Украинский институт: Россия пытается стереть с лица земли Украину

54

Комментарий Украинского института (общественное учреждение Украины, которое представляет украинскую культуру в мире и формирует положительный имидж Украины за рубежом, основан Кабинетом Министров Украины в 2017 году) и Наблюдательного совета на статью “Что России делать с Украиной?”

3 апреля “РИА Новости” опубликовало статью от имени политического консультанта Тимофея Сергецева “Что России делать с Украиной?”. В статье объясняется содержание и компоненты политики «денацификации».

Украинский институт обращает внимание на то, что “несмотря на кажущуюся маргинальность автора, его публикация в государственном пропагандистском издании свидетельствует о том, что текст следует рассматривать как программный документ, как идеологическое обоснование целей войны против Украины и как план действий после победы”.

Украинский институт и Наблюдательный совет разбирают термин “денацифицакация”, под которым, как они убеждены, скрывается программа физического и культурного уничтожения украинского народа, намерение совершить геноцид. В статье показано, что жестокость российских солдат на территории Киевщины являются идеологически обоснованной политикой, а не просто «эксцессами на местах».

Также, по мнению Украинского Института и Наблюдетельного совета, физическое измерение «денацификации» дополняется культурным. В тексте статьи “денацификация” приравнивается к “деукраинизации” и отрицается право на существование Украины и украинской идентичности, поскольку они являются ключевым препятствием российскому имперскому проекту
Физическое значение«денацификации» дополняется культурным. В тексте «денацификация» открыто приравнивается к «деукраинизации» и отрицается право на существование Украины и украинской идентичности, поскольку они являются ключевым препятствием российскому имперскому проекту. Текст статьи подсказывает идеологическую основу этих действий: «Украина, как показала история, невозможна как национальное государство». 

Комментарий на статью заканчивается следующей мыслью: в отличие от Голодомора 1932-1933 годов, когда до западной аудитории доходили лишь скудные доказательства…, сегодня весь мир пристально наблюдает за этими актами жестокости. Нельзя утверждать, что не видел и не знал, что происходит на самом деле. Украинцам ничего не остается, как защищаться. Для нас эта война экзистенциальна, это вопрос жизни и смерти. Поддержка и помощь наших партнеров жизненно важны для нашего будущего”.