Бал-маскарад в Сан-Франциско удался

Сюжет оперы Верди основан на реальной истории убийства в 1792 году шведского короля Густава III, но был перенесен автором и его либреттистом  Антонио Сомма в Бостон тех времён, дабы удовлетворить требованиям цензуры. В недавней  постановке «Бала-маскарада» в Сан-Франциско участники спектакля пели по-итальянски с английскими титрами. Чтобы облегчить судьбу читателей, автор статьи решил использовать итальянские имена персонажей оперы вместо более трудных для произношения шведских имён.

Королём становится Риккардо (мексиканский лирический тенор Рамон Варгас); его верным другом и помощником – граф Ренато (американский баритон Томас Хэмпсон); очень подвижным и преданным пажем – Оскар (американская сопрано Хейди Стобер. В верную супругу Ренато, Амелию, перевоплощается сопрано Джулианна Ди Джакомо (дебютировавшая в Сан-Франциско Опера в этой постановке); в роли «титулованной» гадалки Ульрики  – выдающаяся американская меццо-сопрано Долора Заджик; заговорщики графы Сэм и Том – соответственно бас Риббинг и бас-баритон ван Хорн). Все перечисленные исполнители, независимо от возраста, – певцы и певицы с богатым опытом и, как правило, со значительной популярностью  Кроме них, в спектаклях принимали участие в небольших ролях тенор Глукерт, баритон Эфраин Солис и тенор Кристофер Джексон.

Опера создавалась в эпоху романтизма как в литературе, так и в музыкальном искусстве, и Верди не прошёл мимо этого течения. Но как же романтическая опера может обойти «треугольник», ситуацию, когда двое мужчин влюблены в одну и ту же женщину? И Верди, как и его либреттист, выстраивают сюжет, в котором главный конфликт разворачивается вокруг такого «тругольника»: Риккардо втайне влюблён в Амелию, жену его лучшего друга и соратника, главного министра  Ренато. Оказывается, что и Амелия разделяет это чувство. Оба, будучи порядочными людьми, скрывают друг от друга свою любовь.

Появляется Ренато и сообщает о готовящемся свержении Риккардо, при этом в заговоре участвуют Сэм  и Том. Риккардо расстроен и хочет посетить инкогнито известную гадалку Ульрику, которая может предсказать его будущее. Он появляется переодетым в простого рыбака и просит по его ладони предсказать его будущее. Ульрика объявляет , что Риккардо погибнет от следующего человека, руку которого он пожмёт. Почти немедленно появляется  Ренато, и Риккардо пожимает его руку.

В следующем акте Риккардо и Амелия находятся в кабинете Риккардо и признаются друг к другу в любви. Перед появлением Ренато король  успевает набросить на Амелию покрывало. Вбегает Ренато и предупреждает Риккардо о приближении заговорщиков, Хорна и Риббинга. Король просит обеспечить  безопасность женщины и не пытаться выяснять, кто она, и выбегает из кабинета. Ренато выхватывает меч, но Амелия срывает покрывало в надежде защитить своего мужа.

image003_5В третьем акте Ренато заявляет, что только смерть Амелии может стать достаточным наказанием за её неверность, и присоединяется к заговорщикам Сэму и Тому. Мужчины тянут жребий, чтобы решить, кто расправится с Риккардо. Жребий достался Ренато. Между тем, понимая остроту ситуации, король решает пожертвовать своей любовью к Амелии и отправить её и Ренато за рубеж на дипломатическую работу. Появляется Оскар  и передаёт Риккардо записку от незнакомой женщины, предупреждающей его о готовящемся убийстве. Он решает проигнорировать это сообщение.

Во время бала-маскарада Ренато настаивает на встрече с Риккардо, так как ему нужно сообщить  тому нечто безотлагательное. Ничего не подозревающий Оскар нечаянно узнаёт Риккардо по его одеянию и без умысла выдаёт его, а Амелия просит короля во имя безопасности покинуть бал. Он отказывается, но сообщает ей о предстоящем отъезде её и мужа за границу на дипломатическую работу и прощается с ней.

Ренато обнаруживает их и стреляет в Риккардо. Умирающий король прощает  Ренато, который слишком поздно осознал невиновность своей жены.

«Бал-маскарад» оказался очень ярким и захватывающим спектаклем, в успех которого внесли лепту как исполнители ролей, так и оркестр и постановочная команда.

Интересные образы создали исполнители мужских партий, хорошо знакомые сан-францисской публике лирический тенор Рамон Варгас (Риккардо) и лирический баритон Томас Хэмпсон (Ренато).

Опытные певцы мирового класса, обладатели красивых голосов, успешно выступавшие на самых знаменитых сценах мира, они и в спектаклях Сан-Францисской оперы были достоверными персонажами, хорошо принятыми публикой.

Это были одни из лучших их выступлений  последнего времени. Но против природы не пойдёшь, оба из них уже прошли через кульминацию своего исполнительства, что происходит со всеми вокалистами, правда, в разное время их сценической жизни. Кроме того, партия Ренато создана скорее для драматического баритона, нежели лирического.

Исполнительницы ведущих партий произвели большее впечатление, чем мужчины, как в сценическом, так и в вокальном плане. Я не стал называть их исполнительницами женских ролей, так как лирическое сопрано Хейди Стобер исполняла мужскую роль Оскара. Живой, обаятельный паж, полный желания услужить людям, ещё и обладатель  серебристого полётного голоса. Блестяще выступила знаменитая меццо-сопрано Долора Заджик в небольшой, но очень важной партии гадалки Ульрики. В своё время Заджик прошла в Сан-Франциско стажёрскую программу Адлер Феллоу и уже в течение 30 лет сотрудничает с нашей оперой, успешно исполняя различные партии. Её большой и очень красивый голос за эти годы не потерял своих красок и по-прежнему привлекает внимание многих ведущих оперных театров мира.

image005_2Сенсационным стало выступление сопрано Джулианны Ди Джакомо в роли Амелии.

В 1999 она закончила стажёрскую программу Мерола Опера, затем «исчезла» и впервые после долгого отсутствия появилась в Сан-Франциско в качестве Амелии. Она обладает великолепным большим голосом, ровным во всех позициях, большого диапазона, и прекрасной техникой. Её сценическое  поведение полно благородства, она умна, красива и достаточно эмоциональна. Чувство любви к дочери и её представление о долге доминируют в принятии решений. Её появление в «Бале-маскараде» стало событием.

Поставил оперу Хосе Мариа Кондеми, хорошо знакомый публике по работам в Сан-Хосе и в нашем театре. Это добротная постановка, не претендующая на какие-либо открытия. Хорошо продумана смена сцен и декораций. Достаточно хорошо разработаны характеры и действия персонажей. Как всегда, прекрасно звучали хоровыё сцены (хормейстер Ян Робертсон). По непонятным причинам несколько неуверенно звучал оркестр в начале спектакля, но затем Никола Луизотти овладел ситуацией, и оркестр всю остальную часть спектакля звучал безукоризненно. В целом постановка «Бала-маскарада» произвела волнующее впечатление и заслуживает всяческих похвал.

Х. АНАТОЛЬЕВ