В Белгороде на полигоне в результате инцидента со стрельбой погибло 11 человек, 15 ранены

471

На военном полигоне в Белгородской области (Россия), в результате инцидента со стрельбой погибло 11 человек, 15 ранены. (Свидетели говорят о 32 погибших.)

«15 октября с. г. на полигоне Западного военного округа в Белгородской области двумя гражданами одной из стран СНГ совершен террористический акт»,— сообщили в Минобороны. – В ходе проведения занятия по огневой подготовке с лицами, добровольно изъявившими желание участвовать в специальной военной операции, террористы открыли огонь из стрелкового оружия по личному составу подразделения. В результате стрельбы 11 человек получили смертельные ранения. Ещё 15 человек с ранениями различной степени тяжести доставлены в медицинское учреждение, где им оказывается вся необходимая помощь. Ответным огнём двое террористов уничтожены. На месте теракта работают правоохранительные органы».

Как сообщают источники, стрельбу устроили выходцы из Таджикистана, открывшие огонь после ссоры на религиозной почве.

Согласно сообщениям СМИ, мобилизованные таджики открыли огонь по офицерскому составу, назвавшему Алаха слабаком, а призывников – мясом:

«Началось все с того, что некоторые наши солдаты —дагестанец, азербайджанец и один адыгеец сказали, что «это не наша война» и попытались написать рапорта о том, что они не хотят больше служить. Подполковник Андрей Лапин, когда это узнал уже через командира роты — всех собрал и начал говорить, что «это священная война». Все происходило утром у плаца, там где построение происходит, гимн поют. Начался конфликт, начали толкаться, в том числе и с моей роты несколько человек.

А таджики Лапину в ответ сказали, что священная война — это когда война мусульман с неверными. Лапин сказал, что «Аллах, значит, трус, если он не разрешает воевать за ту страну, которой ты дал присягу».

Фраза очень многих повергла в шок — из тех, кто там стоял на плацу.

После построения русские и мусульмане продолжили конфликт, после этого все разошлись и, вроде как, утихомирились. А уже через полтора часа, где-то в обед, нас отправили всех вместе на стрельбища, и три таджика, которые на контрактной службе , они развернули свои автоматы, у них были боевые патроны, и расстреляли командира нашего —подполковника Лапина, он погиб на месте. И открыли беспорядочную стрельбу. На полигоне были и контрактники, и мобилизованные. Погибших, которых только я видел — 29 человек. 30-й — это подполковник Лапин. Это не считая двух таджиков, вместе с ними убитых — 32. Раненых точно не знаю, сколько, часть на вертолётах доставили в Белгород уже, часть вместе со мной в Валуйках сейчас.

За две-три минуты до того, как начать стрельбу, нам, мусульманам, сказали отойти в сторону. Я помню, что стрелявших зовут: Бикзот – он старший сержант, другой — Ануше, и третий — младший сержант Ами. Фамилии я не помню, младший сержант Ами убежал. А прапорщик Семёнов двух из стрелявших убил. Семёнов в этот момент находился в комнате, где хранятся ящики с патронами, где нам их выдают. У него свой боевой пистолет, во время самой стрельбы он не присутствовал, он услышал, что происходит, вышел и расстрелял обоих таджиков. В Ами он попал в плечо, но тот успел убежать. Он отстрелял проволоку, где забор, там даже не забор, а проволока погнутая, это то место, через которое некоторые в город ходили, когда на КПП невозможно было пройти. Там такая насыпь, то есть, он, грубо говоря, просто перешагнул. Нам сказали, что он ещё в бегах, его не поймали.

Конкретно эти таджики (открывшие стрельбу, — прим.ред.) — они были ярые сторонники своей веры. Постоянно ругались из-за того, что им не дают делать намаз вовремя, комнату им не выделяли молебную».