Путешествие семьи из Сакраменто во время войны в Украине

140

Эта история впервые появилась на KQED.org, станции-члене NPR в Сан-Франциско, и была подготовлена в сотрудничестве с CapRadio, станцией-членом NPR, базирующейся в Сакраменто.

С тех пор, как в начале этого года на Украину обрушилась война, миллионы людей бежали из страны в поисках безопасности. Но одна семья из Сакраменто прямо ввязалась в конфликт.

Всего через два дня после российского вторжения Дина Самодарова и ее отец Владимир Андрощук пошли на молитвенный завтрак в церковь «Источник жизни», евангельскую баптистскую церковь в Оринджвейле. Это было 26 февраля, и церковь была битком набита украинцами, собравшимися, чтобы найти утешение у лидеров и друзей.

“Два моих брата все еще там с моим маленьким племянником… Мы пытаемся воссоединиться с ним,” — сказала Дина Самодарова, сдерживая слезы.

Мать трехлетнего племянника Дины в Украине умерла от COVID, а отца мальчика — ее брата — парализовало. Дина Самодарова организовывала для своего отца, 65-летнего мужчины с протезом правой ноги, возможность вернуться в зону конфликта, чтобы забрать внука, Бена Андрощука.

«Я стараюсь быть спокойной», — объясняла Дина в те первые дни войны на Украине. «Но действительно трудно поверить, что это происходит с моей землей и с людьми, которых я люблю».

Беженцы помогают беженцам

Первую неделю после вторжения Дина Самодарова безостановочно разговаривала по телефону, переводя пожертвования миссионерам, помогающим украинцам, находящимся в осаде.

Самодарова — один из многих украинцев, проживающих в районе Сакраменто, которые через церкви поддерживают реакцию на войну. Согласно анализу Мичиганского университета, в этом регионе проживает одна из крупнейших общин недавно прибывших украинцев за пределами Сиэтла, Чикаго и Нью-Йорка, и многие из них являются христианами.

По данным Института миграционной политики, в СССР преследовались люди любой религиозной традиции, включая христианство и иудаизм, и многим не давали получить высшее образование и работу. Некоторые совершали поклонения подвальных помещениях, чтобы избежать штрафов и наказаний.

В 1990 году посредством поправки Лаутенберга Соединенные Штаты открыли дорогу тем, кого преследовали в СССР, после чего многие христиане, такие как Дина Самодарова и ее семья, стали беженцами в Америке.

1 марта, во вторник после вторжения [России], Самодарова задыхалась из-за огромного количества дел. Всего через несколько часов она отвезет своих родителей в аэропорт, чтобы они могли вылететь в Польшу и отправиться в поездку, чтобы спасти своего внука.

У 65-летнего Владимира протез правой ноги. Он стал инвалидом в результате несчастного случая, работая на заводе в Украине.

Владимир Андрощук собирался не просто вернуть внука. Он также планировал остаться в Украине, чтобы помогать людям, застрявшим в условиях гуманитарного кризиса. Как инвалид, он говорит, что у него есть связи, которые могут помочь другим инвалидам, проезжающим через Ровно, его родной город на Западной Украине.

Семья из Калифорнии, разлученная войной на Украине

Денис Самодаров также является пастором местной славянской баптистской церкви. К тому же он русский.

“Русские сумасшедшие,” — со смехом говорит Денис Самодаров.

Его предки бежали из России несколько поколений назад. Он вырос в Грузии, а затем его семья снова переехала в Россию, после распада Советского Союза, когда он был подростком. По его словам, людям там промывают мозги российские СМИ.

«Они говорят: «Эй, мы охраняем наши границы и не хотим, чтобы Соединенные Штаты приблизились к нам», — сказал Денис Самодаров. «Это все политика, но СМИ играют огромную роль».

Дина Самодарова не слишком много думала о политиках 11 марта; она думала о своей семье. У нее были хорошие новости: ее родители вывезли внука из Западной Украины и привезли его в Польшу.

Ее мама, Валентина Андрощук, находилась в Польше, ожидая, пока ее внук получит статус беженца, чтобы она могла отправить его обратно в Калифорнию.

Что касается ее отца, то он полностью посвятил себя гуманитарной деятельности в раздираемой войной Украине.

Через три недели после начала войны в Украине Дина Самодарова все еще была прикована к телефону в своем доме в Оберне. Она смотрела видео, присланные ее отцом, о его работе в зоне конфликта, ввозе продуктов питания и средств гигиены из Польши в Западную Украину. На обратном пути в Польшу он развозил беженцев.

На кадрах видно, как он загружает коробки в белый фургон и спокойно говорит в камеру. На нем тяжелое зимнее пальто и шапка.

В ночь на 18 марта она связалась с отцом по видеосвязи. Он остановился в польском приюте: пара комнат в скромной квартирке с деревянными двухъярусными кроватями менее чем на дюжину человек.

Она объяснила, что он живет с другими беженцами в этом доме, но только временно. Андрощук меняет местоположение каждые пару дней.

Его внук в восторге от приезда в Соединенные Штаты. А Дина Самодарова говорит, что внук отлично впишется в их большую семью в Калифорнии.

Спасение своего внука

В апреле план Дины Самодаровой по спасению племянника в США осуществился.

Бен Андрощук и его бабушка Валентина Андрощук прилетели в Тихуану 3 апреля, и Дина Самодарова встретила их там, чтобы помочь пересечь границу.

Она говорит, что они провели на границе всего три с половиной часа, а ее внук получил годовую визу для проживания в США.

«Бог дал нам чудо, и мы переправились в кратчайшие сроки», — написала Дина 4 апреля. «Мы так благодарны!!!»

Перед тем, как отправиться в свой последний этап по пути домой в регионе Сакраменто, она говорит, что они сделали важную остановку для этого трехлетнего беженца: приключение на целый день в Диснейленде.

Что касается Владимира Андрощука, то он вернулся в Северную Калифорнию 15 апреля. Но надолго в стороне от зоны боевых действий не остается. В настоящее время он занимается сбором средств с помощью церкви Дины и Дениса Самодаровых, чтобы как можно скорее вернуться в Украину, чтобы продолжать помогать в гуманитарном кризисе.

Capital Public Radio, Pauline Bartolone