Эксперты говорят о доказательствах использования Кремлем пандемии в информационной войне против Запада

В США и Европе обсуждают новые действия Кремля по подрыву общественной жизни в странах Запада: если раньше прокремлевские дезинформацонные ресурсы использовали темы социальных конфликтов и политического противостояния, то теперь они задействовали коронавирус.

Доклады о российской коронавирусной дезинформации

Во внутреннем документе Евросоюза – докладе «Дезинформация о коронавирусе – оценка информационной среды», выпущенном 16 марта Службой стратегических коммуникаций ЕС – говорится о том, что «главной целью дезинформации Кремля является обострение кризиса здравоохранения в западных странах, в частности, путем подрыва доверия населения к национальным системам здравоохранения, что препятствует эффективному реагированию на вспышку болезни».

«Кампания призвана усугубить замешательство, панику и страх, а также предотвратить доступ людей к надежной информации о вирусе и мерах общественной безопасности. Эти усилия соответствуют более широкой стратегии Кремля, направленной на то, чтобы попытаться подорвать европейские общества изнутри, используя их уязвимые места и разногласия», – говорится в докладе.

Документ приводит конкретные примеры: «Прокремлевская дезинформация продвигает нарратив, что коронавирус создан людьми для применения его Западом в качестве оружия. Сообщения, предназначенные для Италии, направлены на то, чтобы усилить опасения по поводу способности национальных и международных властей справиться со вспышкой (например, «способность ЕС эффективно бороться с вирусом сомнительна»; «итальянские врачи будут выбирать, кому жить, а кому умереть, поскольку больницы не в состоянии спасти всех пациентов»)».

«Сообщения на испанском языке (нацеленные на Европу и Латинскую Америку) развивают апокалиптические истории, обвиняют “капиталистов” в попытках извлечь выгоду из вируса и подчеркивают, насколько хорошо Россия и Путин справляются со вспышкой», – отмечается в докладе, где также сказано, что испаноязычная служба государственного российского телеканала RT распространяла новости о коронавирусе, которые набрали 6,8 миллионов репостов в соцсетях, обойдя по популярности сообщения агентств Reuters и Bloomberg.

В свою очередь, вашингтонский Институт изучения военных действий опубликовал исследование, в котором подробно рассказывается, как именно российские интернет-тролли использовали ситуацию с коронавирусом против Украины: «Целенаправленная кампания по дезинформации была нацелена на Новые Санжары в центральной части Украины – город, в котором находится место карантина для эвакуированных. Массово рассылаемые текстовые сообщения жителям Полтавы 19 февраля призывали к протестам, чтобы заблокировать прибытие эвакуированных. Жители Полтавы получили эти текстовые сообщения до того, как украинское правительство подтвердило, что Новые Санжары являются местом карантина».

Американские эксперты также указали на то, как Россия на всех уровнях воспользовалась ею же разожженным конфликтом вокруг украинского карантина: «Российский МИД заявил, что протесты делают Украину похожей на “средневековую Европу”, и заявил, что демократические реформы в Украине привели к “чудовищной дегуманизации гражданского общества и дезорганизации управления”. Русскоязычные СМИ также использовали этот подход, изображая Украину как склонную к насилию, беззаконию и невежественной провинциальной истерике».

Эксперты, с которыми поговорили журналисты Русской службы «Голоса Америки», считают, что организаторы этой дезинформации должны понести ответственность, а у западных обществ есть достаточно возможностей для того, чтобы противостоять «фейковым новостям».

Вице-президент вашингтонского Центра международных и стратегических исследований Хизер Конли (Heather Conley) отмечает, что Кремль

ставит своей целью подрыв западных либеральных демократий, чтобы они «выглядели настолько слабыми и раздробленными, насколько это возможно».

Эксперт приводит в интервью «Голосу Америки» один из ложных нарративов, звучавших на российском телевидении еще в феврале, согласно которому, коронавирус был разработан британцами как химическое оружие, и его тестирование будто бы проводилось в Китае. При этом, как отмечает Хизер Конли, в студии программы «Большая игра» Первого канала упоминали британскую военную лабораторию Портон-Даун, которой участники передачи приписали и отравление Сергея и Юлии Скрипалей при якобы непричастности к этому России.

«Сообщения могут варьироваться в зависимости от страны, – говорит Конли. – Но в целом они призваны разжечь социальные разногласия, усилить хаос и показать западные правительства в максимально негативном свете, при этом подчеркивая четкое лидерство Владимира Путина».

Директор проекта Kremlin Watch чешского аналитического центра «Европейские ценности» Вероника Вихова (Veronika Vichova) отмечает, что российские государственные каналы, такие как RT и Sputnik, повторяют распространяемую Китаем информацию о том, что коронавирус происходит из США, и был завезен в Китай американскими туристами или военными, или же что вирус является изобретенным в США биологическим оружием с целью нанесения вреда Китаю и Ирану.

«Мы видели эти сообщения в российских государственных медиа, а затем их очень часто переводили или воспроизводили по другим разным каналам – прокремлевским каналам – на разных языках, включая чешский, но также испанский и итальянский», – говорит эксперт центра, добавив, что дезинформация по поводу коронавируса распространяется и через площадки прокремлевских медиа в соцсетях.

«До сих пор одной из тем, на которую была нацелена российская и пророссийская дезинформация, была миграция. Сейчас они переходят на коронавирус, потому что это очень эмоциональная и чувствительная тема. И каждое ложное сообщение на эту тему, к сожалению, может оказать огромное негативное влияние, включая на здоровье самих людей», – говорит Вероника Вихова.

Эксперт отмечает, что западным правительствам необходимо активно общаться с населением через официальные источники, подчеркивая надежность этой информации. Часть ответственности лежит на компаниях, управляющих соцсетями, которые должны внимательно отслеживать случаи распространения дезинформации и устранять их.

«Мы знаем, что Facebook и другие социальные сети, по крайней мере, заявляют, что пытаются устранить распространение дезинформации. Но пока есть сомнения в том, насколько эти усилия успешны», – считает Вероника Вихова.

«Распространение дезинформации должно ее авторам дорого обойтись, – говорит Вероника Вихова. – Сейчас это очень дешевый для них способ вызвать хаос и разногласия на Западе. Это то, что они делают практически без денежных затрат и особых усилий. Мы на Западе должны ясно и громко заявить, что распространение дезинформации – неприемлемо».

Член Комиссии США по противодействию угрозам в киберсреде Сюзан Сполдинг (Susanne Spaulding), также, как и Хизер Конли, работающая в Центре международных и стратегических исследований, говорит в комментарии для «Голоса Америки», что прежде всего нужно повышать грамотность и осведомленность населения США о том, что происходит в цифровой среде: «Нам нужно иметь реальные показатели цифровой грамотности и того, насколько эффективно людей ей учат. И мы должны дополнить ее фундаментальным обновлением образования, улучшением знаний о том, как работает демократия».

Сюзан Сполдинг уверена, что люди будут с большим сомнением относиться к новостям из прокремлевских ресурсов, если станут осознавать опасность дезинформации: «Люди должны верить, что за демократию стоит бороться, и понимать, что ее, демократию, атакуют. Они также должны понимать, что в индивидуальном плане способны изменить ситуацию, и что все разговоры о том, что демократия недееспособна, являются ложными».

«Например, область, в которой я проработала много времени – система правосудия: помогая укрепить общественное доверие к системе правосудия, судьи могли бы способствовать гражданскому образованию в своих общинах. Пусть разговаривают с людьми, пусть рассказывают, как система работает, пусть показывают, что система подотчетна. Тогда доверия к институтам будет больше» – уверена эксперт.

Бен Ниммо (Ben Nimmo), директор по расследованиям интернет-аналитической компании Graphika, предполагает, что прямого приказа начать кампанию дезинформации, связанную с коронавирусом, могло и не последовать – редакторы в таких медиа, как RT, Sputnik или Первый канал, сами понимают, какая подача информации будет приятна руководителям:

«Мы раньше видели, что раньше эти медиа все время занимались тем, что раздували внутренние конфликты и противоречия, встречающиеся на Западе – будь то “желтые жилеты” во Франции или протесты в США. То есть, они понимают, что нравится их редакторам, и для них уже даже не нужно прямых указаний, чтобы начать подавать информацию в требуемом ключе. Это описывали и люди, покинувшие RT еще году в 2014-ом из-за нежелания более работать на очевидную пропаганду: после какого-то периода времени сотрудники сами начинают угадывать, какая именно подача нужна», – говорит специалист по борьбе с дезинформацией.

Бен Ниммо считает, что большую роль играет «вирусность» новости, причем именно в информационном, а не медицинском смысле: «Эта “вирусность”, получаемая с помощью любой горячей темы, очень ценна для них, поскольку она позволяет поднять аудиторию. Мы, опять же, видим это на примере работы RT: многие из их историй не обязательно прямо содержат какие-то темы, важные для интересов Кремля, но просто нечто, что потом перепечатают и распространят. О том, что ее канал рассказывает людям в западных странах прежде всего то, что важно для самих этих людей, и таким образом увеличивает число своих зрителей, говорила и руководитель RT Маргарита Симоньян. И потом, нарастив аудиторию, они при необходимости могут скормить ей пропаганду».

При этом эксперт подчеркивает, что с коронавирусом усилия российской пропаганды и дезинформации, вероятно, будут малоэффективными:

«Тут ситуация другая, нежели с кратковременными событиями. Обычно сначала известные медиа публикуют массу информации в течение времени непосредственно после какого-то происшествия, а когда через пару недель внимание больших СМИ к нему угасает, на медиа-сцену вылезают распространители конспирологических версий или каких-то альтернативных объяснений случившегося. Тогда, при внимании журналистского мэйнстрима, переключенном на что-то другое, эти источники начинают привлекать внимание, ведь они пишут о том, о чем уже никто не пишет. Но сейчас информацией о коронавирусе забит весь мэйнстрим, все о нем пишут, и в этой мощной волне проверенной и хорошо организованной информации фейк теряется, он совсем не звучит громко или заметно».

Голос Америки