Как организовывался ленд-лиз для СССР?

В 1941 году президент США Франклин Рузвельт подписал закон о предоставлении воюющим против фашистской Германии странам военной, технической и финансовой помощи. Программа, по которой эта помощь должна была быть предоставлена, получила название Ленд-лиз. Уже с самого начала войны помощь начала поступать странам антигитлеровской коалиции. Американские грузы и военная техника в спешном порядке пошли истекающему кровью воюющему СССР. Десятки тысяч тонн продовольствия и медикаментов, тысячи самолетов, танков и другой военной техники были отправлены США в СССР. Была открыта трасса АЛСИБ, по которой самолеты летели из Аляски в Красноярск, а оттуда на поля боевых действий. Порт Сан-Франциско стал базой для отправки кораблей с грузами во Владивосток.

Транспорт, который принадлежал СССР, не подвергался нападению, поскольку между Японией и СССР  действовал тогда договор о ненападении. Поэтому суда, идущие под советским флагом, японцы вынуждены были пропускать.

Инженер Кайзер разработал новую технологию изготовления кораблей. По этой технологии на изготовление корабля уходило порядка десяти дней. Корабли этого типа назывались «Либерти». Один из них до сих пор стоит, как музейный экспонат, в Сан-Франциско.

Сталин был категорически против того, чтобы транспортировка самолетов или кораблей осуществлялась американцами. Поэтому на Аляску вылетали русские летчики, которые после кратковременного обучения пилотировали самолеты в Россию. Это явилось одной из причин того, что 143 самолета потерпели аварию при перелете. Экипажи моряков прибывали из России в американские порты, получали груженые корабли  «Либерти», переименовывали их в русские названия и под советскими флагами уходили в российские порты.

Наша организация, «Обьединенная Гуманитарная Миссия») готовя свои программы к  празднованию 70-летия Победы во Второй мировой войне странами антигитлеровской коалиции, занялась поиском участников программы Ленд-лиз. Дело это не простое, так как многие из них по возрасту или из-за болезней ушли в вечность. Собирая информацию об участии города Сан-Франциско в программе Ленд-лиз, я обнаружил российскую статью о транспортировке  грузов кораблями  типа «Либерти». В этой статье упоминался участник этой транспортировки иркутянин Василий Михайлович Черных. Так случилось, что к моему приятелю приехал по бизнесу его партнер из Иркутска Анатолий Салатов.

Анатолий выразил желание познакомиться с городом Сан-Франциско, и я провел его  по  историческим и памятным местам, включая Сити-Холл и приемную мэра. Анатолий рассказал мне, что в окрестностях Иркутска поисковая группа нашла три разбившихся в 1943 году американских самолета. Я попросил Анатолия связаться с этой поисковой группой и выяснить возможность высылки в адрес нашей организации фрагментов этих самолетов.

В нашей организации реализуется проект установки в Сан-Франциско доски в память о Ленд-лизе. При создании доски предполагается использовать фрагменты разбившихся американских самолетов  на территории России. Я также попросил Анатолия  попробовать отыскать в Иркутске Василия Черных. После возвращения в Иркутск  Анатолий выяснил, что Василий и его жена Вера живы, бодры и не по годам обладают чудесной памятью и молодецкой живостью. Их внучка Елена Плохотникова помогла организовать с ними по Скайпу телемост. Привожу ниже содержание проведенного с Василием Михайловичем Черных интервью.

Дорогой Василий Михайлович, я рад узнать, что Вы живы, здоровы и сохранили прекрасную память и бодрость духа. Разрешите представиться. Меня зовут Леонид Находкин. Я возглавляю некоммерческую организацию «Объединенная Гуманитарная Миссия», находящуюся в Сан-Франциско. Меня и моих коллег очень заинтересовали события семидесятилетней давности, а именно участие города Сан-Франциско в реализации программы Ленд-лиз – помощи, оказанной Соединенными Штатами СССР во время Второй мировой войны. Для нас Ваш рассказ о  непосредственном участии в реализации этой программы имеет необыкновенную ценность. Представьтесь, пожалуйста.

– Я – Черных, Василий Михайлович, 1926 года рождения, иркутянин. В апреле 1943 года по путевке городского комитета комсомола был направлен на работу во Владивосток. В армию меня не брали, так как мне в то время было 17 лет, и я еще не был призывного возраста.

Работая на корабле «Сталинград», я прибыл в Сан-Франциско. Корабль был предназначен прежде всего для ремонта. Между Вашингтоном и Москвой долго велись переговоры. Мы почти 8 месяцев стояли на рейде. В конце концов было принято решение о том, что корабль не подлежит ремонту, и нам выделили новое судно, а «Сталинград» был отправлен в металлолом.

Нам быстро изготовили новое судно типа «Либерти», и мы – экипаж численностью 18 человек – приняли его. У американцев штат кораблей типа «Либерти» составлял 60 человек, а мы своим малочисленным экипажем приняли судно, чтобы переправить его во Владивосток для дальнейшей эксплуатации.

Возвращаясь, мы в этом рейсе здорово пострадали. Мы попали в ураган между Сан-Франциско и Алеутскими островами. Нас шторм настолько потрепал, что все, что на палубе было принайтовано, водой было смыто, в том числе и боты, и спасательные плоты. Американские военные власти разрешили нам зайти в бухту Кавбей на Алеутах. Там кораблю произвели капитальный ремонт, и мы с половиной груза направились во Владивосток. Я плавал на разных судах: «Витебск», «Миклухо-Маклай», «Михаил Кутузов». Все эти корабли были типа «Либерти» и получены были в Сан-Франциско.

Вы принимали корабль непосредственно в Сан-Франциско или вблизи от него, в порту города Ричмонда, где шло интенсивное строительство кораблей этого типа?

– Нет, не в Ричмонде. Из Сан-Франциско нас в автобусе перевезли через мост на судоверфь. Как же она называлась? Но не Ричмонд.

Может, этот город назывался Окланд?

– Вот-вот – Окланд. Везли нас туда в автобусе. Мы еще удивлялись, что проезд через мост платный. День мне тот запомнился. Он был теплый и приятный. Мы там целый день  провели на судоверфи. Знакомились с оборудованием. Нам все это было знакомо. Участвовали в обеде. До вечера нам не давали разрешения зайти на судно. Потом, когда все-таки  краска начала сохнуть, нас допустили. Так что в Окланде мы приняли корабль, который временно назвали «Брянск».

Загрузка судов, которые направлялись во Владивосток, производилась непосредственно в Сан-Франциско?

– Конечно. Суда ходили регулярно в Сан-Франциско, чтобы доставлять во Владивосток генеральные грузы. Генеральный груз – это в основном продовольствие. А сверху еще дополняли транспортом или 40-тонными железнодорожными платформами. Основную роль по доставке продовольствия осуществлял корабль «Трансбалт». Он пришвартовывался на 9-м пирсе в Сан-Франциско. В конце концов его торпедировали.** Команда спаслась, так как это случилось недалеко от берегов Японии.

Скажите, пожалуйста, в военкомате  зафиксирована ваша деятельность?

– Нет, я попал на эту работу по другой линии. Дело в том, что за границу допускались люди «чистые». Я был откомандирован городским комитетом комсомола как еще невоеннообязанный.

Кем Вы числились на корабле?

– Я начинал кочегаром. Но уже после рейса в Америку я много чему научился и стал электромехаником.

Вас знакомили с городом Сан-Франциско?

– Нам не только его показывали. Мы и сами гуляли по городу.

Сохранились ли у Вас какие-нибудь фотографии того времени?

– Нет. Хотя заходил в такую будку, платил 20 или 25 центов, и в рамочке вылетала фотография, еще мокренькая.

Дорогой Василий Михайлович, мне бы очень хотелось, чтобы участники реализации программы Ленд-лиз были бы отмечены за свою небезопасную деятельность как российскими, так и американскими наградами. Тем более, что в 2015 году наши народы будут отмечать 70-летие Великой Победы во Второй мировой войне.

Спасибо Вам за Ваш интересный рассказ.

Леонид Находкин, журнал “Факт”, Сан-Франциско