Шантаж Путина: игра на повышение ставок

63

Россия продолжает военные маневры вблизи украинских границ и наращивание агрессивной риторики об «исходящих от Украины угрозах» и «неизбежности войны». Аналитики близкой к Кремлю деловой газеты «Взгляд» прямым текстом угрожают, что, если Киев «не прекратит нарушать Минские соглашения», так называемые «республики Донбасса» нанесут ответный удар. Возможным итогом этого удара кремлевские СМИ называют расширение территории непризнанных республик до официальных границ Донецкой и Луганской областей, часть которых сейчас находится под контролем Киева. Помимо этого, авторы статьи угрожают прямым вмешательством России, по результатам которого «будут физически уничтожены остатки украинского флота, авиации, ПВО и танковые войска», указывает Ксения Кириллова на страницах издания “Крым.Реалии”.

При этом ряд украинских экспертов считает, что демонстрация силы и угрозы ее применения являются лишь средством принуждения Запада к переговорам на выгодных Кремлю условиях. В частности, такого мнения придерживается руководитель Центра оборонных реформ Александр Данилюк, полагающий, что Путин пытается добиться новых уступок от Соединенных Штатов и «деэскалации через эскалацию».

Действительно, Кремль уже не раз использовал подобную тактику, намеренно идя на «повышение ставок», а потом диктуя миру свои условия. Данный сценарий реализуется и в этот раз. 1 декабря Владимир Путин заявил, что хочет начать предметные переговоры о достижении четко прописанных юридических гарантий нерасширения НАТО на восток. Вместе с тем очевидно, что ни Украина, ни западный мир не намерены идти на поводу у шантажа. Так, госсекретарь США Энтони Блинкен предупредил, что любое возобновление агрессии приведет к серьезным последствиям для Москвы. В том же ключе высказался генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг, отметив, что Альянсу следует быть готовым «защитить союзников от любой потенциальной угрозы».

Это не первый раз, когда действия России приводят к противоположному ее ожиданиям исходу. Вместо уступок и переговоров Запад лишь консолидируется перед лицом российской угрозы, вводит новые санкции и увеличивает помощь потенциальным жертвам агрессии. Тем не менее, Кремль продолжает «играть на повышение», вновь и вновь прибегая к провальной стратегии шантажа. Чтобы понять причину столь безрассудного поведения, важно проанализировать особенности мышления Владимира Путина и его искаженного видения мира.

Важно понять, что при всем обилии антиамериканской риторики как внутренняя, так и внешняя политика России предельно американоцентрична. Путин испытывает потребность в постоянном диалоге с Соединенными Штатами, поскольку его самолюбию льстит видение себя как равноправного партнера США и полноценного участника нового передела мира.

Его мечты о «новой Ялте», то есть «новой архитектурой глобальной политики» (по аналогии с Ялтинской конференцией 1945 года, определившей устройство послевоенного мира), неоднократно повторялись как самим российским лидером, так и близкими к нему политологами.

Значимость признания со стороны США так велика в путинской картине мира, что практически все значимые внешнеполитические шаги Москва совершает, отталкиваясь от Соединенных Штатов: подражая им, делая что-то назло «ненавистному Вашингтону» или надеясь что-то получить от США.

В частности, вмешиваясь в американские выборы 2016 и 2020 годов, многие в российских элитах, похоже, искренне верили, что лишь мстят Соединенным Штатам за их вмешательство в дела России. Весьма показательно, что бывший помощник президента России и «серый кардинал» политики Кремля Владислав Сурков, в своей недавней статье прямо призвавший российские власти экспортировать хаос в соседние страны и решать внутренние проблемы за счет внешней экспансии, оправдывал свое поведение тем, что «именно так поступают Соединенные Штаты».

Штурм Капитолия 6 января, в свою очередь, стал в глазах кремлевских пропагандистов «индульгенцией» на фальсификацию выборов в России (которая, впрочем, успешно осуществлялась Кремлем задолго до американских событий).

При этом российские власти часто считают своей победой даже действия, прямо противоречащие интересам собственной страны, но идущие наперекор США, например, попадание в чрезмерную зависимость от Китая. Действия Москвы на территории Украины также рассматриваются Кремлем как продолжение противостояния с Соединенными Штатами и, соответственно, США воспринимаются им как единственно возможная сторона переговоров.

Однако проблема заключается в том, что искаженное видение мира, присущее Путину как выходцу из спецслужб, делает такие переговоры неконструктивными. Во-первых, кремлевский лидер полагает, что Соединенные Штаты и их союзники во что бы то стало стремятся уничтожить Россию независимо от ее действий. Соответственно, он не считает нужным менять свое поведение.

Во-вторых, Путин воспринимает людей и целые народы не как субъектов, а как объектов воздействия, не обладающих собственной волей. Отсюда вытекает непонимание Путиным и его окружением стихийных процессов, которые являются следствием собственных желаний людей и их естественных реакций на внешние события. По его мнению, единственное, что способно влиять на мысли и поведение людей – это манипуляции, с помощью которых якобы возможно добиться любого результата.

Исходя из этого, Путин полагает, что Россия может пользоваться в Украине таким же влиянием и уважением людей, как США, если только американцы согласятся «отдать» ему эту страну. Однако причины положительного отношения украинцев к западному миру строятся не на манипуляциях, а на множестве факторов. Это и естественная привлекательность западных ценностей и образа жизни, и грамотное использование «мягкой силы» в части донесения до украинцев этого образа, и агрессивные действия самой России, оттолкнувшей от себя даже многих ранее симпатизировавших ей украинцев. Ни одна западная страна сейчас не в силах изменить эти настроения.

Именно поэтому, с одной стороны, Западу важно вести какой-то диалог с Россией, чтобы донести до ее руководства информацию о последствиях совершаемых ею провокаций. С другой стороны, важно понимать, что договориться с Путиным, живущим в собственной иллюзорной реальности, будет невозможно, и потому самым эффективным способом недопущения новой эскалации является сдерживание России.

«У каждой западной страны есть свой эффективный перечень средств воздействия на Москву, начиная от увеличения поставок оружия Украине до блокировки корсчетов, запрета экспорта из России или ограничения инвестиций в ключевые отрасли ее экономики», – полагает бывший вице-президент ПАСЕ Георгий Логвинский. По его мнению, перечень мер должен был быть четко прописан и неотвратимо вводиться на каждое агрессивное действие России. До тех же пор, пока санкции вводятся ситуативно, в зависимости от политических решений лидеров отдельных стран, у Путина сохраняется надежда, что у западных держав не хватит политической воли, и его шантаж может сработать.

 «Copyright © 2020 RFE / RL, Inc. Перепечатывается с разрешения Крым.Реалии (Радио Свободная Европа / Радио Свобода)» | Статья перепечатана с разрешения Center for European Policy Analysis(CEPA)