Профессор русского языка с тридцатилетним стажем Татьяна Осипович своими глазами видит то, что не замечают переписи населения: русскоязычное население метрополии Портленда выросло до 40 000 человек и стало одним из крупнейших в стране.

У общины русскоязычных иммигрантов в городе есть свои церкви и магазины. Говорить и писать по-русски детей местных жителей учат в одной из государственных начальных школ. Русский можно услышать и по радио – в Портленде есть радиостанция, которая ведет круглосуточное вещание для русскоязычных слушателей.

Официальные документы не отражают того, что количество жителей Портленда и его пригородов, переехавших сюда из России, Украины, Белоруссии и других стран бывшего СССР, превышает 40 000 человек, признает Осипович, преподаватель в колледже Lewis & Clark. Русскоговорящих жителей города не замечают переписи и другие исследования – из-за того, что они белые, их не могут посчитать так же, как темнокожих, латиноамериканцев и индейцев, отмечают Осипович и другие исследователи.

Однако даже данные Бюро переписи населения свидетельствует, что иммигранты из Восточной Европы играют важную роль в жизни штата Орегон. Так, за последний отчетный период, с 2008 по 2013 год, русский и украинский языки вместе взятые заняли третье место среди самых распространенных в Орегоне после английского и испанского. И это единственный штат в Америке, где наблюдается такая ситуация.

Почему русскоязычные жители штата остаются незамеченными?

СПЕЦРАССЛЕДОВАНИЕ: Куда уходят деньги, пожертвованные на Ukraine Relief?

Одна из причин в том, что русскоязычные мигранты компактно живут в нескольких районах. Во время последней значительной миграционной волны из стран бывшего СССР в 1990-х и начале 2000-х религиозные беженцы селились в Восточном Портленде и Грэшеме. Приехавшие за несколько десятилетий до этого староверы обосновались на фермах вокруг Вудберна. Значительную часть русскоязычного населения метрополии Портленда составляют еще около 14 000 человек, проживающих в Ванкувере и близлежащих районах округа Кларк.

Если добавить к ним 25 000 русскоязычных мигрантов, о которых говорится в исследовании Энн Карри-Стивенс из Портлендского университета, и 2 000 человек, учтенных в переписи населения по округу Вашингтон, общее количество русскоязычных жителей штата составит 41 000 – на самом же деле, по всей видимости, их еще больше.

Мигранты из Восточной Европы первоначально селились в нескольких районах Восточного Портленда, таких как Фостер-Пауэлл и Гейтуэй. Однако за последние годы эти области лишились значительной части своего славянского населения. По словам Эми Уитни, директора начальной школы Kelly в Юго-восточном Портленде, основная причина этого в том, что многие русскоязычные иммигранты преуспели на своей новой родине и смогли позволить себе более комфортное съемное жилье или даже собственные дома. Привлекательным для них оказался и город Ванкувер, штат Вашингтон, где можно найти доступное по цене жилье, подходящее для большой семьи.

Другие мигранты из России и Украины переехали дальше на восток, в округ Малтнома, куда они последовали за своим приходом – например, евангельскими церквями «Эммануил» и «Суламита», которые перебрались в более просторные здания.

Магазины, открытые иммигрантами для иммигрантов

 

Хотя многие выходцы из стран СССР покинули Южный Портленд, в этом районе до сих пор можно увидеть вывески на русском. Здесь работают несколько восточноевропейских магазинов, где те, кто тоскует по родине, могут купить различные отвары – от российских сладостей до веников.

Некоторые портлендские заведения с русской кухней, такие как модный бар-ресторан «Качка» на Гранд-авеню, в основном посещают американцы, желающие попробовать что-то новое. Однако магазины на Фостер-роуд открыты иммигрантами и для иммигрантов. Продавцы говорят между собой на русском или украинском, из приемника звучит передача местной русскоязычной радиостанции, а выставленные на стенде рекламные буклеты предлагают страховые услуги компании, принадлежащей русским.

В одном из таких магазинов Елена, мать шестерых детей, приехавшая в США по религиозной визе более 20 лет назад, выбирает колбасу для своей знакомой.

Прохаживаясь между рядами магазина «Добрый сосед», чьи витрины заявляют, что он лучший в Портленде, Елена (предпочла не называть своей фамилии) рассказывает, что не жалеет о переезде в Орегон.

«Благодарю за это Бога!» – по-русски говорит она. Жизнь в Америке требует упорного труда, сложности вызывает и английский, отмечает Елена, однако трое ее детей уже учатся здесь в университете. Вместе с тем она жалуется, что младшие дети, которые родились уже в Орегоне, не очень хорошо говорят по-русски.

А как насчет ее друзей и знакомых в Портленде? «Здесь все русские», – шутит Елена. Но на самом деле многие русскоязычные иммигранты действительно стали американцами – получили гражданство.

Закончив с покупками, Елена едет на расположенное поблизости кладбище на Юго-восточной Холгейт-стрит, где недавно похоронили ее отца. Показывая на ряды надгробий с фотографиями и русскими именами, Елена со вздохом говорит: «Тысячи наших уже покоятся в земле здесь, в Орегоне».

Она достает телефон и показывает фотографии с похорон, затем переходит к другим снимкам ее большой семьи – их праздникам и путешествиям. А есть ли фотографии ее родной Одессы? «Сто лет там не была», – говорит Елена. Зато они с семьей несколько раз ездила на Гавайи, рассказывает она, гордо показывая фотографии младших детей в гавайских венках. Дети на снимках радостно улыбаются – похоже, им нравится их американская родина.

Русская школа привлекает как русских, так и американцев

Русские в орегоне

Сколько русско- и украиноязычных жителей в Орегоне?

В Юго-восточном Портленде находится начальная школа Kelly – единственная в городе, где работает программа погружения в русский язык, созданная на федеральный грант. В программе, существующей с 2007 года, участвует почти половина из 570 учеников школы. Кабинеты в Kelly украшены российскими и американскими флагами, которые находятся бок о бок, на стенах висят указатели и объявления на русском, на одной из дверей – большой плакат «Добро пожаловать!». Через два года программа охватит все классы, а ее первые выпускники будут поступать в колледж.

Как рассказала Ирина Блехман, заместитель директора в Kelly, которая приехала в США из России более 20 лет назад, по условиям программы, примерно для половины класса родным языком является русский, для остальных – английский. В детском саду 90% обучения проходит на русском языке, и только 10% на английском. Постепенно число предметов на русском снижается – до двух в средней школе и всего одного в старшей.

Но не трудно ли американским детям, когда 90% времени в школе с ними говорят на иностранном языке? Блехман заходит в класс, где ученики репетируют песню о веселых матрешках для своего выпускного. Они весело общаются между собой и поют – не похоже, чтобы у них были какие-то сложности.

А как насчет родителей? Разве они не считают, что в первую очередь их отпрысков нужно учить английскому?

«Они гордятся тем, что их дети могут изучать иностранный язык с самого юного возраста», – отвечает Блехман.

Церковь привлекает более тысячи прихожан

Для верующих русскоязычных иммигрантов Орегона церковь – это не только место молитвы, но и центр общественной жизни. Евангелисты являются одной из самой многочисленных русскоязычных групп Портленда.

По пятницам сотни людей собираются в пятидесятнической славянской церкви «Эммануил» на Юго-восточной 82-й авеню. Они празднично одеты, у женщин головы покрыты платками. Во время служения они поют гимны и слушают своих пасторов – все на русском языке.

Старейшина Степан Чапский, мешая английские и русские слова, объясняет, что хотя среди прихожан много украинцев, основным языком в церкви был выбран русский, потому что на нем говорят выходцы из всех уголков бывшего Советского Союза.
Более 10 лет назад церковь переехала в здание бывшего кинотеатра на 82-й авеню, и теперь служения могут посещать более 1000 человек. И это еще не самая большая славянская конгрегация в Портленде – на службы в церкви «Суламита» приходят более 1 500 человек.

Для верующих из Восточной Европы в Орегоне работает круглосуточная радиостанция «Свет», вещающая на русском языке. Каждая христианская деноминация, включая евангелистов, ведет свои собственные программы. Радиостанция, существующая уже более трех лет, передает как религиозные проповеди, так и научные программы, кулинарные шоу, объявления о купле-продаже и трудоустройстве.

Церковь с приходом в тысячи человек

Пятидесятники Портленда погрязли в дешевых мексиканских наркотиках

Пятидесятники Портленда погрязли в дешевых мексиканских наркотиках

Для религиозных русскоязычных иммигрантов Орегона церковь – это не только место молитвы, но и центр общественной жизни.

По пятницам сотни евангелистов – одной из самой многочисленных русскоязычных групп в Портленде – собираются в церкви «Эммануил» на Юго-восточной 82-й авеню: празднично одетые мужчины и женщины, головы которых покрыты платками, приветствуют друг друга у входа. Во время службы прихожане поют гимны и слушают проповеди пасторов – все на русском языке.

Пастор Степан Чапский, мешая английские и русские слова, объясняет, что, хотя среди прихожан много украинцев, языком служб в церкви был выбран русский, потому что на нем говорят очень многие выходцы из стран Советского Союза.

После того, как 10 лет назад церковь «Эммануил» переехала в новое здание – бывший кинотеатр на 82-й авеню, – ее служения могут посещать более 1000 человек. И это не самая большая славянская конгрегация в Портленде – на службы в церкви «Суламита» приходят более 1 300 человек.

Для верующих из Восточной Европы в Орегоне работает и круглосуточная религиозная радиостанция «Свет», вещающая на русском языке. У каждой христианской веры, включая евангелистов, здесь свои программы. В эфире радиостанции, работающей более трех лет, как религиозные проповеди, так и научные программы, кулинарные шоу, объявления о купле-продаже и трудоустройстве.

Интерес к русскому языку

Этой осенью в начальный класс школы Kelly на русскую программу наберут лишь одну группу вместо двух, как было раньше. Русскоязычные семьи, уже участвующие или надеявшиеся принять участие в этой программе, выступали против сокращения, но власти заявили, что в округе попросту нет нужного числа семей, желающих, чтобы их дети учились здесь.

Однако стремление сохранить русский язык для следующих поколений продолжает жить и пасторы церкви «Эммануил» знают это не понаслышке. Для тех прихожан, которые хотят, чтобы их отпрыски знали язык их родителей, церковь открыла школу русского языка, где детей обучают добровольцы. И школа пользуется популярностью, говорит Чапский, – классы переполнены и на всех желающих не хватает места.

The Oregonian, KATYA ZAGVOZDKINA