Почему в Америке так много лже-инвалидов

Управление социальным страхованием опубликовало любопытный статистический отчёт, из которого следует, что количество американцев, получающих те или иные льготы по инвалидности, выросло за последние пять лет почти в два раза – с 5.9 миллионов человек до 10.9 миллионов.  

disability-program-budget-620xa

Данные SSA противоречат практически всем государственным и частным исследованиям о здоровье нации. Если верить самому авторитетному источнику – Центру по контролю и профилактике заболеваний (CDC), то жители США за последние годы стали гораздо меньше употреблять алкоголь и курить сигареты, реже баловаться «тяжёлыми» наркотиками (героин, кокаин, метамфетамин и т. д.).

Единственным всенародным бедствием является ожирение, которое, однако, лишь в 2 случаях из 100 подпадает под состояние «инвалидность».

Увеличение численности инвалидов до 10.9 миллионов за пять последних лет можно было бы оправдать лишь в одном случае: если бы в Америке велась кровопролитная гражданская война, использовалось газовое и ядерное оружие, а голод и смертельные инфекции стали нормой. Ведь такого количества инвалидов в стране не было ни после Гражданской войны, ни после двух мировых войн вместе взятых. Это факт.

Объясняются шокирующие цифры очень просто: около 25% – 30% всех инвалидов являются абсолютно здоровыми людьми. Однако полученный мошенническим путём статус физически или психически недееспособного человека даёт им право получать пособие Social Security Disability Insurance (SSDI). В среднем, это $1.177 в месяц.

Реальная раскрываемость мошенничеств с инвалидностью (Disability Fraud) ничтожно мала, поэтому аферисты получают пособия на протяжении десятилетий. По статистике, только 3.6% инвалидов вновь становятся здоровыми людьми. И это в эпоху суперсовременных методов лечения: высокоточной техники и революционных лекарственных препаратов.
Содержание лже-инвалидов обходится налогоплательщикам в $35–$40 миллиардов ежегодно, однако власти мало что делают, чтобы остановить поток мошенничеств.

В прессу лишь изредка попадают громкие истории о госслужащих (полицейские, пожарные, профсоюзные воротилы), которые украли посредством Disability Fraud до неприличного много.

Именно так произошло с сотней отставных офицеров NYPD и FDNY в начале января. Они незаконно присвоили бенефитов на сумму… $400 миллионов!

Если бы меня попросили оценить действия мошенников с инвалидностью, то я бы приравнял их к педофилам, наркоторговцам и насильникам. Лжеинвалидность – по-настоящему циничное и подлое преступление, свидетельствующее о полной моральной и нравственной деградации человека. Однако большинство мошенников, признавших вину под давлением неопровержимых доказательств, садится в тюрьму на несколько месяцев и даже недель. Государство не считает их опасными для общества.

Чтобы читатели лучше поняли, насколько снисходительны судьи и прокуроры, расскажу об одном уголовном деле, которое завершилось на прошлой неделе:

В 1998 году житель Сакраменто (Калифорния) Роберт Даниэл Кастилло, работавший почтальоном, пожаловался на боль в нижней части спины. «Я получил тяжёлую травму, когда разгружал мешки с почтой», –  говорил он докторам, корчась от боли.

Как результат, Кастилло уволился с работы по инвалидности и начал получать ежемесячное пособие в размере $6 тысяч. При этом он играл в баскетбол и софтбол, водил автомобиль и моторную лодку, объездил с экскурсиями почти весь мир.
И так продолжалось 10 лет. Кастилло истратил примерно $720 тысяч, и при этом не проработал ни дня. В 2008 году на мошенника завели уголовное дело, а в 2012 году предъявили официальные обвинения.

На прошлой неделе Кастилло услышал окончательный приговор: один год и один день в федеральной тюрьме. Это значит, что уже через 3 – 4 месяца он выйдет на свободу – за хорошее поведение и согласие участвовать в различных «исправительных» семинарах.

На примере этого уголовного дела можно понять, почему большинство лже-инвалилдов не боится возмездия Фемиды. Наказание – ничто по сравнению с получаемыми благами.

Самое интересное заключается в том, что мошенники попадаются на мелочах: фотографиях в социальных сетях, профессиональных спортивных рекордах, сомнительных покупках (инвентарь для занятий фитнесом и бодибилдингом, велосипеды, яхты, мотоциклы, дельтапланы, мини-самолёты и т. п.). Наиболее осторожные аферисты стараются не демонстрировать публично свою физическую силу и активность, наоборот, они вынуждены изображать свою недееспособность.

Надо признать, что получить лже-инвалидность сегодня намного легче, чем 10– 20 лет назад. Многие мошенники признаются недееспособными не по физическим факторам (отсутствие конечности, слепота – 100%, полный паралич тела), а по психическому состоянию.

В интернете гуляет немало статей о том, как сымитировать глубокую депрессию, расстройство психики, шизофрению и т. п. Для этого требуется несколько заученных фраз и минимум актёрского мастерства.

«Если раньше мошенники получали лже-инвалидность с помощью подкупленных докторов и адвокатов, то сегодня они в одиночку могут обмануть систему,  – говорит Нельсон Т., частный сыщик из Нью-Йорка. – За последние годы в интернет попало множество секретных инструкций, которые использовались комиссиями по инвалидности. Это самая большая дыра в системе распределения государственных пособий».

Эксперты уверены, что число мошенничеств с инвалидностью будет увеличиваться, и через 5 – 6 лет ущерб от данного вида преступной деятельности будет гораздо больше, чем от афер с Медикейдом, Медикером и подставными авариями вместе взятыми.

Проблема заключается ещё и в том, что следователи, ведущие борьбу с лже-инвалидами, ограничены в своих действиях.
Например, в Калифорнии нередко происходят случаи, когда под подозрение попадают реальные инвалиды. Одного молодого человека с парализованными ногами проверяющие в буквальном смысле выбросили из коляски, приказав «перестать притворяться и начать ходить».

Как результат, многомиллионный судебный иск против следователей.

Каждое расследование балансирует на грани дискриминации, поэтому детективам необходимы неопровержимые доказательства мошенничества. В частности, фотографии и видеозаписи активной физической жизни лже-инвалида, показания друзей, родственников и соседей. Собрать такие улики очень непросто, поэтому огромное количество мошенничеств остаётся нераскрытым.

Скажу больше: за последние пять лет лже-инвалидность стала чуть ли не узаконенным преступлением в государственных ведомствах.

Практически в любой федеральной, штатной или городской структуре численность работников, выходящих на пенсию с инвалидностью составляет 50%–75%. Это и Налоговая служба (IRS), и Департамент внутренней безопасности (DHS), и небольшое пожарное депо или полицейский участок.

В SSA на таких «инвалидов» смотрят сквозь пальцы, поскольку следователей в десятки тысяч раз меньше, чем мошенников.

В заключение хочу  сказать, что ситуация с лже-инвалидами может  быть исправлена только при внесении жёстких поправок в законодательство.

На мой взгляд, данное злодеяние должно караться очень сурово.

Евгений Новицкий, Русский Базар