в американскую армию, но его заявление застряло в перегруженной системе проверок безопасности.

Ожидая решения армейского руководства, Асташкин поступил на работу в коммерческую авиакомпанию — при этом пройдя все положенные проверки Федерального управления гражданской авиации. Он неоднократно получал разрешение на полеты в закрытых воздушных зонах над Белым домом и Пентагоном, а в числе его недавних пассажиров был мэр Нью-Йорка со своими сотрудниками.

«Я прошел столько проверок, что они уже знают меня лучше, чем я сам, – шутит Асташкин. – Нет никаких причин, по которым я не мог бы стать хорошим солдатом. Это все политика».

Павел опасается того, что проблемы с программой MAVNI могут затянуться до окончания срока действия его визы. Если это случится и его депортируют в Россию, ему может грозить уголовное преследование за попытку вступить в иностранную армию.

Преследованию подвергаются также и другие иммигранты.