Как работает американская полиция на примере Сакраменто

111

Сегодня мы отправимся в управление шерифа в Сакраменто, где посмотрим, как работают американские правоохранители. Следует сразу уточнить, что управление шерифа и полицейский департамент – разные ветви правоохранительных органов США.

Главные обязанности шерифа – предотвращение и расследование уголовных преступлений. В нагрузку офицеры также обязаны следить за порядком на дорогах, в общественных местах, наблюдать за соблюдением ПДД и т.п.

Если полномочия полиции распространяются лишь на город, в котором находится управление, то департамент шерифа надзирает за округом, но может приехать на помощь полицейским, если потребуется. Работа шерифа здесь сродни деятельности опера в российской полиции, но с более расширенными полномочиями.

7:00 утра. Oфицер Виталий Прокопчук запивает свой бурито первой чашкой кофе, наблюдая, как пафосные калифорнийские индюки важно переходят дорогу у департамента шерифа небольшого калифорнийского городка Ранчо Кордова.

Неожиданно “ожившая” рация сообщает, что на Мейдерфилд мужчина славянской национальности завалил пол улицы мусором. Въезжаем в уютный американский район, где мужчина средних лет, собирая жестяные банки и бутылки, вывалил отходы из мусорных баков прямо на асфальт. Владельцам близлежащих домов это пришлось не по душе – вот и вызвали третью сторону разобраться.

Виталий доходчиво объясняет дедушке, что мусорить на улицах Кордовы – большое зло, за это можно получить солидный штраф. Бедному иммигранту приходится обратно запихивать мусор в баки: ибо даже мусор на американских улицах принадлежит городской администрации, а его “кража” подлежит наказанию.

47-летний иммигрант из Украины, Виталий Прокопчук является одним из помощников шерифа города Сакраменто. Сегодня его группа в составе всего четырех (!) офицеров патрулируют несколько районов, где совокупно проживает около 200 тысяч человек. Такое соотношение правоохранителей к количеству мирного населения поражает мое воображение. До этого я всегда считал, что США – излишне полицейское государство. Эти цифры также говорят о многом: за прошлый год здесь было совершено 37 убийств (это на полмиллиона жителей), 134 изнасилований, 1,163 краж и 3,335 угона машин.

Благодаря таким ребятам как Прокопчук, в списке самых опасных американских городов Сакраменто плетется в самом конце. И это несмотря на “вселенский кризис” и “тяжелые времена”.

Прокопчук иммигрировал из Украины более 20 лет назад, всю жизнь мечтал работать в правоохранительных органах. В Калифорнии его мечта сбылась, но до этого пришлось закончить школу с отличием, сдать сложные экзамены в полицейскую академию и пройти множество самых различных тестов и тренировок.

Прошлый год выдался нелегким, говорит Виталий. Тогда местной полиции и шерифам пришлось немного пострелять и даже кое-кого пристрелить в процессе самообороны.

В случае массовых беспорядков будет использоваться вооружение, с которым мы знакомились в оружейной комнате шерифа. Если местных сил не хватит, то будут подтягиваться дополнительные силы с соседних участков. 

Корпус офицеров полиции в США – отнюдь не карательный орган, а, скорее, общественная служба, поддерживающая порядок на американских улицах. Во время патрулирования Виталий остановил женщину за использование телефона за рулем, она признала это нарушение (в Калифорнии разговор по телефону без наушников карается штрафом в $236), но ввиду хорошей истории вождения она отделалась лишь устным предупреждением.

Я и сам неоднократно получал штрафы за различные нарушения за рулем, однако готов свидетельствовать, что ни один из них не был незаслуженным. Более того, однажды под Рождество, в том же Сакраменто, полицейский простил мне проезд на красный свет ($480!), мотивируя свое благородство тем, что случай произошел именно в рождественский вечер. Так что я лично благодарен Иисусу Христу за его рождение две тысячи лет назад. С тех пор я стараюсь не пересекать перекресток даже на желтый.

Предложить взятку полицейскому здесь никому и в голову не придет, так как все действия – начиная с включения мигалки и до того момента, как офицер отпустит нарушителя, автоматически записываются видеорегистратором.

И вообще, рисковать карьерой ради взятки полицейскому крайне невыгодно – при зарплате в $100-170 тыс.

нет никакого смысла рисковать из-за каких-то 200 долларов. Более того, недобросовестные сотрудники распознаются довольно быстро и потом с ними никто не хочет иметь дело. Если нарушитель решится оспаривать выписанный ему штраф за нарушение ПДД в суде, то ему придется еще попотеть, доказывая свою правоту. Офицер говорит, что из нескольких тысяч арестованных/оштрафованных за последних пару лет еще ни один не опровергнул решение судьи.

Остановили азиатской внешности водителя с множеством нарушений (просрочено водительское удостоверение, отсутствует номерной знак и т.д.). Вообще-то Виталий имеет полное право отбуксировать эту потрепанную “Акуру-интегру” на штрафстоянку, однако он дожидался родственника этого водителя с действующими документами и отпустил обоих. 

Сотрудники департамента постоянно держат связь друг с другом, перекликаясь по рации, либо через специальный полицейский мессенджер. Даже небольшая заминка во время переклички моментально вызывает шквал вызовов ушедшего с радаров офицера.

Например, Виталию один из водителей показался подозрительным и, уже спустя две минуты, в зеркале заднего обзора, я увидел красно-голубые маячки машины коллег Прокопчука, спешивших ему на помощь. “Ничего страшного, – бодро отрапортовал мой ангел-хранитель, – справлюсь сам”.

10:15 утра. Заезжаем на полицейскую заправку. Заливаем бак по завязку. Примечательно, что у американских правоохранителей не существует норм выработки горючего – жги бензин сколько хочешь, главное, чтобы работа была выполнена. Примечательно, что заключенные, находящиеся в тюрьме шерифа, сами платят за возможность мыть или чинить автопарк местной полиции. И городу прибыль, и заключенным могут уменьшить сроки.

11:50 утра. Диспетчерам поступает сигнал из дома опеки, откуда сбежали трое подростков. Едем туда, заполняем кучу бумаг, мимоходом заезжаем в подростковую тюрьму.

За свою продолжительную офицерскую карьеру Виталию Прокопчуку приходилось задерживать своих “клиентов” за подозрение в убийстве, нелегальную торговлю российской икрой, марихуану, кокаин, а также.. кражу кофе в Старбаксе. “Да, был и такой случай,” – усмехается американский офицер.

Но война войной, а нам нужно плотно пообедать!

Виталий говорит, что полицию здесь очень уважают, зачастую им даже не приходится платить за ланч – в ином ресторане благодарные граждане анонимно вносят деньги за них.

Сразу после обеда несемся по шоссе I-50 спасать самоубийцу, разгоняя форсированный движок до 130 миль в час. Приятно видеть, как все водители плавно смещаются вправо, услужливо уступая тебе дорогу. При увеличении скорости до около 90 миль/час автоматически включается видеорегистратор – офицеров тоже кто-то проверяет.

Что интересно, видео- и аудионаблюдение в полицейских машинах ведется не для того, чтобы уличить нарушителей, а, скорее, чтобы обезопасить сотрудников департамента от необоснованных судебных исков.

Через пять минут отыскали здание реабилитационного центра в этом районе, оказалось, что сбежавший реабилитант угрожает, что убьется, прыгнув с ближайшего моста. Рыскаем по всем мостам в округе. После тщательной проверки рапортуем, что это блеф.

2:00 дня. Самая нудная пора дневной вахты – заполнять протоколы и отчитываться перед начальством. Например, все документы на арестованных обязательно должны попасть на стол прокурора не позже 48 часов, иначе полицейский департамент ждут проблемы со стороны адвокатов задержанного.

Так прошел один день русскоязычного офицера департамента шерифа в Сакраменто. После этой поездки я стал еще больше уважать сотрудников полиции, честь им и слава за охрану нашего спокойствия и общественного порядка!

Руслан Гуржий, SlavicSac.com