Байден: Мы приглашаем 100 тыс. украинцев в США

257

Речь президента США Джо Байдена в штаб-квартире НАТО, Брюссель, Бельгия, 24 марта 2022 г.

Сегодня исполняется месяц с тех пор, как Россия начала бойню на Украине, жестокое вторжение в Украину. А на следующий день мы провели саммит НАТО. Моей сверхзадачей было достижение абсолютного единства по трем ключевым важным вопросам между нашими союзниками по НАТО и европейскими союзниками. Первая – поддержать Украину военной и гуманитарной помощью. Во-вторых – введение самого серьезного — самого серьезного — режима экономических санкций за всю историю, чтобы нанести вред экономике Путина и наказать его за его действия. Третья – укрепить восточный фланг наших союзников по НАТО, которые, очевидно, были очень, очень обеспокоены тем, что произойдет.

Мы выполнили все три из этих целей. Сегодня мы полны решимости поддерживать эти усилия и развивать их.

Соединенные Штаты обязались предоставить Украине военной техники на сумму более 2 миллиардов долларов с тех пор, как я стал президентом. Пока я говорю, наше оружие – авиационные и бронетанковые системы, боеприпасы рекой текут в Украину.

И сегодня я объявляю, что Соединенные Штаты готовы предоставить гуманитарную помощь на сумму более 1 миллиарда долларов, чтобы помочь миллионам украинцев, пострадавших от войны в Украине.

Многие украинские беженцы захотят остаться в Европе, поближе к своим домам. Но мы также приглашаем 100 000 украинцев в Соединенные Штаты, уделяя особое внимание воссоединению семей.

И мы инвестируем 320 миллионов долларов в укрепление демократической устойчивости и защиту прав человека в Украине и соседних странах.

Мы также координируем свои действия с «Большой Семеркой» и Европейским союзом по вопросам продовольственной, а также энергетической безопасности, и завтра я расскажу об этом подробнее.

Мы также объявляем о новых санкциях в отношении более 400 физических и юридических лиц, в соответствии с Европейским Союзом: более 300 депутатов Думы, олигархов и российских оборонных компаний, которые подпитывают российскую военную машину.

В дополнение к 100 000 военнослужащих США, дислоцированных в настоящее время в Европе для защиты территории НАТО, НАТО создал, как вы уже знаете, четыре новые боевые группы в Румынии, Венгрии, Болгарии и Словакии для усиления восточного фронта.

Путин делал ставку на раскол НАТО. В моем раннем разговоре с ним в декабре и начале января мне стало ясно, что он не думает, что мы сможем поддерживать эту сплоченность.

НАТО никогда, никогда не было более сплоченным, чем сегодня. Путин получает прямо противоположное тому, что он намеревался получить в результате прихода в Украину. Такое же единство мы построили с Евросоюзом и с ведущими демократиями “Большой Семерки”.

Так что я хочу поблагодарить вас, и теперь я буду рад ответить на ваши вопросы. Поскольку там так много людей, я собираюсь… мне дали список. Как насчет Криса из Ассошиэйтед Пресс?

Крис из Associated Press, первый вопрос:

Здравствуйте. Спасибо, господин президент. Итак, вы предупредили о реальной угрозе применения химического оружия. Собрали ли вы конкретные разведывательные данные, свидетельствующие о том, что президент Путин развертывает это оружие, перемещает его на позиции или рассматривает возможность его применения? И ответят ли США или НАТО военными действиями, если он применит химическое оружие?

Байден:

Знаете, на первый вопрос я не могу ответить. Я не собираюсь давать вам разведданные сегодня, это во-первых. Во-вторых, мы ответим, если он его будет использовать. Характер ответа будет зависеть от характера использования.

Джош, Bloomberg:

Спасибо. Не могли бы вы поговорить с нами о двух вещах, сэр? Во-первых, после вашего разговора с президентом Китая Си Цзиньпином, видели ли вы какие-либо признаки действий или бездействия со стороны Китая, которые заставили вас поверить в то, что он вмешается и поможет России либо с продажей оружия, либо с поставками продуктов, чтобы поддержать эту войну в Украине? И, во-вторых, можете ли вы сказать, заходили ли разговоры на тему нехватки продовольствия, и что США предпримут для решения проблемы нехватки пшеницы в результате этой войны в частности? Спасибо.

Байден:

По первому вопросу, касающемуся Председателя КНР Си Цзиньпина. У меня был очень прямой разговор с Си. Сейчас я думаю, он был шесть – семь дней назад.

И я ясно дал ему понять — я не угрожал, но я ясно дал ему понять, чтобы он убедился, что понимает последствия своей помощи России, как об этом сообщалось и как ожидалось.

Я не угрожал, а указал на то, что ряд американских и иностранных корпораций покинули Россию вследствие ее варварского поведения.

И я указал, что знаю, насколько он — потому что в прошлом у нас были долгие дискуссии о его заинтересованности в том, чтобы убедиться, что у него есть экономические отношения и экономический рост с Европой и Соединенными Штатами — и указал, что он подвергнет себя серьезной опасности и тех — в тех целях, если, собственно, будет двигаться вперед.

Я не буду комментировать какие-либо подробности о том, что мы знаем или не знаем в результате этого разговора. Но завтра — завтра или в следующий понедельник Урсула проводит конференцию с Китаем?

У нас были переговоры— потому что я думаю, что Китай понимает, что его экономическое будущее гораздо более тесно связано с Западом, чем с Россией. И поэтому я — я надеюсь, что он — он не будет вовлечен.

Мы также обсуждали сегодня, что нам необходимо создать, НАТО и ЕС необходимо создать систему, посредством которой у нас будет организация, отслеживающая, кто нарушил какие-либо из этих санкций, а также где, когда и как они нарушаются. И это то, что мы собираемся поставить на рельсы. Это еще не сделано.

Итак, что касается Председателя КНР, мне больше нечего сообщить.

Что касается нехватки продовольствия, да, мы говорили о нехватке продовольствия. И она будет реальной. Цена этих санкций возложена не только на Россию, но и на огромное количество стран, включая страны Европы и нашу страну.

И поскольку и Россия, и Украина были житницами Европы, например, по пшенице — просто приведу один пример.

Но у нас была долгая дискуссия в G7 с — как с Соединенными Штатами, которые являются третьим по величине производителем пшеницы в мире, так и с Канадой, которая также является крупным производителем. И мы оба говорили о том, как мы могли бы увеличить и быстрее удовлетворить огромную нехватку продовольствия.

И в дополнение к этому мы говорили о том, чтобы призвать все европейские страны и всех остальных отменить торговые ограничения на отправку продуктов питания за границу. Итак, мы находимся в процессе разработки с нашими европейскими друзьями того, что это будет — что потребуется, чтобы помочь смягчить опасения, связанные с нехваткой продовольствия.

Мы также говорили о значительных, крупных инвестициях США, среди прочего, с точки зрения удовлетворения потребности в гуманитарной помощи, включая продовольствие, по мере нашего продвижения вперед.

Тарини, The Wall Street Journal:

Господин Президент, на Ваш взгляд, нужно ли президенту Зеленскому уступать какие-либо украинские территории, чтобы добиться прекращения огня с Россией? Или это полностью исключено? И еще – вы тоже считаете, что Россию надо убрать из G20?

Байден:

По последнему пункту мой ответ – да. Это зависит от G20. Я поднял этот вопрос сегодня. И я поднял вопрос о возможности, если это нельзя будет сделать – если Индонезия и другие страны не согласны, то мы должны, на мой взгляд, попросить, чтобы Украина могла присутствовать на встречах G20 и быть наблюдателем на наших заседаниях.

Каким был первый вопрос?

Тарини, The Wall Street Journal:

Считаете ли Вы, что Украине нужно прекратить огонь — отдать любую территорию, чтобы добиться прекращения огня.

Байден:

Это полностью зависит от решения Украины. Мы ничего не можем решать об Украине без Украины. Я не верю, что им придется это делать. Но это их решение. Существуют переговоры, то есть обсуждения, я бы сказал, состоялись, в которых я не участвовал, в том числе и украинские. И это их решение.

Сесилия, ABC:

Сэр, в этом конфликте вы ясно дали понять, что не хотите Третьей мировой войны. Но возможно ли, что, высказав это так рано, вы поторопились исключить прямое военное вмешательство в эту войну? Мог ли Путин осмелеть, зная, что вы не собираетесь напрямую ввязываться в этот конфликт?

Байден: Нет и нет.

Сесилия, ABC: Вы не верите этому?

И для уточнения по химическому оружию: если бы химическое оружие было применено в Украине, это вызвало бы военный ответ со стороны НАТО?

Байден:

Однозначно, это вызовет ответную реакцию НАТО. В таком случае, нами будет принято соответствующее решение.

Сесилия, ABC:

И мой последний вопрос, поскольку завтра вы направляетесь в Польшу, думаете ли вы, что если вы лично увидите последствия этой войны для миллионов украинцев, бежавших из своей страны, это может изменить вашу реакцию?

Байден:

Я так не думаю, потому что я был во многих, многих зонах боевых действий. Я был в лагерях беженцев. Я был в зонах боевых действий в последние 15 лет. И это просто разрушительно. И на что больше всего смотришь, так это на этих маленьких детей, на детей без родителей, которые находятся в тех лагерях… Вы видите женщин и мужей, мужчин и женщин, которые полностью потеряны и не имеют никакого понимания что происходит. У них пустой взгляд на лицах, это абсолютное чувство: «Боже мой, где я? Что со мной будет?»

Таким образом, то, что это [поездка в Польшу – Slavic Sacramento] сделает, это укрепит мою приверженность тому, чтобы Соединенные Штаты убедились, что мы являемся важной частью решения проблемы переселения всех этих людей, а также гуманитарной помощи, необходимой как внутри Украины, так и за ее пределами.

Например, это не только ответственность Польши, Румынии или Германии, которые должны нести ее самостоятельно. Это международная ответственность. И Соединенные Штаты как один из лидеров международного сообщества – обязаны участвовать, быть вовлеченными и делать все возможное, чтобы облегчить страдания и боль невинных женщин, детей и мужчин по всей Украине, и помочь тем, кто пересек границу.

Я планирую увидеть этих людей, и я надеюсь, что смогу увидеть — я думаю, я не должен говорить, где я планирую находится, не так ли? Но в любом случае, я надеюсь, что увижу много людей.

Маркус, Der Spiegel:

Спасибо, господин президент. В 2024 году предстоят президентские выборы. И, как вы знаете, об этом…

Байден:

Вы шутите.

Маркус, Der Spiegel:

В Европе широко распространены опасения, что фигура, подобная вашему предшественнику, может быть, даже сам ваш предшественник, может быть снова избрана президентом. Итак, есть ли какие-то шаги, что вы пытаетесь сделать, и НАТО пытается сделать здесь, пытается сделать здесь в эти дни, что повлияет на то, что случится через два года? Спасибо.

Байден:

Нет, я — я не так об этом думаю. Я занимаюсь внешней политикой дольше, чем кто-либо, кто сейчас вовлечен в этот процесс. Я не беспокоюсь о влиянии…

Я взял на себя обязательство, когда я выдвигался в этот раз, я не собирался предлагать свою кандидатуру снова. И я говорю это искренне. У меня не было намерения снова баллотироваться в президенты, и — пока я не увидел этих людей, выходящих с полей в Вирджинии с факелами и неся нацистские знамена и буквально распевающих ту же мерзкую рифму, которую они использовали в Германии в начале 20-х — или 30-х годов…

В тот же месяце, джентльмена, которого вы упомянули, спросили, что он думает, когда была убита молодая женщина, протестующая. Он сказал, что с обеих сторон есть очень хорошие люди. И тогда я решил, что больше не буду молчать.

И когда я баллотировался на этот раз — и я думаю, что американская пресса, смотрят ли они на меня благосклонно или неблагосклонно, признает это — я принял решение: ничто не стоит, никакие выборы, не стоят того, чтобы я не делал именно то, что я считаю правильным. Это не шутка. Я слишком много повидал, чтобы шутить над этим дальше.

Так что до выборов нам далеко, до выборов далеко. Я сосредоточен на любых выборах, чтобы убедиться, что мы сохраним Палату представителей и Сенат Соединенных Штатов, чтобы у меня была возможность продолжать делать то, что я смог сделать с точки зрения роста экономики и вести рациональную политику с американской внешней политикой и вести мир — быть лидером свободного мира.

Так что это не нелогичный вопрос для кого-то. Я говорю своим дома: представьте, если бы мы сидели и смотрели, как взламывают двери Бундестага, убивают полицейских и врываются сотни людей, или представьте, если бы мы видели, как это происходит в Британском парламенте или где-то еще. Как бы мы себя чувствовали?

И одна из вещей, в которой я нахожу некоторое утешение, заключается в следующем: я не думаю, что вы найдете хоть одного европейского лидера, который считает, что я не гожусь для этой работы. И я говорю это искренне. Это не как “Вау…”. Это что-то..

Дело в том, что когда происходила первая встреча G7, на которой я присутствовал, как и сегодняшняя, проходила в Великобритании. Я сел и сказал: «Америка вернулась». И один из моих коллег, глава государства сказал: «Надолго ли?» “Как долго?”

Поэтому я не виню, я не критикую никого за то, что он задает этот вопрос. Но на следующих выборах мне бы очень повезло, если бы против меня баллотировался тот же самый человек.

Всем большое спасибо!

Кристина, CBS, последний вопрос:

Сэр, сдерживание не сработало. Что заставляет вас думать, что Владимир Путин изменит курс в зависимости от действий, которые вы предприняли сегодня?

Байден:

Давайте проясним: вы помните, если вы освещали мои выступления с самого начала, я не говорил, что на самом деле санкции его удержат. Санкции никогда не останавливают. Вы продолжаете говорить об этом.

Санкции никогда не останавливают. Сохранение санкций — это сохранение санкций, усиление боли и демонстрация — почему я попросил об этом на встрече НАТО сегодня — это уверенность в том, что через месяц мы выдержим то, что делаем, а не только в следующем месяце, в последующем месяце, но на оставшуюся часть всего этого года. Вот, что его остановит.

Кристина, CBS:

Считаете ли вы, что сегодняшние действия повлияют на изменение курса России в Украине?

Байден:

Это не то, что я сказал. Вы играете со мной.

Я знаю. Ответ – нет.

Я думаю, что происходит то, что мы должны продемонстрировать – цель – самая важная вещь для нас состоит в том, чтобы оставаться едиными, и мир продолжает сосредотачиваться на том, какой жестокий этот человек, и на жизнях всех невинных людей, которые были потеряны и разрушены, и на том, что происходит. Это важно.

Но смотрите, если вы Путин и думаете, что Европа рухнет через месяц или шесть недель, или два месяца – почему бы и нет? Они могут потерпеть что угодно еще месяц.

Но мы должны продемонстрировать — это причина, по которой я попросил о встрече, — мы должны оставаться совершенно, полностью, основательно едиными.

Спасибо!