Американский военный эксперт: «Я видел, как учат русских солдат. Это ужасно”.

532

В то время, как некоторое эксперты считают, что Путин объявил о частичной мобилизации под давлением военных и националистов, другие специалисты полагают, что решающего эффекта на поле боя у армии РФ нет. Впрочем, и недооценивать этот шаг не стоит, считает военный эксперт, старший научный сотрудник Центра Военно-морского анализа Майкл Кофман, слова которого приводит VOA.

Кофман обращает внимание на структурный дефицит личного состава русской армии, проблемы с удержанием и ротацией, рост числа отказников. Российская армия потеряла значительную часть профессиональных сил и оборудования, с ухудшением качества личного состава ухудшился и моральный дух, пишет он в твиттере. Мобилизация личного состава псевдо-республик ЛНР/ДНР привела к формированию сил, «которым не хватало сплоченности, оперативной совместимости», а уже в июле этот ресурс практически иссяк – мужчин осталось немного.

Объявленная Путиным частичная мобилизация, пишет Кофман, по сути, не столько мобилизацией, сколько попыткой удержать те силы, которые уже находятся на фронте.

«Служебные контракты продлены на неопределенный срок, приостановлено право на отказ от направления, введены новые меры уголовного права для выполнения того, что фактически является введением мер военного времени, – пишет исследователь. – Добровольцам, записавшимся на короткие командировки (4-6 месяцев), теперь продлен срок мобилизации».

Впрочем, Россия упустила шанс провести успешную мобилизацию, которую можно было сделать в апреле, пишет Кофман, но и эта «частичная» мобилизация может дать России определенный результат, зависящий от организационных и обучающих способностей российской армии.

«Число Шойгу в 300 тысяч, вероятно, будет условным, тогда как фактическая мобилизация будет гораздо более ограниченным и поэтапным процессом. Тем не менее, я скептически отношусь к тому, что мобилизационная инфраструктура находится в полностью спящем состоянии. С апреля российские военкоматы обзванивают людей для уточнения информации», – пишет он.

Другое ограничение связано с использованием войск.

«Независимо от того, сколько личного состава было мобилизовано, вооруженные силы РФ может поддерживать и управлять только ограниченным количеством войск на поле боя. Масштабирование было одной из главных проблем российской армии в этой войне», – указывает исследователь.

В то же время большинство преимуществ ВСУ будет сохраняться и максимум, что частичная мобилизация может сделать – помощь россиянам стабилизировать линии фронта.

Исследователь Центра стратегических и международных исследований генерал-майор австралийской армии в отставке Мик Райан пишет, что Путин своей речью пытается одновременно достичь четырех целей: «1. Угодить поклонникам жесткой линии и российским военным блоггерам. 2. Не вызывать недовольство широких слоев населения. 3. Успокоить военных. 4. Создать впечатление, что он не проигрывает войну».

Но ему вряд ли это удастся, пишет он: «Частная мобилизация вряд ли успокоит сторонников жесткой линии и, вероятно, испугает население. Возможно, потому авиабилеты из России так быстро раскупаются».

Также он предполагает, что не объявляя мобилизацию, а представляя это в качестве поддержки предложения Минобороны и Генштаба, Путин пытается переложить вину за войну на российских военных лидеров. Они же, пишет Райан, и давили на Путина, чтобы объявить призыв.

«Лидеры русской армии наблюдали, как их армия медленно, но верно исчезает. Им нужно было пополнить живую силу, если они хотели просто удержать захваченную территорию», – пишет он.

Военный аналитик CNN, бывший командующий Армией США в Европе, Марк Гертлинг в связи с объявленной Путиным частичной мобилизацией, поделился своим опытом и наблюдениями за тем, как готовят солдат. В период 2009-2011 гг. Гертлинг отвечал за подготовку солдат, во время которого около 150 тысяч новобранцев прошли обучение на 5 базовых тренировочных площадках и 21 пункте повышения квалификации. Только базовая учеба в США длится 10 недель и более, после чего солдат отправляют на курсы повышения квалификации в соответствии с их специальностью, рассказал Гертлинг.

“Это длительный период времени обучения, которое проводили очень профессиональные сержанты”, – пишет он. И это требует ресурсов, которые достаточно большие для состоятельной страны с населением в 344 миллиона, которая тренирует около 150 тысяч новобранцев ежегодно.

Некоторые российские новобранцы, но их меньшинство проходят углубленную специальную подготовку, рассказывает он. Те солдаты, которых отправили в Беларусь перед началом вторжения в Украину, пишет Гертлинг, прошли всего несколько дней базовой подготовки.

«Во время двух своих визитов в Россия я видел основные учения подразделения. Это было ужасно. Вместо приобретения квалификации – ознакомление с винтовками, элементарная первая помощь, очень мало симуляций для сохранения ресурсов и, самое главное – ужасное руководство «сержантами муштры», – поделился американский генерал впечатлениями.

Российские вооруженные силы, пишет он, плохо обеспечены ресурсами для обучения.

«Одно танковое подразделение, которое я посетил вблизи Москвы, с гордостью сказал мне, что получает 1 танковый снаряд на экипаж каждый год (американские подразделения проводят часы в тренажерах, а экипажи стреляют десятками настоящих снарядов в год)». А вот ВСУ, пишет он, перешли на американскую модель подготовки.

Оглашение частичной мобилизации он называет новым признаком слабости России. Бывший генерал-командующий армией США в Европе генерал Бен Годжес согласился, что этот шаг является симптомом отчаяния Путина.

«Это напоминает Гитлера, который призвал ребят и стариков к Вермаху в последние дни Третьего рейха. Путин делает то, что делали нацисты», – добавил он в комментарии на твиттере.