Дональд Трамп поделился с журналистами содержанием своих бесед с Зеленским

На прошлой неделе президент США Дональд Трамп ответил на вопросы корреспондетов об украинском скандале в Овальном офисе. Мероприятие состоялось по случаю Национального дня религиозной свободы. Публикуем полную расшифровку разговора президента с участниками встречи на русском языке.

ПРЕЗИДЕНТ: Что ж, большое спасибо. Сегодня произошло несколько интересных событий. Сенат принял USMCA. Это один из крупнейших торговых договоров в истории.

А вчера, как вы знаете, был подписан торговый договор с Китаем, и это нечто экстраординарное. Он будет иметь огромные последствия для наших долгосрочных отношений с Китаем, для наших фермеров, промышленников и банкиров, для всех. Это рабочие места. Это невиданное количество рабочих мест, и это будет чем-то особенным. И мы гордимся тем, что USMCA был принят с большим перевесом голосов.

Итак, мы заключили две крупнейших торговых сделки. Это самые большие торговые сделки, которые когда-либо заключались в мире. И мы рады тому, что смогли заключить их за короткий промежуток времени.

ВОПРОС: Мистер президент, каков ваш ответ Льву Парнасу, который утверждает, что ваши действия в Украине были целиком ради 2020 года — что вы просто хотели устранить Джо Байдена? Что вы ответите на это?

ПРЕЗИДЕНТ: Ну, я его не знаю. Я не знаю Парнаса, кроме, наверное, фотографий, которые я делаю с тысячами людей, включая тех людей сегодня, которых я только что встретил в первый раз. Я совсем его не знаю. Не знаю, кто он такой. Не знаю, откуда он взялся. Ничего о нем не знаю.

Могу только сказать вам: это большой обман. Это большой обман. Мы называем это — это текущий обман. Мы прошли через «охоту на ведьм» с русскими. Мы прошли через множество обманов — наверное, еще до того, как я спустился по эскалатору, но определенно с тех пор. Посмотрите, что произошло.

ВОПРОС: Но он говорит, что…

ПРЕЗИДЕНТ: А тем временем наша страна…

ВОПРОС: Он говорит, что вы знаете, что вы…

ПРЕЗИДЕНТ: Неважно, что он говорит. Он, скорее всего, пытается заключить для себя выгодную сделку.

ВОПРОС: Но он говорит, что вы знали, что Джулиани делал в Украине, что вы знали, что он делал…

ПРЕЗИДЕНТ: Я даже не знаю, кто он такой, кроме того, наверное, что он посещал сборы средств, так что я сфотографировался с ним. Я в зале, я фотографируюсь с людьми. Я постоянно фотографируюсь с тысячами и тысячами людей — тысячами — в течение года. И часто, когда я фотографируюсь с кем-то, я говорю: интересно, в какой газете это напечатают.

Нет, я его не знаю. Может быть он достойный человек, может быть нет. Я ничего о нем не знаю. Но могу сказать вам вот что…

ВОПРОС: Он описал ситуацию, которая была больше чем просто фотографии, мистер президент. Он говорит, что…

ПРЕЗИДЕНТ: Я его не знаю. Не думаю, что я с ним когда-либо разговаривал.

ВОПРОС: Он был с Джулиани, когда вы разговаривали с Джулиани по телефону. И он сказал, что была…

ПРЕЗИДЕНТ: Не думаю, что я с ним когда-либо разговаривал. Я встречаюсь с тысячами людей…

ВОПРОС: …что была кампания давления на президента Украины.

ПРЕЗИДЕНТ: Как президент я встречаюсь с тысячами людей. Я позирую для тысяч фотографий. И я делаю это открыто и с радостью. И если на фотографии я стою с кем-то на сборе средств — как, по-моему, я видел снимок с этим… этим человеком. Но я не знаю его. Я не помню, чтобы когда-либо разговаривал с ним.

Определенно…

ВОПРОС: И когда он сказал, что Малвейни знал об этом…

ПРЕЗИДЕНТ: Скажу вам вот что: взгляните на результаты опросов.

ВОПРОС: …что Болтон знал об этом…

ПРЕЗИДЕНТ: Тише. Просто взгляните на картину. Просто взгляните на опросы. Я не нуждаюсь ни в чьей помощи. Дела у нас идут феноменально. Подобной экономики история еще не видела. Мы только что заключили две лучших торговых сделки в истории нашей страны. У нас все хорошо.

Мне не нужна помощь человека, которого я раньше никогда не встречал, кроме, может быть, фотографии на сборе средств или где-то еще.

ВОПРОС: Он утверждает, что все это было только для устранения Джо Байдена.

ПРЕЗИДЕНТ: И — продолжайте.

ВОПРОС: Вы все-таки едете в Давос? И если едете, то какое впечатление вы хотите создать, будучи…

ПРЕЗИДЕНТ: Я скорее всего поеду в Давос. Я получил приглашение. У нас есть невероятные мировые лидеры, и у нас есть отличные бизнес-лидеры. И мы хотим, чтобы все эти бизнес-лидеры приезжали в Соединенные Штаты. Некоторые из этих компаний покинули Соединенные Штаты, потому что им было отвратительно происходящее. А теперь они все возвращаются.

Мы испытываем подъем. Наша страна лучше всех в целом мире. Ничего подобного ей нет. Все до единого мировые лидеры видят меня и говорят: «Что вы сделали? Это самое невероятное из того, что мы когда-либо видели».

Я так понимаю, фондовый рынок сегодня превысил 29 000. Когда я пришел, он составлял лишь долю этого. И эта цифра, откровенно говоря, уменьшилась бы вдвое, если бы победил другой кандидат или другая партия. Эта цифра уменьшилась бы вдвое.

У нас все замечательно. И я хочу большего. У экономики нашей страны есть огромный потенциал для роста. У нас есть невероятно мощный потенциал для роста.

Так что я собираюсь поехать в Давос. Я буду встречаться с крупнейшими бизнес-лидерами мира и убеждать их приехать сюда. Также я буду встречаться с зарубежными лидерами. Хорошо?

ВОПРОС: Мистер президент, сегодня вы говорили о молитве и вере. Что вы хотите сказать миллионам католиков в Соединенных Штатах? Почему им, католикам, следует проголосовать за вас на грядущих выборах?

ПРЕЗИДЕНТ: У меня отличные отношения с католиками. Я так много сделал для католиков. Посмотрите на вопрос абортов. Посмотрите на остальные проблемы — у нас есть Мехико. Мои отношения с католиками и Католической церковью очень, очень хорошие, как вы отлично знаете.

Джефф, говорите.

ВОПРОС: Мистер президент, Руди Джулиани написал Зеленскому письмо с просьбой о личной встрече, и сказал, что выступает в роли частного советника президента Дональда Дж. Трампа — это происходило до инаугурации. Вы поручили ему написать это письмо? И о чем, по вашему мнению, должна была быть эта встреча?

ПРЕЗИДЕНТ: Я ничего не знаю об этом письме. Но Руди, определенно, один из великих борцов с преступностью в истории этой страны. Он, вероятно, лучший за последние 50 лет. Также он был величайшим мэром в истории Нью-Йорка.

К примеру, его поддержка Блумберга — благодаря ему Блумберг был избран. Он даже не стал бы мэром. Но Руди был величайшим борцом с преступностью. И, откровенно говоря, иметь его на своей стороне было и остается большой честью для меня.

Руди Джулиани на протяжении долгого времени делал феноменальную работу по борьбе с преступностью. И, откровенно говоря, он весьма легитимный человек, очень законопослушный. Я не знаю насчет этого конкретного письма, но если он написал письмо, ничего особенного в этом нет. Для Руди было очень важно, чтобы я был хорошим президентом, и я ничего не имею против. Это было очень важно для многих людей, потому что наша страна катилась в Ад, а теперь наша страна находится на пути, которого мы не видели многие десятилетия. Мы никогда еще не были так успешны.

Говорите.

ВОПРОС: Что было…

ПРЕЗИДЕНТ: Нет, нет. Не вы. Говорите.

ВОПРОС: Суд начинается на следующей неделе. Как вы считаете, сколько он продлится, и каких свидетелей вы…

ПРЕЗИДЕНТ: Я думаю, он пройдет очень быстро. Это обман. Это обман. Все это знают. Это…

ВОПРОС: А свидетели? Что с ними?

ПРЕЗИДЕНТ: Это полный обман — вся история с Украиной. Итак, есть отлично прошедший телефонный разговор. На самом деле было два разговора. Вы не сообщаете об этом в прессе. Было два разговора. Они оба прошли отлично. Наверное, это были одни из самых замечательных разговоров, которые я вел с зарубежными лидерами.

Итак, есть отлично прошедшие разговоры, и сегодня все это признают. До того, как они об этом узнали — потому что, к счастью, эти разговоры были стенографированы — вы заставляли других людей говорить о них ужасные вещи. У вас был фальшивый разоблачитель, который написал отчет, который не имел никакого отношения к тому, что было сказано. Все было ложью.

Теперь у вас есть президент Украины и министр иностранных дел Украины, которые говорят, что не было ничего предосудительного. Фактически они сказали, что абсолютно никакого давления не было. Все было отлично. И они начали импичмент. Это полностью партийная политика. У нас было 195 против 0 голосов республиканцев. Кажется, даже один из демократов перешел на сторону республиканцев. У нас было 195 против 0 голосов.

Это обман. Это притворство. Вчера я заключил крупнейшую торговую сделку в истории нашей страны — и, возможно, что-то еще, если подумать: договор с Китаем. Но в прессе эта новость оказалась на втором месте после полного обмана.

Сегодня мы приняли USMCA. Этот договор займет место NAFTA, который был ужасной сделкой. И новости об USMCA скорее всего окажутся на втором месте после этой охоты на ведьм, которая, как, надеюсь, все знают, никуда не приведет. Ничего предосудительного не было. Это был отлично прошедший телефонный разговор. Подумайте сами: президент Соединенных штатов, под чьим руководством произошел величайший подъем — величайший экономический подъем среди всех стран мира произошел в Соединенных Штатах. Мы в гораздо лучшем состоянии, чем любая другая страна.

Наша статистика безработицы лучшая за более чем 50 лет. Безработица среди афроамериканцев, азиатских американцев, латиноамериканцев самая низкая за всю историю нашей страны. А мне приходится проходить через обман, организованный демократами в попытке выиграть выборы — которые, будем надеяться, они не выиграют.

Это было затеяно для победы на выборах. Наша страна замечательно себя чувствует. Наша страна никогда не чувствовала себя лучше. И они поняли, что единственное, что они могут сделать — они подвели меня с отчетом Мюллера; это была бомба. Через два с половиной года они потерпели неудачу. Тогда они сказали: «Что еще мы можем сделать?» И они выбрали телефонный разговор, который прошел идеально. Но они об этом не знали. Они узнали только потом. Они выдумали телефонный разговор.

То, что они совершили — посмотрите, что они совершили, — есть коррумпированный человек — коррумпированный политик по имени Адам Шифф, и он выдумал телефонный разговор. Он вышел — вы об этом услышите, когда вырастете. (Смех). Он вышел и рассказал такие вещи как: «Он сказал “quid pro quo” восемь раз». Этого не было сказано ни разу. Он сказал: «Не звоните мне, я позвоню вам». Это разговор в стиле мафии, я никогда такого не говорил.

К счастью, я опубликовал стенограмму разговора. Стенограмма была абсолютно точной. И теперь все согласны с этим, потому что она прошла многих специалистов, которые говорили: «Можете добавить сюда одно слово?» Наш подполковник сказал: «Думаю, они должны добавить…» — и они добавили это слово. Все согласны, что стенограмма является идеально точной, perfecto, сделанной абсолютными профессионалами, верно?

Но я опубликовал ее уже после того, как они совершили эти мошеннические действия. И за это получил импичмент.

У нас самая сильная экономика за историю нашей страны. У нас наибольшее количество рабочих мест. Сегодня, как только что было объявлено, в Соединенных Штатах работает больше людей, чем когда-либо в истории нашей страны — почти 160 миллионов человек. Мы делаем невероятную работу.

И абсолютно без причины я подвергся импичменту.

ВОПРОС: Мистер президент, во время того разговора вы сказали, что Мари Йованович «придется кое-что пройти». Не могли бы вы прокомментировать это?

ПРЕЗИДЕНТ: Это позор и это обман. Большое всем спасибо. Спасибо.