Домашнее насилие и дети

42

28 февраля в Сакраменто произошла трагедия, потрясшая всех: на церковной парковке отец застрелил своих трех дочерей 9, 10 и 13 лет и сопровождавшую их женщину во время визита под наблюдением. Стрелок проживал отдельно от матери девочек, у нее был запретительный судебный приказ на бывшего мужа. И пока ни губернатор Калифорнии , ни генеральный прокурор штата не признали его актом домашнего насилия.

На регулярном брифинге ЕМС спикеры — директор клинического обучения ЛаТония Вуд, адвокат в Advocacy и Mobilization at Brady United to End Gun Violence Шиха Гамильтон, программный директор Детской и молодежной программы Futures Without Violence Лейана Кинникатт — обсудили, как влияют на психическое здоровье детей домашнее насилие, оружия в доме и как разорвать цикл поколений домашнего насилия.

Спикеры утверждают, что одним из ключевых моментов является создание линий связи между различными учреждениями, открытых для членов семей и жертв. Также создать более широкие сети социальной поддержки в церквях и школах. Такие ресурсы, как уход за детьми и доступ к общественной и финансовой помощи, облегчат бремя и стресс для некоторых из этих семей.

Доктор ЛаТония сказала, что раньше детей и подростков считали просто свидетелями домашнего насилия, а не жертвами. Но известно, что насилие в семье происходит в тесной семейной системе, затрагивая всех ее членов.

“Чем раньше дети подвергаются домашнему насилию и чем дольше оно происходит, тем хуже у детей результаты и гораздо более длительные трудности. Младенцы и дети ясельного возраста, которые учатся ходить, говорить и приучаются к туалету могут демонстрировать регрессию. Можно заметить задержку в их языке или неспособность говорить”- заявила Доктор Латония.

У этих детей проявляются симптомы посттравматического стрессового расстройства, но они больше соответствуют их возрасту и стадии развития. Они могут сказать, что не хотят идти в школу. Но за этим может стоять страх перед тем, что может случиться с их родителями, если они останутся одни. У детей часто возникают проблемы во взаимоотношениях со сверстниками, они чаще подвергаются буллингу. Эмоции таких детей чаще всего проявляются через агрессию.

“Дети моделируют то, что они видели: проблемы решаются через агрессию, эмоции выражаются через агрессию, потребности удовлетворяются через агрессию,” – сказала доктор Латания.

У подростков проблемы с поведением могут проявляться в употреблении запрещенных веществ, в беспорядочных сексуальных связях, в сексуальном насилии.

Также доктор ЛаТония обратила внимание на то, что когда речь идет о насилии в семье то чаще всего отец, рассматривается ка абьюзер, но нередко и мать выступает в этой роли. 

Шиха Гамильтон обратила внимание на ситуацию, когда в доме есть оружие. По ее словам, наличие оружия в ситуации домашнего насилия увеличивает риск убийства на 500%. 4,6 миллиона детей живут в домах, где есть незапертое или оставленное без присмотра оружие. В четверти случаях домашнего насилия, дети становятся его свидетелями в семьях. 

Шиха Гамильтон рассказала о результатах исследования 2019 года, в котором изучались убийства детей в период с 2005 по 2014 год, 20% детей были убиты в случаях, связанных со случаями домашнего насилия со стороны партнера одного из родителей.

Каждый 1,5 ребенок держал оружие в руках, пока рядом не было взрослых. 75% детей знают, где в их доме хранится оружие… Смертность детей от огнестрельного оружия в начале пандемии COVID-19 подскочила на 31% по сравнению с прошлым годом.

Доступ к оружию увеличивает количество случаев суицида с помощью этого оружия. 

1 из 10 учеников старшей школы сталкивается с физическим насилием от партнера. 

Каждый день погибает 8 детей/подростков из-за семейных конфликтов с использование огнестрельного оружия. 
Пандемия COVID. Сильно ухудшила ситуацию. 

Как сообщили Шиха Гамильтон, в Америке 60% массовых расстрелов в период с 2014 по 2019 год были либо случаями домашнего насилия, либо совершены теми, кто в прошлом был жертвой домашнего насилия.

По ее словам, латиноамериканские женщины сталкиваются с самым высоким уровнем фемицида (преднамеренное убийство женщин), связанного с домашним насилием, среди всех этнических или расовых групп.

«Убийство женщин является основной причиной смерти в США среди чернокожих женщин в возрасте от 14 до 45 лет. Вероятность того, что чернокожие женщины будут убиты супругом, в два раза выше, а вероятность того, что их убьет партнер, с которым они встречаются в четыре раза выше, чем у белых женщин,” – сказала Шиха Гамильтон. 

Также в период с 2004 по 2014 год почти 58% азиатских жертв фемицида старше 18 лет были убиты в результате насилия со стороны интимного партнера, а уровень убийств женщин из числа коренных народов в 10 раз превышает средний показатель по стране. С 2017 по 2020 год 72% американских трансгендеров, ставших жертвами убийств, погибли в результате применения огнестрельного оружия.

Лейана Кинникатт со своей стороны сказала, что все дети, пострадавшие от домашнего насилия, могут вылечиться в контексте своих отношений с опекунами, семьей, сообществом и, что очень важно, своей культурой.

“По ее словам, определены пять защитных факторов, способствующих выздоровлению и хорошему самочувствию детей: 1) более безопасные и стабильные условия; 2) социальные, культурные и духовные связи; 3) устойчивость и установка на рост; 4) воспитание взаимодействия родителей и детей; 5) социальные и эмоциональные способности.

Эти факторы применимы к жертвам домашнего насилия как среди взрослых, так и детей. 

Она убеждена что, чтобы помочь жертвам домашнего насилия справиться с травмой, необходимо создание более широких сетей социальной поддержки в церквях и школах, сообществах, упрощение доступа к общественной и финансовой помощи. Локальные общины лучше знают, что может помочь их членам, страдающим от насилия. 

По словам Лейаны Кинникатт, в Америке не хватает обученного и учитывающего культурные особенности персонала, людей, которые говорят на двух языках из сообщества, и COVID только усугубил это.