Связаны ли между собой облегченный доступ к оружию и рост домашнего насилия?

4,5 миллионам женщинам в США угрожали оружием их сожители. По данным Юридического центра Гиффордс, 1 миллион человек был застрелен во время домашней ссоры, и ежегодно по меньшей мере 600 женщин оказываются застреленными во время домашнего спора. Дети часто становятся жертвами семейных конфликтов, связанных с применением огнестрельного оружия, и все чаще становятся виновниками таких преступлений.

По данным Brady: United to End Gun Violence, продажи оружия и насилие в семье увеличились более чем на 20% во время пандемии Covid.

На еженедельном брифинге EMS спикеры Полетта Перес, член правления «Голоса против насилия» (Pauletta Perez, Board Member Voices Against Violence), Лора Кутиллета, управляющий директор Юридического центра Гиффордс (Laura Cutilleta, Managing Director, Giffords Law Center), Тиффани Гарнер, государственный менеджер Инициативы по борьбе с насилием в обществе, Юридический центр Гиффордс (Tiffany Garner, Community Violence Initiatives State Manager, Giffords Law Center), Шиха Гамильтон, национальный директор по пропаганде и мобилизации в Brady: United to Еnd Gun Violence (Shikha Hamilton, National Director of Advocacy and Mobilization at Brady: United to End Gun Violence) обсудили рост использования оружия в домашних спорах; наличие адекватных ресурсов правоохранительных органов, доступных женщинам, сталкивающимся с насилием с применением огнестрельного оружия; почему федеральные меры по контролю за огнестрельным оружием на сегодняшний день в значительной степени неэффективны; меры штата по ограничению доступа к оружию и что может быть на повестке дня в Конгрессе.

Полетта Перес сама была жертвой домашнего насилия, в январе 2010 года в нее 4 раза выстрелил ее муж, она рассказала свою душераздирающую историю. Она до сих пор не может спокойно вспоминать то кошмар, произошедший почти 11 лет назад. По ее словам, она сворачивала полотенца после стирки, никакой ссоры не предшествовало стрельбе. Муж спросил ее, почему она о нем говорит, хотя Полетта ни с кем в тот момент не разговаривала. Вспоминая эти события, Полетта не может назвать, что именно послужило тригером стрельбы.

Самa Полетта всегда была против того, чтобы иметь оружие дома. Она узнала, что у мужа есть оружие, когда полиция как-то остановила машину, обыскала ее и нашла оружие, которое было конфисковано. 

Оружие, которым муж Полетты стрелял в нее, принадлежало ее отцу. Ранее ее отец попросил ее мужа передать его полицию, т.к. он уже не мог им пользоваться из-за перенесенного инсульта. К настоящему времени муж Полетты покончил самоубийством, до этого они прошли через множество судебных разбирательств. 

Восстановление после происшествия и проведенных операций заняло примерно 6-7 лет. Сейчас из-за пулевых ранений она не слышит на правое ухо; она смогла научиться нормально говорить, формулировать предложения. Некоторые фрагменты пуль до сих пор находятся в ее голове, т.к. не могут быть удалены. Каждые 3-6 месяцев Полетта проходит обследование, чтобы убедиться, что фрагменты не сдвинулись и не угрожают жизни. 

Также Полетта обратила внимание, что до замужества ее будущий муж никогда не проявлял агрессию и насилие по отношению к ней, но после того, как они поженились, она испытала и физическое, и психологическое, и финансовое насилие.

Говоря о домашнем насилии, Полетта Перес отметила, что тогда она не осознавала, что то, что с ней происходит, является домашним насилием. Отчасти, это связано с воспитанием, считает Полетта. Ее учили давать сдачи, если кто-то ее бьет, но не говорили, что это неправильно, что когда кто-то бьет. Пройдя через домашнее насилие, Полета решила поменять что-нибудь, чтобы ни у кого не было ничего подобного. В результате, она решила стать адвокатом: прошла тренинг и начала свою правозащитную работу и сейчас помогает множеству людей.

Основываясь на своем опыте Полетта рекомендует всем женщинам в первую очередь выяснить, есть ли в доме какое-либо оружие. Второе – если в доме есть оружие, выяснить, является ли оно законным. 

Тиффани Гарнер в прошлом работала терапевтом по домашнему насилию и отметила, что знает множество случаев, когда оружие при домашнем насилии усугубляло ситуацию. Также она пояснила, что домашнее насилие может возникнуть в любых отношениях, не только после свадьбы, и жертвой может быть любой человек. Но жертвами домашнего насилия с применением оружия чаще всего становятся женщины – в 77% случаев домашнего насилия с применением оружия женщина оказывается убитой, в 98% из этих случаев мужчина убивает женщину. Хотя, по ее словам, нередки случаи, когда женщины стреляют в своих партнеров/мужей. 

Также Тиффани Гарнер подчеркнула, что в масштабах страны очень незначительное количество случаев домашнего насилия идет в суд, одна из причин этого – жертвы не обращаются за защитными ордерами и не знают других легальных способов защитить себя. Кроме того, зачастую очень непросто доказать происходящее домашние насилие, особенно если речь идет об эмоциональном/психологическом насилии. 

С точки зрения закона, как заявила Лора Кутиллета, есть 2 направления, по которым они работают: запрещено приобретать/иметь оружие лицам, осужденным за незначительное правонарушение, связанное с домашним насилием. Это федеральный закон и он работает, если происходит проверка бэкграунда, что не делается, если оружие приобретается, например, через интернет. Другой минус закона – он работает только отношении мужей, настоящих или бывших, родителей, попечителей, но не в отношении женихов, бойфрендов. Но, по словам Лоры, во многих штатах приняты местные законы, чтобы урегулировать этот вопрос. Другая проблема – запретительный судебный ордер, часто его выдают в срочном порядке и правонарушитель не проинформирован о нем. Это время является наиболее опасным для жертвы.

Законы, которые запрещают иметь оружие лицам, на кого выписан запретительные ордер, очень действены, в штатн, где они приняты на 13% сократилось количество случаев домашнего насте с применением оружия.

Лора особо выделила связь здоровья детей и домашнего насилия, которое они наблюдают в семье: у таких детей возникают психические социальные, эмоциональные травмы, которые в последствии сказываются на их развитии. И есть риск, что они будут прибегать к насилию в своих семьях.

Самой наиболее часто страдающей от домашнего категорией насилия являются чернокожие американки – по статистике, их убивают в 2 раза чаще, чем белых женщин. 

По словам Шихи Гамильтон, присутствие оружия при домашнем насилии увеличивает риск совершения убийства на 500%. Она рассказала о ситуации с оружием в Калифорнии, в которой сейчас самые строгие законы, связанные с оружием, в стране. A ведь еще в 80-х и начале 90-х коэффициент смертности от огнестрельного оружия был самым высоким в США. Но с введением строгих законов этот коэффициент сократился на 59% за период с 1993 по 2019 гг. и остается существенно низким по сравнению со всей Америкой.

Поэтому Шиха Гамильтон убеждена, что строгие законы об оружии работают. 

Другой важное заявление, которе сделала Шиха Гамильтон – 54% массовой стрельбы связаны с домашним насилием.
По данным Шихи, в настоящее время у американцев на руках находится 393 миллионов единиц оружия; 4,6 миллионов детей живут в домах, где есть оружие; 75% стрельбы в школах обусловлены легким доступом детей к оружию; за период пандемии на 31% выросла смертность из-за огнестрельного среди детей, которые остались без присмотра и случайно выстрелили. 

Елена Кузнецова, SlavicSac.com